Өмір жасы 63:
2-Қазан 1923
6-Қазан 1986

Соңғы жаңалықтар

[/aviable]
» » УБИЙСТВО ПЕРЕД ЗАКАТОМ

УБИЙСТВО ПЕРЕД ЗАКАТОМ

06 декабрь 2020, Воскресенье
352
0


ГЛАВА ПЕРВАЯ

    Странного вида человек пришел на прием к начальнику уголовного розыска. Был на нем старенький, гремящий брезентовый плащ, а сам человек был худ необычайно, с глубоко запавшими глазами на скорбном лице и рыжей бородкой. Один рукав плаща был пуст.
    Человек приоткрыл дверь и заглянул в кабинет. Глазки его настороженно обежали маленькую комнату, залитую светом от двух окон, выходящих на улицу. К самой стене был придвинут письменный стол, за которым углубленно работал майор Кузьменко, одетый в обычный штатский костюм.
    Майор не стал отрываться от бумаг, видимо, полагая, что вошел по своим делам кто-нибудь из сотрудников. Рыжебородый нерешительно кашлянул. Кузьменко вскинул глаза и увидел человека, стоящего у порога.
    — Товарищ начальник... Я к вам... Я...
    — Почему вы стоите у порога? Прошу садиться! — предложил ему стул Кузьменко. — Что у вас стряслось? Рассказывайте.
    Посетитель судорожно мял в руке старенькую кепку и не мог, казалось, выдавить больше ни слова. Глаза его наполнились слезами. Обветренные губы дрожали, и при каждом усилии заговорить в их уголках выступала пена. Человека трясло, словно эпилептика.
    — Я... я... товарищ начальник, к вам по делу, — выдавил он наконец и вытер кепкой рот. — Простите меня, это результат контузии. Война, сами понимаете, она не только убивает. У меня же, видите сами, какие последствия, — он тихо вздохнул. — Простите, товарищ начальник, когда очень волнуюсь, всегда так случается, — и он виновато посмотрел на Кузьменко.
    — Давайте знакомиться. Как вас зовут-величают? Петрушкин Андрей Алексеевич? Вот и хорошо. Человеку ваших лет следует избегать волнений, иначе и себя измучаете и делу не поможете.
    Налив в стакан воды, майор поставил его перед посетителем.
    — Слушаю вас, Андрей Алексеевич, рассказывайте.
    Трясущейся рукой Петрушкин поднес ко рту стакан, отпил и перевел дыхание.
    — Я специально к вам пришел, товарищ начальник... Я глубоко несчастлив. На старости лет такое испытание выпало. Жену ищу. Пропала куда-то, как в воду канула, можно сказать, прямо на глазах.
    — Жену, говорите? Как же и когда она пропала?
    Казалось, Петрушкин понял сомнения майора.
    — Господи! Да все меня сумасшедшим считают и никто не хочет верить! — с надрывом сказал он. — Может, от того, что калека... только, куда ни пойду, нигде выслушать как следует не желают. Я кровью плачу, а надо мной смеются...
    — О ком это вы говорите?
    — Да есть у вас, оказывается, в райотделе лейтенант, смуглый такой да глазастый. Если не ошибаюсь, Байкин ему фамилия. А может, и другой фамилией назвался.
    — Когда вы были в райотделе?
    — Часто бывать приходится. Вот и вчера был, — сказал Петрушкин, глубоко вздохнув, — народ сейчас трудный пошел, а человека смирного обидеть легко. Помощь ведь хлопот требует, — Петрушкин изменился в лице, — пусть я маленький человек, пусть беззащитен и слаб, но я все же гражданин. Или думают, один-де, как перст, и заступиться за него некому. Но я тоже живая душа, и мне больно терпеть обиды. Коли здесь не послушают, я дойду и до большого начальства. Не просто пойду, с жалобой. Зачем же меня так мучить? Почему к жалобам моим относятся равнодушно? И если бог поможет, то я найду справедливость!
    Разгневанный Петрушкин вскочил, прогремел своим жестяным плащом и снова сел, зажав его полы коленями. Казалось, сейчас начнется с человеком страшное, сильный приступ эпилепсии, но, к счастью, все обошлось.
    — Я еще не знаю в чем дело, Андрей Алексеевич, а жалоб выслушал достаточно. Пора и о деле говорить.
    Словно почувствовав недовольство Кузьменко, Петрушкин притих, начал всхлипывать, сетовать на судьбу, снова стал выглядеть пришибленным и жалким. Сразу понять его было трудно. Майор утешал его, успокаивал, совестил и даже прикрикивал, пока не узнал от него следующее.
    В сумерках одного из недавних вечеров пропала, как растаяла, жена Петрушкина. Поначалу он не придал ее отсутствию большого значения. Подумал, бродит где-нибудь у соседок, судачит с товарками. Но прошел еще день, и он стал беспокоиться: «Куда же могла уйти баба?» Стал ходить по соседям и спрашивать, но никто ничего не мог ему сказать. Он не на шутку встревожился. И тогда-то пошел в районное отделение милиции. Там его успокоили, сказав, что, может, она загостилась у кого-нибудь из знакомых. С этим он ушел. Прошло еще несколько дней. Вконец испуганный Петрушкин снова пришел в райотдел и попал к дежурному Байкину, скучавшему за столом. Обрадовавшись неожиданному развлечению, тот с интересом начал разговор:
    — Эй, что ты говоришь? Бабу потерял? Ох, ну и дела! И бабы стали пропадать. Повезло тебе, мужик. У меня вот никак не теряется. Подскажи, как это делается. Молодая хоть была? Пятьдесят! Брось болтать, у нас пятидесятилетние не сбегают от мужиков. Иди-ка ты домой, она уже и бутылочку приготовила, поди, ждет тебя, все очи выплакала по соколу такому.
    Не выдержав оскорблений, Петрушкин явился прямо к майору.
    Кузьменко хорошо знал, что в райотделах сейчас сравнительно спокойно. За последние дни в городе не произошло ничего из ряда вон выходящего. В отделах говорили, что апрель проходит хорошо. В докладе начальнику областного управления милиции полковнику Даирову Кузьменко особенно подчеркнул, что происшествий в городе не было. Будто сглазил. Произошло чрезвычайное — пропал взрослый человек.
    Так же, как индивидуальна судьба человека, так отлична от других и судьба каждой семьи. В семье, казалось бы, дружной и сплоченной нет-нет да и вспыхнет ссора, холодом пройдет размолвка, больно сожмет сердце обида, и выльется в крике страдание. Тогда становятся холодными самые теплые дома, пустеют самые уютные квартиры и становятся чужими самые родные лица. Тяжело, но так еще бывает. Случается, что близкие когда-то люди не могут сломать эту ледяную стену отчуждения, смотрят друг на друга через мутную завесу обид и начинают таить зло и неприязнь. Проходит время — неделя, месяц, год, а может, и больше — пропадает острота обиды, и люди ищут былой близости, мирятся. Все это делается без помощи милиции. Но внезапное и загадочное исчезновение жены Петрушкина совсем не похоже на эти случаи.
    Кузьменко задумался. Увидев, что лицо майора потеплело, Петрушкин приободрился и пустился в откровения:
    — Без женщины дом пуст. Как она встречала меня, бывало! Придешь домой усталый, измотанный, а она выйдет навстречу, как дитя малое радуется. И усталость проходит сама собой. Недостатки мои скрывает перед людьми, а хорошее до небес возносит, гордится. По ее словам, выходил я, калека, лучше всех здоровых и красивых мужиков. И за что бог тебя у меня отнял, Матрена Онуфриевна? Кому я нужен теперь? Или делить теперь дни свои с цепным кобелем? О господи! И ребеночка-то не оставила мне в утешение, — Петрушкин, отвернувшись, смахнул слезу.
    В комнате на мгновение воцарилась тишина. Молча слушает Кузьменко. Уклонившись от его внимательного взгляда, Петрушкин сказал:
    — Верю, что не откажете в помощи, поэтому и пришел. Прошу вас, не оставьте без внимания мои слова, очень прошу.
    По роду своей работы майору Кузьменко нередко приходилось встречать людей, далеких от честного труда, ходивших рядом с преступлением. У каждого из них была в жизни своя кривая дорожка, которая рано или поздно приводила к омуту. А куда дальше? Одни проходят по жизни с гордо поднятой головой, а другие пугливо жмутся в пахнущую плесенью тьму. Есть люди, живущие слухами, неважно какими, были бы слухи. Хоть о спичках, хоть о войне, хоть о соседе... Если нет слухов, он сам выдумает небылицу, хотя бы и о собственной жене. Сплетня пачкает, она зловонна. А если такого разоблачить, то он начинает гулко стучать кулаками в грудь: «Да я! Я, знаешь, какой честный! Во!» Иной же видит весь смысл своего существования в собственном домике, в тихом тараканьем углу, где он будет просиживать жизнь, жуя сладкий пряник. Не дай бог, ворвется в эту глухоту звонкий ребячий смех. Чужды им детские голоса. С большим удивлением глядят они на звонкий, большой, говорливый мир и качают замшелыми головами: «И как не сойдет с ума сосед с такой оравой сорванцов?!» Как обычно, бывают они алчными, хищными, цепкими и жестокими. Кузьменко не хотелось причислять Петрушкина к одному из этих видов. Майор не любил ярлыки.
    Он понимал Петрушкина: как ему не горевать? Человек пожилой, инвалид. В таком возрасте очень нужно, чтобы тебя кто-то ждал. А ближе жены никого не остается. Где-то сложил голову отец, где-то на кладбище спит мать. Да и сам уже старше отца. Вот и ищешь плечо, на которое можно опустить усталую голову. Майор понимал Петрушкина и не осудил за слезы. Пододвинув посетителю коробку папирос «Казбек», предложил:
    — Курите. Я всегда курю алма-атинские. Другие кажутся безвкусными, дерут горло и не приносят удовольствия.
    Петрушкин деликатно отодвинул пачку.
    — Дорогая вещь, товарищ начальник. Не всякому это по желанию дается. Карман подсказывает, кому что курить. Конечно, для курящего лучше папирос нет. А я с малых лет всякого насмотрелся, жизнь-то не очень ласкова была, всяко приходилось, поэтому к дорогим штукам привычки не имею. Махорку в дым обращаю. А у этих штучек ни запаха, ни вкуса не могу различить. Так что извините меня, товарищ начальник, свой табак закурю, — и Петрушкин, достав из кармана махорку, стал скручивать цигарку.
    Майор не торопил его, ждал, что он заговорит снова, и оказался прав; выдохнув едкий клуб дыма, Петрушкин сказал:
    — Человеку трудно забыть привычку. Не такая это штука, чтобы в окно можно было выкинуть. Ах, старуха, старуха, как она готовила! Я сам большой любитель косточки погрызть. Она об этом всегда помнила и частенько жарила грудинку. А работница была да кулинарка! Сам-то я работаю на мясокомбинате, сторожевые псы в моем ведении.
    — А почему вы ее старухой называете? Она старше вас?
    — Самую малость, всего на три-четыре года старше. Я-то ее уж не девушкой брал. Бросил ее тот, первый-то. Время было трудное, послевоенное, сами знаете. Вышел я из госпиталя совсем тощий — ветром от столба к столбу бросает. В молодости падучей страдал. Все к одному. Стала меня снова навещать эта падучая. Куда мне в моем положении бабу выбирать да кобениться? А тут готовая постель. Я и напросился сам. С самого начала ее ласково «старухой» звал. Так и повелось как-то.
    — А где вы сейчас живете? В том же доме, что Матрена Онуфриевна выстроила?
    — Оттуда мы съехали. В прошлом году новый дом отгрохали. Старые хоромы Матрене жалко стало ломать — и глаз привык, и сердце прикипело, так мы их под кладовые использовали. Летом там обедаем и сумерничаем, чтобы в новом доме мух не заводилось.
    Майор смял окурок в пепельнице и сказал:
    — Мужчины — народ сердитый. Из-за пустяка иной раз кипим, рвем и мечем по мелочам, бывает, воду в ступе толчем. Может, вы тоже невзначай обидели чем жену свою, а?
    Петрушкин удивленно посмотрел на майора:
    — Я?! Матрену?! Господь с вами! И говорить такое грешно. В другой раз я бы и обидеться мог за такие слова. Но вам невдомек... Эх, как мы жили! — он отвел взгляд и тяжко вздохнул. — Вы можете себя на мое место поставить? По сравнению со мной вы молоды. Нынешней молодежи трудно понять стариковское сердце. Жизнь кончается, когда уходит от тебя последний близкий человек. Остается одиночество, а оно — все равно, что смерть. Ты еще цепляешься, скользишь по жизни, зацепиться не за что, опереться не на кого, потому как ни сына, ни дочери, ни внучат нет под рукой. Так могу ли я обидеть человека, который пригрел и выходил меня, поставил на ноги? Не легче ли самому лечь и умереть? — Петрушкин нахмурился и опустил голову. Тяжелые слезы затерялись в бороде.
    Кузьменко не выносил слез, мужских особенно. Он считал, что мужчина любую беду должен переносить с глазами сухими, но не равнодушными. Разговора с посетителем он не стал продолжать. После его ухода майор позвонил в райотдел и попросил доставить ему заявление Петрушкина.

ГЛАВА ВТОРАЯ

    Заявление было написано крупными буквами на тетрадных листах в клетку. Ошибки были исправлены густыми чернилами. Эти исправления были мельче и сделаны явно другой рукой. Похоже, кто-то внимательно ознакомился с написанным и тщательно выправил, прежде чем оно попало в милицию.
    Кузьменко перелистал заявление и стал читать:
    «Начальнику Л-го районного отделения милиции. От Петрушкина А. А., проживающего по улице Уфимской, в доме № 3.
Заявление
    Товарищ начальник, на склоне лет меня постигло большое несчастье. Да и каким другим словом назовешь это, как не несчастьем? Лишился я неожиданно жены, с которой десять лет прожил в любви и согласии. Произошло это так: в воскресенье перед пасхой жена стала буквально тащить меня на базар. Не хотелось мне идти, да она сказала, что купит отрез мне на костюм, и пришлось уступить. Может, бог подсказал, но было на сердце тяжело, предчувствие какой-то беды, и стал ее отговаривать: «Давай дома посидим, отдохнем. От того, что меня приоденешь, я моложе не стану». Но и ее, видно, толкала какая-то иная сила. Уперлась, и ни в какую. Есть у нее такое упрямство. Не стоит, думаю, злить ее, обо мне же печется. Так и пошли мы с ней. На базаре черным-черно от людей. Многие торгуют старьем. Новых вещей мало. До самого обеда пыли наглотались, кружа по базару, но нужной вещи не нашли. Если встретится хороший материал, то денег не хватает, а за плохой отдавать трудовые жалко. Так и колесили полдня. Замучились вовсе. Я уже говорил о Матренином упрямстве. Пусть бог меня простит, коли я виноват. Несмотря на усталость, стали мы обходить городские магазины. Дело уже к вечеру пошло. Возле комиссионки встретилась нам одна молодуха, из себя видная. Волосы острижены коротко, ровно бы у мальчонки. Но на язычок востра. Быстро она мою Матрену к себе расположила. Женщины — они тут же общий язык находят. Стоят перед магазином и молотят всякий вздор. Вижу, конца этому не бывать. Подошел я к ним и говорю: «Пошли Матрена!», а она мне с досадой: «Погоди...», а потом, словно бы избавиться от меня захотела, и говорит: «Ты иди домой. Пока доберешься до дома, и я поспею. Явишься раньше, поставь кастрюльку на плиту, — и зашептала мне на ухо, — хороший костюм тебе принесу, иди не беспокойся».
    Мне-то что? Возражать не стал, поплелся себе потихоньку в сторону дома. Как пришел, всю посуду перемыл, сварил пельмени, стал Матрену ждать. Сумерки сгустились, потом и вовсе темно стало. Выходил за ворота. Нету. Пожалел тогда, что не спросил адресу у той молодки. Проворочался я ночь в пустом доме, а рассвет с открытыми глазами встретил. Не пришла Матрена и на следующий день, и на следующий. Так, почти на моих глазах пропала жена...».
    Дальше Петрушкин рассказывал, как справлялся о ней у соседей и знакомых. В конце заявления стояла подпись:
    «Обучающий сторожевых собак городского мясокомбината А. А. Петрушкин».
    Перечитав заявление, майор задумался. Пожилые одинокие женщины, если еще и бездетные, обычно бывают раздражительны и вспыльчивы. Многие из них излишне обидчивы, мнительны. Кроме своего дома, все на стороне для них плохо. «Своя дерюга дороже чужих шелков». Но все это не могло относиться к Матрене Онуфриевне, чьи годы успели погасить страсти, притушить обиды. В этом возрасте больше прислушиваются к рассудку, нежели к сердцу. Возможно, самым дорогим в ее жизни стало добро, нажитое за долгие годы, крепкий дом, словом, достаток. Слишком дорого все это для нее, чтобы оставить и просто уйти. Не могла покинуть. Даже если бы захотела развестись с мужем, она бы вернулась, чтобы отстоять свою долю. Она же просто ушла. Какие причины побудили ее так поступить? Почему она ушла из дома?
    Кузьменко попробовал найти ответ на свой вопрос. Но на чем-нибудь определенном ему остановиться не удалось. Одно предположение тут же вытеснялось другим, совершенно непохожим. Несчастный случай? Но по городу не зарегистрировано подобных происшествий. Уехала в другой город? Тоже маловероятно — у Матрены Онуфриевны, по рассказу Петрушкина, близких родственников нет. Так где же она может быть?
    Майор еще раз пробежал глазами заявление и вызвал к себе следователя. Капитан Карпов не любил торопиться. Вот и сейчас, слегка переваливаясь, вошел он к майору.
    — Слушаю вас, товарищ майор.
    — Садитесь, Григорий Матвеевич, — Кузьменко указал на кресло. — Вы конечно, помните, мы докладывали о том, что по городу у нас все нормально, неожиданных случаев нет? Как же получается, что среди бела дня исчезает человек, а мы об этом ничего не знаем? Где он, этот человек? Петрушкин ходит и плачется, что пропала жена, а его жалобы никто и слушать не хочет.
    Кузьменко рассказал Карпову о происшедшем, но тот и бровью не повел.
    — А может, паникер этот Петрушкин? Да мыслимо ли, чтобы средь бела дня человек пропал? В третьем отделении милиции точно такая была история. Ну, покоя не давал человек, замучил всех, где его жена, и все тут. А она, оказалось, в Ташкенте гостила. Через полтора месяца вернулась. Так муж ее на радостях участкового в гости пригласил. Кто знает, может, и эта старуха где-нибудь у знакомых.
    — Вы предлагаете ждать полтора месяца?
    — Я этого не говорил, — смешался Карпов.
    — Подобные приключения с людьми пожилыми, Григорий Матвеевич, далеко не всегда кончаются пиром. Мне кажется, есть для нас во всей этой истории немало неизвестных. Будем искать. Следует заняться делом. Прежде всего, позвоните во все отделения милиции. Надо тщательно проверить каждый участок, уточнить список лиц, не имеющих прописки, в домовых книгах. — С этими словами майор положил заявление Петрушкина в сейф. — Во второе отделение милиции можете не звонить. Я туда сам наведаюсь.
    Капитан Карпов удивлялся в душе нетерпению майора в этом деле. Мало ли чего не бывает в семье. Стоило из-за этого поднимать на ноги все отделения милиции? Но сомнения свои Карпов оставил при себе, не решился высказать открыто.
    — Будет исполнено! — коротко ответил он.
    Майор Кузьменко не стал терять время попусту. Как только ушел Карпов, он засобирался во второе отделение. В райотдел часто приходили люди из областного и городского управлений, знакомились со сводками, выносили решения, проводили инструктаж. Приход Кузьменко сотрудники отдела так и расценили, как «проверку сверху».
    Дремавший у телефона дежурный, увидев майора, вытянулся и четко ответил на все его вопросы. Из начальства, как выяснилось, на месте никого не оказалось, все были вызваны на бюро райкома партии. Кузьменко заглянул в комнату отдыха. На диване в углу кто-то сидел, закрыв газетой лицо. Но в облике отдыхавшего было что-то знакомое.
    — Кто это там? — громко спросил он и тут же протянул: — А-а-а, Майлыбаев! Здравствуй, Талгат. Трудно тебя сразу признать.
    Майлыбаев вскочил с дивана, приветствуя майора:
    — Да вот, товарищ майор, перед работой хотел пробежать, — Майлыбаев снял очки и спрятал их в нагрудный карман.
    — Какие новости? — Кузьменко отогнул угол газеты, прочел название. — Не критикуют нас за то, что слабо боремся с правонарушителями, с пьяницами и хулиганами? У газетчиков язычок, как перца стручок, — и майор сам рассмеялся неожиданному каламбуру.
    — Нас пока не задевают, — Майлыбаев показал майору третью страницу. — А вот эту статью советую вам прочесть, Петр Петрович. Интересно написано. Существует ли любовь? Поиск ответа. Собственно, и вопрос вечный и вечный поиск. Помните: «А любить — это что такое? Днем и ночью не знать покоя? Загораться легко, как порох? Отзываться на каждый шорох?»
    — Я, дорогой Талгат, хоть и говорю по-казахски, но читать как следует еще не могу. Пока разбираю буквы, смысл, разбегаются буквы.
    Оба помолчали. Потом майор сказал:
    — Я вижу, ты вышел на работу. Давай провожу тебя до твоего участка, по дороге поговорим. — Кузьменко взял старшего лейтенанта под руку, и они вместе вышли на улицу.
    — Отвлек ты меня своими разговорами о любви! А я ведь тебя искал по другому поводу, — начал он рассказ про беду Петрушкина. — Мне совсем не нравится, что пропадает взрослый человек. Может, кому и кажется мое нетерпение несолидным, да уж ладно, переживем. Речь идет о человеке, и промедление может привести к непоправимому.
    — Вы верите тому, что сказал Петрушкин?
    — У меня нет оснований ему не верить.
    Майлыбаев помолчал. История эта показалась ему загадочной и интересной. Но свои соображения пока не стал высказывать, дабы не показаться легкомысленным перед старшим товарищем, которого он глубоко уважал.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

    На стыке железной дороги и шоссе, у шлагбаума стояла легковая машина. Когда пассажирский поезд прошел, машина, миновав переезд, понеслась дальше. Скоро из-за густых деревьев показался рабочий поселок. Домики по обеим сторонам прямых и ровных улиц оказались удивительно схожи друг с другом — красный кирпич стен и белый шифер крыш.
    Кузьменко с Майлыбаевым быстро нашли дом Петрушкина. Это было весьма солидное строение — вытянутый, с высокими стенами под железной крышей дом походил на склад. Вокруг шел мощный, глухой забор, выкрашенный ядовито-зеленой краской.
    Хозяина дома не оказалось. Огромный, с доброго теленка кобель, учуяв чужих, рванулся с цепи, задыхаясь в глухом и злобном лае...
    Стоявших у ворот людей увидела молодая женщина. Наискосок через улицу направилась к ним. Похоже, что соседка Петрушкина. Прикрикнула на пса, взбудоражившего всех полканов и мосек в округе:
    — А ну! Поди прочь, негодный! Людей не видел?!
    И собака виновато заскулила, поплелась назад, погромыхивая цепью.
    Женщина молода, на вид и тридцати не дашь. Очень стройна, красиво сложена, но с маловыразительным, неярким лицом. Глаза слегка косят. Покачивая призывно бедрами, она встала вполоборота к Кузьменко.
    Тот, как бы не заметив ее ухищрений, сказал:
    — Дьявол ее возьми, с такой злостью бросалась на нас, а вы подошли, присмирела. Узнала, видать, — он кивнул подбородком в сторону калитки. — Вы и хозяина, наверное, хорошо знаете?
    — Не пойму что-то вашего вопроса. Что вы имеете в виду? То, что соседом мне приходится или что до баб падок?
    — Ну-у, человек в годах, инвалид, чем он может женщину развлечь?
    — Нашли старика, ха-ха! — и женщина звонко рассмеялась. — Коли по серьезному возьмется... Это сейчас он подавленный, с тех пор как старуху потерял. Как бы ни постыла, а все же грела постель.
    — А разве не любил ее Петрушкин?
    — Господи, как к другим бабам ластится, то «люблю-умираю», а свою поносит всякими словами, как и все мужики. А как получил свое, бежит без оглядки домой. Из таких вот иродов...
    Из беседы выяснилось, что зовут соседку Глафирой, фамилия — Данишевская, отчество свое она не назвала.
    — Не доросла еще, чтобы по отцу величали. Как сама себя в старухи запишу, то непременно сообщу. — Она горделиво подбоченилась. — Если у вас дело к однорукому, то он у своих собак пропадает, если ко мне, то милости прошу, вон мой дом. Что есть — не пожалею, чего нет — сами не просите.
    — А вы были в этом доме с тех пор, как пропала Матрена Онуфриевна?
    — Нет, сам он не приглашал, а мне-то к одинокому мужику как идти? Соседи тотчас судачить начнут, по-своему все обернут.
    Глафира вдруг пристально, словно вспомнив что-то, посмотрела на Кузьменко:
    — Постойте, а вы, собственно, кто будете? Чего здесь ходите?
    Майор показал служебное удостоверение.
    Глафира за голову схватилась:
    — Милиция? А я-то, дура, несу невесть что! — Но тут же успокоилась. — Не принимайте моих давешних слов за правду. Бабья болтовня все.
    Глафира когда-то водила дружбу с Петрушкиными. Сначала Матрена ревновала мужа к ней. Потом перестала, поняв, что Глафира ей не соперница, злобы на сердце не имеет.
    В воскресенье почти все из поселка поехали на базар. Петрушкины потом решили еще и городские магазины обойти. Что было потом, она не знает. Глафира сама ужасно напугана странным исчезновением старухи. Мужа своего Матрена держала в ежовых рукавицах, как-никак молодой. Тем более не следовало ей столько времени пропадать. После того, как исчезла Матрена, Петрушкин затосковал, ходит, как в воду опущенный. Перестал пошучивать с ней, с Глафирой.
    — Думаете, легко хозяйки лишиться? Дом содержала, его кормила-поила, обувала, а мужику все же под пятьдесят, как бы ни хорохорился, легко разве? Совсем с горя спятил. Скажешь чего, а он, как заговоренный, смотрит, ничего не понимает. Да его, вроде, и всерьез никто не принимает. В милиции тоже поиздевались и отправили восвояси. Вот что значит не иметь поддержки! — раскипятилась вдруг Глафира.
    Майлыбаев подхватил изумленно:
    — Выгнали, говорите Петрушкина из милиции? Кто это вам сказал? — он повернулся к майору, — видите, они еще не знают, что к чему, а уже всю милицию грязью облить готовы.
    Глафира надменно выпятила губку:
    — Вы еще молоды, юноша. Еще косточки поди затвердеть не успели, да и сердце не успело огрубеть. Вы уж, светик мой, своих братушек синерубашных не защищайте. Я-то имела с ними дело.
    — Ну, если вы так хорошо знакомы с нашими порядками, надеюсь, что язык умеете держать за зубами? — Кузьменко серьезно посмотрел женщине в глаза. — Прошу вас, никому не говорите ни слова о том, что мы были здесь. Договорились?
    — А зачем же от Петрушкина скрывать? Он, бедняга, обрадовался бы, увидев вашу заботу...
    — Нет. И ему ни слова!
    — Вот как! Ладно, даже если лопну от нетерпения, ничего не скажу.
    Майор рассмеялся.
    — Кажется, мы поняли друг друга.
    — А чего не понять-то.
    Когда они сели в машину, стоявшую на соседней улице, Майлыбаев сказал:
    — Петрушкин-то какой! Всю милицию успел охаять. Жаловаться приходит к нам, а соседей против нас же настраивает. Что вы об этом думаете?
    — Петрушкина трудно обвинять в чем-то. У человека большое горе, а в горе чего не наговоришь. Простая невнимательность кажется уже равнодушием, каждое неосторожное слово больно ранит. Во всем этом виноват Байкин, равнодушный к людям человек, — сказал Кузьменко гневно и повернулся к Талгату, сидевшему сзади, — помнишь, как я тебя уговаривал вместе работать, даже в отделение пришел специально, а ты тогда: «Хочу с народом пообщаться да опыта поднакопить». Ну вот, служба идет, а с людьми порой бывает нелегко.
    Майлыбаев был недавно назначен участковым уполномоченным в этот поселок. Не все дома успел обойти, с людьми не успел познакомиться. Не знает и Петрушкина.
    Когда машина остановилась у мясокомбината, Кузьменко сказал:
    — А что, если мы сюда Байкина временно поставим вместо тебя? Как ты на это смотришь?
    — Разве то, что я буду на месте, помешает делу?
    — Мне кажется, это только усложнит дело, — Кузьменко помолчал, а потом задал неожиданный вопрос: — Как ты думаешь, куда могла пропасть старуха?
    — Мужу решила характер показать.
    — Так что же теперь — объявлять розыск?
    — Преступление она не совершала, зачем же розыск?
    — Приедем в управление, еще подумаем.
    Двор комбината широк, просторен. Запах свежей крови из убойного цеха рвет ноздри. В отдаленном углу кто-то сидит на голых досках, обхватив колени руками. Кузьменко узнал Петрушкина и, задержав Талгата, сказал ему:
    — Ты здесь подожди. Петрушкину не обязательно тебя видеть. Я потом расскажу, что решил.
    Майор пошел по двору один. Талгат издали наблюдал за ним. Человек на досках, видимо, не заметил Кузьменко. Он не повернул голову даже тогда, когда майор остановился рядом. Он что-то бормотал себе под нос, как безумный, чертил мелком замысловатые линии на доске и тут же стирал их. Чертил и снова стирал.
    — Здравствуйте, Андрей Алексеевич! Как ваши дела?
    Петрушкин вздрогнул, услыхав голос майора, побледнел, изменился в лице. Какой-то миг он смотрел на него озадаченно, потом лицо его плаксиво сморщилось, он стащил с головы кепку и часто закивал.
    — Здоровье, говорите? Какое может быть здоровье у такого человека, как я, товарищ начальник? Кусок в горле застревает, такая вот жизнь, — он засунул поглубже в карман пустой рукав, сполз с заскрипевших досок и подошел к Кузьменко. Собака, ворчавшая рядом, стала наскакивать на пришельца, норовя ухватить за ногу.
    — Пш-ш-шла-а! Проклятая! — крикнул Петрушкин, притопнув ногой. Собака боязливо отскочила.
    Петрушкин продолжил.
    — Странно чувствую себя. Что-то жжет и жжет так, что больно дышать. Хочется уйти, куда глаза глядят. Ищешь чего нет. Или такое вдруг бешенство охватывает, что в глазах туман стоит алый, а сил справиться с этим отчаянием не хватает. Все раздражает, даже привычный лай этой вот собаки.
    Петрушкин достал из кармана кисет, свернул цигарку, ловко действуя одной рукой, прошелся по краю бумаги языком. Неторопливо глотнул дым, выпустил клуб и снова заговорил:
    — Какой мужик бабе своей цену знает? Встретишь какую-нибудь случайно, думаешь, мечту нашел. Хочешь всего себя, с душой и потрохами, ей отдать, а про жену забываешь, — он горько усмехнулся, покачал головой, — но все это оказывается обманом. С того дня, как пропала моя Матрена, понял я, какой одинокий и старый человек Андрей Петрушкин.
    Кузьменко взяло сомнение: «Почему он о других женщинах заговорил? Может, Глафира Данишевская сумела оповестить его по телефону?».
    — У Матрены Онуфриевны были подруги среди соседок? Может, с ними стоит поговорить? Помочь могут, а?
    — Старушка моя по природе своей человек замкнутый. Не замечал я, чтобы она с соседями особенно хороводилась. Правда, Глафира — есть такая у нас соседка — бывало, захаживала. Бойкая бабенка. Пригласил я ее как-то домой, так Матрена такой скандал устроила!
    — Вы, наверное, не думали, что Матрена Онуфриевна дома?
    — Что вы?! Знал, конечно. Если бы что плохое было на уме, то разве привел бы Глафиру домой? Женщины, они всегда во всем плохое видят.
    — Как же все это произошло?
    — Обыкновенно. Долго рассказывать. В прошлый праздник, кажется, случилось. Да, точно в праздник. Дали мне премию за то, что я, значит, собак хорошо обучаю. Рад я был, это верно. Казалось, все люди знают и радуются вместе со мной. Шел домой веселый, в душе музыка, а навстречу из пивной Глафира выходит. В пивной водку обычно не продают, но для знакомых она находится — в пиво доливают потихоньку. Мы с ней сначала по соточке выпили, потом еще... А что бывает с человеком, когда он пиво с водкой мешает? Не помню, как дома очутился. Зело хмелен был. Просыпаюсь, в доме никого. Оказывается Матрена к соседям ушла ночевать. Едва потом старушку уговорил вернуться...
    Долго еще рассказывал Петрушкин, Кузьменко терпеливо слушал, надеясь, что, может быть, выплывет какая-нибудь деталь, подробность, за которую можно зацепиться. По словам Петрушкина, Матрена Онуфриевна была женщиной одинокой. Из родственников никого не имела. В тот год, когда они поженились, захаживала к ним одна женщина, за родственницу себя выдавала, за троюродную сестру. Потом отношения между ними испортились, и та женщина ходить перестала. Живет она где-то в Киргизии. Матрену Онуфриевну попрекала, бывало, тем, что она бесплодная. Та очень обижалась и надолго замыкалась в себе. Может, отсюда и нелюдимость ее? Боязнь новых насмешек, нечаянных обид?
    — А мне что? Мне, чтобы веселая была женщина. Ничем ее старался не обидеть. Про детей вообще помалкивал. Что поделаешь, коли бог не дает? К вам у меня одна только просьба: найдите мне ее, скажите, где моя Матрена. Все! Все, что есть у меня, все добро мое отдам за эту весть. Только одно и прошу...
    — Успокойтесь, Андрей Алексеевич, возьмите себя в руки. Не было еще случая, чтобы мы не доводили поиска до конца.
    Петрушкин разрыдался. Кузьменко посмотрел на него с подозрением: «А не дурачит ли он меня в самом деле? Что-то слез слишком много!». Но Петрушкин плакал искренне.
    — Крепитесь! — сказал майор ему на прощание.
    Покинув мясокомбинат, Кузьменко вернулся в поселок. Там он поговорил с соседями Петрушкиных. В конце дня отправился с себе в управление. Дорогой, забывшись, пробормотал: «Без меня и шагу не ступала». Майлыбаев удивленно посмотрел на него:
    — Вы о чем, Петр Петрович?
    — Что? А-а,-а, это так, Петрушкина слова вспомнил. Сам Петрушкин это признает. Куда же она могла скрыться?
    — Они в поселке живут давно. Кроме Глафиры, никто к ним и носа не сует. Загадочно и странно.
    — Скупые люди бывают нелюдимыми, может, они из таких?
    — Перед ее исчезновением в доме у них кто-то побывал, — сказал Талгат.
    — Что за человек? Кто сказал? — оживился майор.
    — Данишевская видела. Низкорослый, с отвисшим животом и большим крючковатым носом. Косолапый. Передние зубы золотые. Лысый.
    Кузьменко задумался.
    — Петрушкин очень угнетен, переживает, — сказал он наконец, — не стоит к нему сейчас лезть с расспросами о госте. Давайте-ка в первую очередь старушку искать, своими сомнениями займемся позже.
    — У жизни есть в запасе очень много загадок, о которых мы и не подозреваем, — отозвался Талгат. — Как вы думаете, Петр Петрович, чем кончится эта история?
    — Трудно сказать заранее. Но, думаю, хлопот это дело доставит немало.
    Майлыбаев молча кивнул, соглашаясь с майором. Он снова вспомнил разговор с Данишевской. Перед глазами стоял субъект с круглым животом, хищным носом и кривыми ногами.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

    После поездки в поселок прошла неделя. Большой город, отпраздновав шумный, веселый, богатый впечатлениями майский праздник, снова вошел в привычную, размеренную колею трудовых будней. Но отсвет большого праздника все еще лежал на его лице. На улицах трепетали флаги, на фасадах домов алели лозунги. Они казались еще ярче от моря солнечных лучей. Дети все еще носили в своей душе этот праздник, не в силах расстаться с ним ни на миг. Они пускали в небо разноцветные шары и восторженными глазищами следили за их полетом ввысь, туда, куда стремились они сами в своих мечтах. Они звонкими голосами спорили, чей шар лучше. Откуда-то доносилась музыка — словно это заблудился последний в мире военный оркестр, который должен был проводить по домам пограничное войско. Мир — он всегда прекрасен, как и весна.
    Кузьменко сидел в прохладной комнате за бумагами. Встав, он подошел к окну, распахнул створки. Улица дохнула на него зовуще и горячо. У него расслабились мышцы, на душе стало необыкновенно легко. Он только сейчас заметил, что тонкие топольки покрылись первой листвой, свежей травой украсилась земля. Еще не раскрывшиеся цветы раскачивались на ветру, тянулись к солнцу. Стояли погожие весенние дни, каждый из которых сам по себе создан для праздника. Ко есть будни, и они, только они и порождают веселые праздники. Люди давно сбросили колючие пальто, стали добрее, доступнее, общительней. Кто-то вдали наигрывал на гармони, кто-то подпевал...
    Каждый год в такую вот весеннюю пору любил он выезжать по выходным в горы. Во всех этих вылазках его неизменным спутником был сын Сережа — Длинный Карабин, Оцеола — вождь Семинолов, гроза прерий, следопыт, храбрец, великодушный охотник. Он сам заранее определял маршрут и план отдыха, сам заботился о снаряжении экспедиции. Кузьменко с удовольствием отдавал себя заботам сына, беспрекословно повиновался ему, наслаждался покоем и тишиной. Было так приятно ступать по мягкой хвое, вдыхая терпкие запахи смолистых шишек и бледных грибов. Было так покойно и надежно прислониться к коричневой груди могучей тянь-шаньской ели и, закрыв глаза, слушать гудение изумрудных и золотистых жучков, ворчливое пение реки, крики чернофрачной сороки, похожей на суетливого распорядителя танцев...
    Из таких поездок он возвращался отдохнувшим, бодрым. Но на этот раз Сережа не приставал к нему с просьбами о походе. Сын уже умел понимать, когда отцу не до гор. Все последние дни отец был занят какой-то неотложной работой, сидел за бумагами даже по ночам.
    Так оно и было. Последние дни выдались для оперативных отделений слишком уж хлопотливыми и беспокойными. Были подняты на ноги все участковые милиционеры, проверили каждый дом в поисках людей, проживающих без прописки, дали запрос в Киргизию, на станцию Пишпек. Матрена Онуфриевна как в воду канула.
    Перед праздником Кузьменко еще раз поговорил с Петрушкиным. На этот раз тот уже не плакал. На все вопросы отвечал спокойно, обстоятельно. Он больше не говорил без конца о своем горе, вроде бы уверился в том, что жена уехала, не предупредив его.
    — Хотите знать, товарищ начальник, — сказал он, — я, конечно, надежды не потерял, но день ото дня страх в душе растет. Иной раз сижу и думаю: не совершила ли та женщина, что перед магазином встретилась, какого-нибудь насилия? Нехорошо о человеке дурное говорить, да только показалась мне та молодуха подозрительной.
    Сведения, собранные Кузьменко о Матрене, не совсем удовлетворяли его. На базар Петрушкина поехала с тремястами рублями[1]. Это видела и любопытная Глафира Данишевская. Предположить, что она нарвалась на грабителя и с ней случилась беда, трудно: слишком уже незначительна сумма. К тому же случаев убийств в городе не зарегистрировано. Последней, кто видел Матрену, была молодая женщина, встретившаяся у магазина. Но найти человека по одним лишь внешним данным — трудное дело, особенно в городе с более чем полумиллионным населением. Другого же выхода не было. Взглянув на притихшего Петрушкина, Кузьменко спросил:
    — Если мы найдем ту женщину, которая встретила Матрену Онуфриевну у комиссионного магазина, сумеете вы ее опознать?
    Петрушкин ответил не сразу:
    — Кто ее знает? Нынешних баб сам черт не разберет. Поначешут себе волосья, сегодня так, а завтра этак, намажутся — не узнаешь. Да и времени прошло порядочно. Можно и забыть случайного человека. Но попробую вспомнить и узнать постараюсь, если не совсем еще свихнулся. Но как вы ее в таком большом городе найдете?
    — Преступник, как бы ни старался делать вид, что он ничем не отличается от окружающих, как бы не заметал следы, в конце концов сам обнаруживает себя, запомните это. Он — тело инородное и не приживается в среде честных людей. Его везде разоблачат. Люди сами, бессознательно даже, держатся от него в стороне, и он остается открытым, на виду у всех.
    Петрушкин недоверчиво покачал головой.
    — Как же, «в стороне»? Откуда им знать, что он преступник?
    — А жулики сами чувствуют себя неуютно среди нормальных людей. Можете в этом не сомневаться.
    Когда Кузьменко передал свой разговор с Петрушкиным полковнику Даирову, тот задумчиво поглядел на него и спросил:
    — Как вы думаете, правильный мы взяли курс в этом деле?
    — Мы ищем не преступника, товарищ полковник, а человека, который пропал неведомо куда.
    Полковник Даиров пересыпал из подставки в ладонь остро очищенные карандаши, потрогал их пальцем, покачал головой.
    — Пропавшего человека, говорите, ищем? По-моему, все же надо искать преступника. Каждый день, проходящий впустую, не помогает нам в этом, а дает возможность тому, кого следует найти, замести след. Что толку от того, что мы найдем полуразложившийся труп? Трудно потом будет определить, своей смертью погиб человек или насильственной, не так ли?
    — Товарищ полковник, вы считаете, что Петрушкина погибла? — в голосе Кузьменко слышалось сомнение.
    — Точно так, Петр Петрович! — полковник холодно посмотрел на него и энергично мотнул головой. — Взрослый человек беспричинно свой дом не покинет. Судя по тому, что от Петрушкиной до сих пор нет никаких вестей, ее уже нет в живых. Кто ее убийца? Этого-то преступника мы и должны найти любым путем. Пересмотрите весь план будущих действий и доложите мне.
    Потому-то Кузьменко сегодня, в воскресный день, был на работе. Он обдумывал программу будущих действий. Но, как ни ломал голову, уйти далеко от фактов, уже известных ему, он не смог. Подозрение рождается легко, но кого подозревать? Кого брать под сомнение? Нужен план. Но для плана нужны основания, а их у него нет. По сведениям, которыми он пока располагает, Петрушкин — покорный, забитый человек, вся жизнь которого прошла под каблуком у жены, властной, своенравной женщины. Единственно, чего он желал всю жизнь, так это тишины, спокойствия в доме. Иначе не выглядел бы он сейчас таким несчастным, не чурался бы собственного дома, не сидел бы угнетенным у собачьей конуры во дворе. С чего полковник Даиров решил, что человек, который пропал без вести, обязательно должен умереть? Или, может, он подозревает в убийстве женщину, которая увела Петрушкину?
    Кузьменко подставил лицо под теплые, щедрые лучи весеннего солнца, потер уставшие глаза, сладко потянулся. Он попытался представить себе женщину, сумевшую перехитрить доверчивую Матрену Онуфриевну. Тонкое белое лицо, очень привлекательное. Волосы коротко острижены, завиты. Нос прямой, тонкий. Женщина, должно быть, приятной наружности. Пальто из синего бостона, ловко перехваченное в талии, слегка расклешенное книзу. Говорит жеманно, растягивая слова, при этом кокетливо водит бровями, приподнимая хорошенький подбородок. Особые приметы — две золотые коронки на зубах. Такой обрисовал незнакомку Петрушкин.
    Чем больше мысли Кузьменко были заняты этой женщиной, тем яснее он себе ее представлял, тем больше ему начинало казаться, что он где-то ее видел. Где? В каком месте он мог ее видеть? Ответа на этот вопрос он не находил — мимолетное воспоминание, не оставившее следа.
    Кузьменко просил у начальника управления разрешения привлечь к участию в деле старшего лейтенанта Майлыбаева, который мог бы помочь ему. По этой причине старшего лейтенанта временно освободили от его обязанностей. Талгат как раз уехал в Тастак. Вестей от него пока нет никаких. Похоже, что дорогое для них время проходит зря.
    Неожиданно зазвонил телефон. Звонок был требовательный, настойчивый. Кузьменко с надеждой бросился к к аппарату. Звонил Сережа. Кузьменко выслушал сына, рассмеялся.
    — Как говоришь, полчеловека не хватает? Выходит, по твоему решению, в магазин сходило полтора человека, да? Ну-ну, это очень интересно, сынок. А ответ какой? В ответе два человека? М-м... — Кузьменко почесал затылок, — ну, а я, сынок, не полчеловека, а целого человека, который на базар ходил, потерял. Да, человека потерял одного. Видишь, обоим нам трудные задачи выпали. Давай, Сережа, вот что сделаем: каждый по отдельности еще порешаем, подумаем как следует. Может, и найдем правильный ответ. Если он сойдется у тебя, созвонимся. Хорошо? Ну вот, договорились.
    В трубке зазвучали короткие, колющие гудки. Майор, подержав трубку в руке, медленно положил ее на рычаг. Тут же на пороге возник запыхавшийся Байкин. Смуглое лицо его совсем почернело, загорело на солнце. Между бровями выступили крохотные капельки пота. Это на него жаловался Петрушкин, говоря: «Не принял он у меня заявления, когда я к нему с жалобой ходил. Посмеялся, выгнал с позором». Когда проверили жалобу Петрушкина, оказалось, что Байкин не грубил ему, просто бросил неудачную шутку. Байкина строго предупредили не за шутку, конечно, а за то, что не довел до конца важное дело. Желая загладить свою вину, Байкин часто приходил в управление, рассказывая обо всем, что в какой-то степени касалось Петрушкина. Тайным желанием его было — отличиться перед Кузьменко. Работники в отделении подшучивали над Байкиным. «Кожаш, а вы зачастили что-то в управление, — говорили они. — Случаем, не сватают вас там?» Спрашивали, а сами посмеивались украдкой. Байкин, не улавливая иронии в тоне товарищей, отвечал серьезно:
    — А что? Они давно уже меня приглашают! Просто мне не хочется. К чему простому человеку чины? Сами пристают, помоги, говорят, вот и хожу, — он смеялся довольно, и ноздри его в этот момент раздувались особенно заметно.
    Иногда он напускал на себя важный вид, прохаживался взад и вперед по комнате, говорил, будто отчитывал кого-то:
    — Не все, кто носит фуражку с голубым околышем, — милиционеры. Чтобы быть настоящим защитником интересов народа, мало носить форму. Надо воображение иметь, ум. Ну, а у нас как раз со смышленостью туговато. Во многих случаях мы видим обратную сторону дела, выносим ошибочное заключение. Легкое дело превращаем в запутанное, тянем попусту время...
    Товарищи по отделу догадывались, что не его это слова, выстраданные мысли, а просто повторяет он, как попугай, чужое, но вида не показывали, слушали. Забава. Послушают, послушают, а потом кто-нибудь из остряков и вставит:
    — До большого кресла руки не доходят. А что может быть лучше места, где деньги большие платят? Да и слава тебе, почет...
    — Хо! Нашел о чем говорить! — отзывался незамедлительно Байкин, не замечая, как всегда, иронии. — Если бы хотел я в управление, давно там сидел бы. Брат-то моей жинки в самом министерстве работает. Прошептал бы он, что надо, на ухо полковнику Даирову — и дело в шляпе. Но по мне пропади все такое пропадом! Уж лучше на ровном месте стоять, чем с высокого падать. Привыкнешь еще к высокому посту, с тоски подохнешь, как скинут, — заключал он и разражался довольным хохотом.
    Кузьменко наслышан был подобных рассказов о Байкине. За время, пока разыскивал Петрушкину, он успел узнать его и сам. Байкин робел перед начальством, распоряжения выполнял беспрекословно, всегда выражал готовность исполнить любое дело. Быстрый и скользкий, как лезвие бритвы, не очень умный, он был трусоват, когда дело касалось его самого. Изыскивал любые способы, чтобы уйти от ответственности. Любил пошушукаться с начальством наедине, если удавалось услышать какую-либо новость. Потому Кузьменко улыбнулся против воли, заметив появившегося на пороге Байкина.
    — Проходи, садись, Кожаш, — сказал майор приветливо. — Чую я, новостью пахнет. Ну-ка, выкладывай, послушаем.
    Байкин вытащил из кармана платок, вытер им потную шею, лицо. Заговорил взволнованно:
    — Ай, думаю, наверное, та самая гражданочка и есть, я и сам раньше по пятам за ней ходил. Но решил все же проверить для ясности. Как устный портрет получил, так после этого и вовсе уверился в своем предположении. Короче, догадка моя подтвердилась. — И он рассмеялся довольно. Положил ногу на ногу, откинулся в кресле с видом человека, совершившего большое дело. — А хитрая какая! Как лиса, со следа сбивает. Я вам из автомата позвонил нарочно, чтобы увидели сами, да занято было. Но ничего, теперь она никуда не уйдет.
    Радости Байкина не было границ. Жалоба Петрушкина изрядно насолила ему: его незаметно, но настойчиво стали отстранять от оперативной работы. Теперь, как представлялось ему, выпала возможность обелить себя перед начальством. Он сам, по собственной инициативе взялся за поиски «загадочной женщины», не жалея на это свободного времени. И вот — нашел... Он ждал сейчас от майора слов благодарности, даже руку приготовил для ответного пожатия — вытер потную ладонь о колено.
    Но Кузьменко повел себя почему-то не так, как ожидал Байкин. Облокотившись о стол, он застыл неподвижно, думая о чем-то. Не поблагодарил, теплого слова не сказал. Как будто вовсе не пожелал показывать своего отношения к делу. Равнодушие майора озадачило и огорчило Байкина. Стало обидно и досадно: «Я весь город облазил, все подошвы истер, чтобы найти эту бабу, а они вместо благодарности нос воротят. Небось, докладные потом начальнику управления слать будут, будто сами все сделали. Премии получат, звездочку на погоны добавят. Ну, а таким рядовым, как я, не достанется, конечно, ничего. Невезучий я человек, всегда моя доля другим достается. Да еще и насмешничают, черти. Но ничего, на сей раз не сорвется, посредников не будет. Ну-ка, пусть попробуют со мной не посчитаться, я им покажу такое, что света белого невзвидят...»
    Кузьменко наконец очнулся. Байкин, уловив момент, вскочил на ноги, вытянулся перед майором.
    — Вы, надеюсь, разрешите мне уйти? — сказал он, нарочито растягивая слова.
    Кузьменко бросил на него быстрый взгляд и пожал плечами:
    — Что-то ты слишком суетлив сегодня. Как это понять? Поспешишь, говорят, людей насмешишь. Садитесь и никакой нервозности, пожалуйста! — последние слова майор произнес приказным тоном. У Байкина была нехорошая привычка, и он об этом знал. Начнет говорить что-нибудь, вроде бы хорошо получается сначала, а конец речи смазывает. Сам не поймет потом, почему у него так получилось. Не раз он досадовал на себя, ругал на чем свет стоит за такую привычку. Давал слово не повторять ошибки в следующий раз, приучался не говорить много, и все же каждый раз отступался, поступал легкомысленно, опрометчиво. Вот и сейчас, поняв свою оплошность, уставился вопрошающе на майора.
    — Кого видел?
    — Да женщину ту, которую искал... с золотыми коронками.
    Кузьменко поморщился.
    — Да говори ты яснее, ради бога... Какая женщина, какие коронки?..
    — Я... Я нашел ту самую женщину. Ту самую, с золотыми зубами, которая увела с собой старуху... Она, слово даю!
    — Давно бы так и сказал. Хорошо. Надо проверить все сначала, не будем пока шума поднимать, — Кузьменко собрал бумаги. — Ну, пошли!
    Байкин понуро поплелся за майором. «Ох, как вы мне завидуете! Не переносите чужого успеха!»

ГЛАВА ПЯТАЯ

    Есть люди, которым не приходилось испытывать нужду, которым не выпадали в жизни большие страдания. Они не знают, что жизнь может быть очень горькой на вкус, подчас невыносимо тяжелой. Но человек, не испытавший ударов жизни, не умеет ценить и радости, не умеет сочувствовать чужим бедам. Житейские грозы обходят таких стороной, и небо над ними бывает всегда ясным и безоблачным. Время не доставляет им особых хлопот и забот, жизнь становится слегка приторным наслаждением. Они живут в своем малом мирке и не знают, что у мелкого человека и неприятности бывают мелкими и радости тусклыми. Так бывает всегда, если ты не сопричастен жизни народа, не живешь его радостями, не томишься его болью.
    К такому вот разряду «счастливых» людей относилась и семья Масловых. Родоначальник этой семьи славился богатством по всей Воронежской губернии. Могучий, широкобородый дед был одним из тех редких людей, что сумели пробиться в жизни правдами и неправдами. В свое время покровительствовали ему сановные особы, у жандармов он пользовался весьма лестной репутацией. Состарившись, он ушел на покой, стал вести жизнь тихую и мирную, дав своим Детям и внукам возможность учиться. Один из его правнуков, закончив инженерную школу, принял участие в строительстве Каргалинского суконного комбината. Потом он так и обосновался в Верном, полюбив его тихие, тенистые улицы, журчащие арыки и величественные горы, окружавшие городок. Ему нравились его незлобивые жители и всегда празднично побеленные опрятные дома. И здесь потомки Маслова росли и множились, как грибы. Родовитый дед был гордостью всех потомков, и поэтому даже дочери его, выходя замуж, не меняли фамилию, сохраняя в чистоте благословенное имя деда.
    Твердо держалась семейных традиций и Галина Придановна Маслова. Переписала, к примеру, на свою фамилию мужа. Это был, по-видимому, роковой шаг с его стороны, так как первый муж проживал с ней после этого недолго. Маслова осталась хозяйкой всего состояния мужа, жила в селе Тастак, на южной его окраине. Большой, добротный дом на краю села говорил о том, что Маслова — женщина хозяйственная. На высоких, выкрашенных голубой краской воротах красовался деревянный петух.
    От калитки к дому ведет выложенная блестящей галькой узкая дорожка, по обеим сторонам которой пламенеют цветы, стоят аккуратной шеренгой плодовые деревья. В саду чисто прибрано. В углу сада бьет прозрачный родник, он придает особую прелесть и очарование двору.
    Кузьменко с Байкиным долго смотрели на дом через забор, потом решительно толкнули калитку. Толкнули и остановились озадаченно на месте, не веря своим глазам. В тени деревьев, на лавке сидели лейтенант Майлыбаев и хозяйка дома, потягивали ароматный чай. Самовар — видно, только поставили на стол — исходит еще паром. Стол заставлен лакомствами. Посуда поблескивает на солнце. Оба оживленно беседуют о чем-то, как давно не видевшиеся друзья. Беседуют, не замечая появления Кузьменко и Байкина, которых заслонили густые ветки.
    Миловидная молодая женщина, в просторном халате из китайского шелка хлопотала у стола, заботливо ухаживая за гостем — подавала холодное мясо, свежие огурцы, зеленый лук.
    Байкин, не выдержав, зашептал на ухо майору:
    — Вот эта баба — она и есть! Видали, какая холеная, так и расстилается перед ним. Заарканила лейтенанта, как жеребца. Я ей сейчас покажу, как тут колдовство разводить! — Байкин рванулся было вперед, но майор преградил ему дорогу.
    — Назад!
    Оба снова нырнули за ворота, перешли на другую сторону улицы. Присели на деревянную лавочку под дубом. Кузьменко, вытащив из кармана папиросу, закурил. Ситуация, что и говорить, складывалась не совсем обычная. Не всегда сотрудники милиции допускают подобное «панибратство» с людьми, подозреваемыми в преступлении. А тут... уединенная беседа за столиком в саду, мирная трапеза.
    Время шло. Можно было уже выпить не один самовар. Солнце уже стояло высоко над головой, стало душно, ни малейшего ветерка. Было такое чувство, что заглатываешь вместо воздуха раскаленный свинец, растекающийся в груди тяжелыми потоками.
    А те пили чай. Байкин кипел. Он был страшно раздосадован тем, что Талгат раньше его пожаловал к Масловой. Будь его воля, он настроил бы Кузьменко против Майлыбаева, да разве тот послушает его?
    — Товарищ майор! Чего мы здесь попусту жаримся? Преступник вроде бы рядом. Надо арестовать, допросить, произвести обыск. Ну, если вы не хотите подводить Майлыбаева, то уйдем отсюда.
    — Погоди, Кожаш, может, Талгат что-нибудь узнал. Не думаю, что он позволит водить себя за нос.
    Спокойствие майора разозлило Байкина еще больше.
    — У нас бывает такое. Не узнаем человека как следует, а уже возносим его до самых небес, до облаков, на радугу сажаем, гимны поем, дифирамбы слагаем. Вот вам и результат подобного возвеличивания. Удивляюсь, как только таким людям доверяют особые задания.
    — Товарищ лейтенант, здесь не место давать оценку поступкам Майлыбаева!
    — Я кончил, — Байкин, поняв, что майор недоволен, замолчал, насупился.
    Тут показался Талгат. Он заметил, что за ним наблюдают, и направился сразу к товарищам. Кузьменко, взглянув на раскрасневшееся лицо Талгата, недовольно произнес:
    — Ну, философ, все еще жизнь изучаем? Какие же мы сделали открытия, позволь узнать?
    Майлыбаев ответил не сразу. Подняв брови, усмехнулся, а глаза смотрели недоуменно и обиженно. Шрам на лбу побагровел. По этому шраму и понял майор Кузьменко, в каком состоянии был его молодой товарищ. Майлыбаев хмурился, когда был с чем-нибудь не согласен. Сейчас он, надо полагать, был недоволен. Было заметно, что он намерен защищать Маслову от любых нападок. Но у милиции свои законы. Каждое дело строится не на предположениях, а на фактах. А факты... Впрочем фактов пока еще нет, есть только предположения, подозрения. И только.
    Майлыбаев разговорился лишь в управлении.
    — Я, кажется, только сейчас понял, Петр Петрович, как трудно работать в милиции, — сказал он устало. — Раньше я увлекался всякими сложными делами. Меня и привлекала-то их сложность. Как было здорово, вступив в поединок с какой-то чуждой психологией, побеждать и всякий раз убеждаться в правоте своих убеждений, воспитанных всей жизнью. Распутывать нравилось. А теперь сам не знаю, наскучило все это, что ли? Охладел вроде бы. К примеру, бьешься дни и ночи, ищешь и находишь человека, который повинен не только в твоей бессоннице, но и в чужой беде и на которого можно было бы излить все свое справедливое негодование. Только нельзя так. Если начинаешь терять веру в людей, то следует уйти из органов. Ведь в любом случае мы боремся за человека, за доброе его имя, а то и за жизнь. Ну, а когда знакомишься с нарушителем, то, бывает, порой видишь перед собой милого и простого человека, скромного и душевного. Что прикажете делать в подобном случае? И зачастую заставляешь себя забывать про обаяние собеседника, становишься этаким Держимордой: «Где паспорт?», «Когда пропишешься?», «Почему нет свидетельства на ребенка?». А почему кричишь? Потому что власть тебе дана, да только забываешь, что не для крика и хамства она дается. А ведь люди встречают тебя приветливо, вежливы, обходительны и даже радуются, когда заходишь к ним, все угостить норовят. А власть-то нам не ими разве дана? Получается, что для нас хорошие люди где-то в стороне живут, мы ведь чаще с плохими встречаемся...
    Байкин, оскорбленный до глубины души, вскипел, досадуя в то же время и на Кузьменко, который чуть заметно улыбался:
    — Значит, кто чай распивает с преступниками, наслаждается их обществом, те умные, а кто, согласно указу, блюдет порядок — те дураки? Стало быть, по-твоему, мы грубияны и хамы, никому не верим и на всех орем? Вот у вас какое мнение о милиции, товарищ старший лейтенант? Запомним! А вы умный и проницательный? Нянька и воспитательница из детского садика? «Ах, милый убийца! Простите, что у нас в отделении стулья такие жесткие!» Так вас прикажете понимать?
    Байкин взглянул на майора, ожидая его поддержки, но тот молчал. Талгат сдержанно сказал:
    — Кожаш, вы напрасно горячитесь. Вас я не называл ни грубияном, ни дураком. Мне хочется, чтобы отношение людей к нам было уважительным, чтобы люди знали, что мы им не чужие, чтобы не из страха шли к нам. Я говорю о тех недостатках и пороках нашей работы, которые отталкивают людей от нас. Поймите, мы всегда на виду, и грубость или глупость человека, одетого в нашу форму, принесет больше вреда, чем вы думаете. Ну, а если вы не согласны со мной и вам по душе быть грубияном и глупцом, то я ничего не имею против, если это будет проявляться только в частной жизни. Впрочем, и это достаточно плохо и вредно. Но тут уж советами не поможешь, бог с вами, не стану вмешиваться.
    Байкин не совсем понял Талгата, но по смеющимся главам майора понял, что над ним посмеялись. Проглотив обиду, он решил шуткой спасти положение:
    — Я понимаю тебя, холостяка. Трудно, конечно, думать плохое о женщине, которая привечает тебя. Молода, красива, как в песне поется, русая коса. Вдова, ко всему. Не достойно мужчины желать плохое женщине, которая нравится тебе. Так?
    — Я не осуждаю себя за то, что был в доме Масловой, — Талгат кивнул головой. — Если вы убеждены, что она совершила преступление, и у вас есть доказательства, вернитесь и арестуйте ее.
    Кузьменко вмешался в этот разговор:
    — Эти меры всегда можно применить. А пока я хочу знать ваше мнение.
    Байкин воспрянул духом. Глядя на Майлыбаева, он сказал:
    — Товарищ майор верно говорит. Самодеятельность тоже вредит нашему делу. Вы вроде бы защищаете подозреваемую. Смотрите, как бы самому не очутиться на скамье подсудимых.
    Майлыбаев глянул сощуренными глазами на Байкина и рассмеялся:
    — Я выполнял свой долг, а это далеко не самодеятельность. Но, имея свой взгляд, я обязан его защищать. Речь идет не о моем частном мнении — о судьбе человека, а этим играть нам право не дано. Что же касается скамьи подсудимых, то на ней окажутся только те, кто этого заслуживает.
    — Я не мастер говорить загадками. Но не забывайте, что на красивых словах далеко никто не уезжал и чистыми руками в грязи никто еще безнаказанно не возился. Была бы моя воля, я бы арестовал Маслову.
    — Наше дело надо делать чистыми руками. А если она не виновата?
    — Тогда спишем с нее подозрение и отпустим.
    — Вот как? А не кажется вам, что это может принести непоправимый вред и этому человеку, и нашему доброму имени?
    — Ничего, закон нам это простит.
    — Кожаш, мы с вами, я вижу, не договоримся, так что лучше отложим этот разговор до лучших времен, — Талгат повернулся к Кузьменко. — Простите, Петр Петрович, за не совсем уместный спор.
    — Вы говорили о важных вопросах и сложных. Послушать было интересно. Только, Талгат, тот идеал работника милиции, который вы стараетесь нарисовать, надо воспитывать, прежде всего, в себе и в своих товарищах, так ведь?
    — Согласен с вами. Но этого можно добиться лишь в том случае, если товарищ хочет воспитываться, — и оба они, к недоумению Байкина, расхохотались. — Меня удивляет, что Кожаш как-то связывает вдову со мной. Или в гневе сказал? Мне понятно состояние лейтенанта, но хочу вернуться к разговору о Масловой.
    Узнав точно, что Петрушкина у нее была, я собрал о ней кое-какие сведения. Сначала она представлялась мне просто ловкой спекулянткой, но многое говорило и в ее пользу. Решил, что надо встретиться с ней лично. Вот и пошел. Меня встретили так хорошо и приветливо, что даже совестно стало — так плохо думал о людях. По-моему, они меня приняли за студента, ищущего квартиру. С Масловой в одном доме, оказывается, живет ее брат. Владимиром зовут, геологом будет, заканчивает в этом году институт. Я собрался уходить, а этот паренек преграждает мне дорогу, говорит, что у него сегодня день рождения и что он, ко всему, закончил дипломную работу, просит, в общем остаться, посидеть с ними за столом. Не скажу же я: «По служебным делам я здесь, а ты меня за стол тянешь». Согласился. Человек лучше всего раскрывается за столом. Из разговоров я узнал, что Петрушкина действительно была здесь. Что было бы, например, если бы я вдруг вскочил и закричал: «Вы виноваты в побеге Петрушкиной. Где она?». Я, разумеется, этого не сделал. Просто побеседовал и все, — Майлыбаев положил папиросу в пепельницу, повернулся к Кожашу. — Да, чуть не забыл. Лейтенант Байкин в последнее время все ходил за мной, можно сказать, по пятам, ни на шаг не отставал. Кто знает, может, он предполагал, что таким образом будет легче разыскать Маслову? Он знал, что и я занимаюсь тем же делом. Потому я и не удивляюсь опрометчивости его суждений насчет этой женщины. «Молода, красива да к тому же и вдова, потому и к мужчинам, может, снисходительна...» Всякий может такое подумать. Но у нее есть муж. И второй муж у нее, как и первый, — геолог. Сейчас он в поле, на разведке где-то у Каратау. Это меняет многое.
    Кузьменко, внимательно слушавший каждое слово Талгата, тихо вздохнул.
    — Ты и сам, Талгат, знаешь, что я против некоторых приемов в нашей работе. Но... Порой и невинный чай язык развязывает. Я, конечно, верю всему, что ты говоришь. И все же мы не можем оставлять Маслову без внимания. Петрушкина исчезла именно после того, как посетила Маслову. Кто может поручиться, что Маслова не имеет отношения к делу об исчезновении Петрушкиной? Пока не завершим дела, будем держаться каждый своего мнения. Договорились?
    Майлыбаев промолчал.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

    Через два дня майор Кузьменко, ознакомившись со всеми имевшимися на руках материалами о Масловой, счел необходимым переговорить с ней. Не каждому по душе, когда его вызывают в милицию. Стоит кому-то получить повестку, он уже думает бог знает о чем, припоминает, не замешан ли в какую-нибудь историю. Даже умные люди и те впадают в панику. А Маслова отнеслась ко всему спокойно. На вопрос, знает ли она, почему ее вызвали в милицию, она, смеясь, ответила:
    — Откуда мне знать об этом? В милиции бывать не приходилось. Чем здесь занимаются, мне больше известно из книг, вроде «Дело Пестрых». А вызов для меня — загадка. Решили, наверное, что мне надо познакомиться с вашей работой?
    — Вы знаете гражданку Петрушкину?
    Маслова задумалась.
    — Нет, я такой не знаю, — помолчав немного, вдруг протянула, — а, а-а, вы про Матрену Онуфриевну, да? Такая низенькая, худая старушка с седыми висками... Знаю ее. Была она у меня.
    — Когда?
    — Да времени прошло порядком. Месяца два, наверное. Надо же, как время-то быстро летит! Так и жизнь пройдет, не заметим.
    — А раньше вы были знакомы с Петрушкиной?
    — Раньше я ее не встречала. Мы в тот раз случайно с ней увиделись.
    — Где?
    — Перед магазином.
    — О чем вы с ней говорили?
    — О чем, думаете, могут говорить женщины? Обо всем понемногу. Про попа, помню, вспоминали, что он прикарманил деньги, которые с прихожан собрал, — Маслова простодушно взглянула на Кузьменко, улыбнулась. — Удивляюсь, чем вас заинтересовала эта старушка? Знала бы я, что вы так интересуетесь Матреной Онуфриевной, я бы всю родословную ее узнала. Да она и сама говорила: «Зайду, как время выберу». Ничего, теперь умнее буду. Придет, сразу к вам поволоку.
    — Вы верите, что она еще зайдет к вам?
    — Ну, вдруг надумает...
    Кузьменко в душе сомневался в искренности Масловой. Что-то, казалось ему, она скрывает. Но обвинять ее в чем-либо было трудно, не было никакой зацепки. Он глянул на Маслову, удобно сидящую в кресле, предложил сдержанно:
    — Изложите письменно, как вы встретились с Петрушкиной, о чем с ней говорили, в какое время она ушла от вас. Думаю, что вы говорите мне правду, без всякой лжи.
    Маслова не стала долго раздумывать. На листочке бумаги коротко написала о приходе к ней Петрушкиной. Кузьменко пробежал глазами написанное.
    — Добавлять ничего не будете?
    — А что еще?
    — Спасибо. Прошу прощения за беспокойство. Можете идти.
    На улице перед отделением милиции ее ждал брат Владимир. Он был обеспокоен тем, что сестру вызвали в отдел уголовного розыска, поэтому и пришел вместе с ней.
    — Зачем вызывали? — спросил он, обрадованный тем, что сестру отпустили.
    — Да так просто, — Галина Придановна махнула рукой. — Помнишь, к нам одна старушка приходила тогда? Про нее спрашивали.
    — А что, натворила она что-нибудь?
    — Не знаю.
    Брат с сестрой долго еще обменивались предположениями. Дойдя до центральной улицы, пошли по ней вверх, в сторону гор, не садясь в проезжающие один за другим троллейбусы.
    В тот же день после обеда майор Кузьменко вызвал к себе Талгата. Когда Майлыбаев пришел, он сказал ему:
    — Я сегодня говорил с Масловой. Мне кажется, что она что-то скрывает. Вот ее объяснение. Читай!
    Талгат стал читать:
    «Объяснение отделу уголовного розыска областного управления милиции от Масловой Г. П., проживающей по улице...
    Накануне пасхи, не помню в какой точно день, я пошла в магазин, чтобы купить сахара, чая, яиц. Я шла по тротуару, когда в одном из домов кто-то постучал в оконное стекло. Посмотрела, вижу, кто-то делает мне знаки, чтобы я подошла ближе. Оказалась — моя соседка, портниха. Сказала, что в ателье только что завезли дешевую импортную ткань. Посоветовала мне заказать костюм, пальто. Сказала еще, что у них новый мастер появился, опытный, квалифицированный, и что скоро их ателье со второго разряда перейдет на первый. Посоветовала быстрей заказывать, иначе, мол, клиентов много наберется, очередь будет большая. Пошла в ателье. Ткань мне понравилась. Заказала мужу костюм и себе платье. Посчитала, а денег у меня не хватает, и дома денег не было. Я не знала, что делать, жаль было упускать такой заказ, и тут встретилась мне старуха, искавшая костюм для мужа. Я повела ее домой, продала за свою цену новый, неношенный еще костюм мужа. Матрена Онуфриевна — так эту женщину звали — оказалась разговорчивой. Мы бы поговорили, да я в ателье торопилась и соседка, заглянувшая к нам, помешала. Не получилось разговора. Да и у меня, признаться, настроения говорить не было. Часу в седьмом интересующая вас Петрушкина ушла к себе домой».
    Талгат, прочитав объяснение, положил его перед Кузьменко. Майор облокотился на стол.
    — Как ты смотришь на это, Талгат? — спросил он.
    — По-моему, изложено все логично.
    — Ты так думаешь? — Кузьменко встал, подошел к окну. Помолчав немного, сказал: — Нам нужны сведения о Петрушкиной. А здесь их нет. Трудно поверить в то, что Петрушкина не могла почувствовать беду, нависшую над ней. Расстроенный чем-то человек всегда ищет собеседника, она могла поделиться кое-чем с Масловой. Почему бы такой любопытной особе, как Маслова, не заинтересоваться этим?
    — Вы хотите сказать, что Маслова несомненно имеет отношение к исчезновению Петрушкиной?
    — Я этого не говорил. Но Масловой не верю. Не может быть, чтобы она не знала, что не домой ушла Петрушкина. Она должна была обо всем этом написать, но правду, как видно, она не желает говорить. Так что сам делай из этого вывод.
    — Голые мысли в совокупности с ложными обоснованиями к желаемым результатам не приводят. Как бы нам, в конце концов, к ошибочному заключению не прийти.
    — Понимаю, Талгат, ты всячески выгораживаешь Маслову, как человека порядочного, не кривящего душой. Хорошо, пусть так. Но в нашей службе не всегда можно руководствоваться симпатиями или антипатиями к человеку. Зачастую требуются решительные оперативные действия. В таких случаях возможны и ошибки.
    — Я предпочитаю иметь на руках неопровержимые доказательства вины человека.
    — Они будут.
    — Вы в это верите?
    — Да!
    Долгий опыт, внутреннее чутье не обманули Кузьменко и на этот раз. При обыске в доме Масловой были обнаружены шаль и сумка Петрушкиной. Шерстяную, с белыми полосками шаль Матрена Онуфриевна надевала, когда собиралась на базар.
    При предварительном расследовании вместе с Масловой в управление вызвали и Петрушкина. Тот, увидев на столе знакомые вещи, вытаращил глаза.
    — Бог ты мой? Жива! — вскричал он. — Наконец-то!
    Маслова, не понимавшая, что происходит, испугалась. Прониклась тут же сочувствием к плачущему, спросила у Байкина, сидевшего рядом:
    — Что, у этого бедняги жену убили, что ли?
    — А вы будто и не знали! — насмешливо произнес тот. — Здорово! А откуда же у вас шаль и сумка, позвольте спросить? Петрушкина сама вам их оставила?
    — Что вы хотите сказать?
    Маслова только теперь поняла, что ее вызвали, подозревая в убийстве Петрушкиной. Догадка поразила ее. Она в упор посмотрела на довольного Байкина и сказала:
    — Старуху я не убивала.
    Следователь Карпов не обратил на эти слова внимания, и принялся с безразличным видом допрашивать Маслову. Она отказалась отвечать. Со времени ее беседы с Кузьменко прошло несколько дней. Она упрямо стояла на том, что дело обстояло именно так, как она изложила тогда в объяснении.
    — К смерти Петрушкиной я никакого отношения не имею. Ваши подозрения считаю оскорбительными для себя, — заявила она.
    — Мы далеки от того, чтобы оскорблять кого бы то ни было, — спокойно ответил капитан Карпов. — Нам в любом деле важна истина.
    — К тому, что я уже написала, мне добавить нечего.
    — Объяснение ваше я читал. Не знаю почему, но про вещи, оставленные Петрушкиной, вы забыли упомянуть. Как же так?
    — Я действительно забыла, что сумка у меня.
    — Вы ждали, что Петрушкина вернется. Дни, месяцы прошли, она не пришла. Вещи, у которых нет хозяев, присваивать легко. Никто их не спрашивал. Вы надеялись, что их никто и не спросит, потому, наверное, и молчали про них.
    Маслова откинула назад упавшие на лоб мягкие шелковистые волосы, вздохнула тяжело. После недолгого молчания она сказала:
    — Знала бы я, что эта шаль бедой для меня обернется, разве держала бы у себя дома до сих пор? Еще и на стенку повесила. Она же, эта шаль, — для меня ничто. Не от отца же в наследство получила. Зачем хранила? Думала, придет за ней она. Да и зачем мне было хранить ее, посудите сами, если бы я знала, что все это так плохо кончится?
    — Вы казахский язык знаете?
    — Ну а как же! Среди казахов живу, отчего же не знать? Да и соседи все казахи.
    — Это хорошо, — протянул капитан Карпов, отодвигая бумаги подальше, на край стола. — Человек, который желает узнать обычаи и жизнь народа, среди которого живет, Должен перво-наперво его язык узнать. Лично сам я только начал изучать... Так вот, казахи говорят, что у женщины, прибегающей за огоньком к соседке, находится тридцать тем для разговора. Может, я слишком неумело перевел, но в этой поговорке передана характерная для всех женщин, какой бы она национальности ни была, черта — их склонность к беседе. Петрушкина тоже женщина. Я думаю, она не сразу ушла от вас. Поговорили, конечно. Припомните, пожалуйста, ее последние слова, если это возможно.
    Маслова задумалась. Потом сказала:
    — Кажется, когда я ее провожала, да-да, именно тогда... — она кивнула головой, — возле ворот мы с ней остановились. Она посмотрела на меня, в упор так посмотрела, изучающе и сказала: «Какой вы счастливый человек!» Я ей ответила: «Да слава богу, сейчас ни в чем не нуждаемся; одежонка есть и продуктов хватает». А старуха вздохнула, говорит: «Эх, Галина, не об этом я... Я всю жизнь о тихой, спокойной жизни мечтала... Но, видно, отказала мне судьба в хорошем. Как ни стараюсь — не получается. Ну ладно, пойду, не буду задерживать». Попрощалась со мной наспех. Вернулась я в дом, а там ее шаль и сумка. Не могла же я разыскивать ее. Решила: хватится, сама придет. И отнесла в сарай.
    — Что было в сумке?
    — Не заглядывала в нее. К чему мне чужое, посудите?
    — Ответьте на последний вопрос: когда вы разговаривали перед магазином с Петрушкиной, вы заметили, что рядом был ее муж?
    — Она была одна.
    — Вы Петрушкина не видели?
    — Петрушкин? А-а, наверное, этот однорукий, который сейчас плакал? Нет, я его у вас вижу впервые.
    — Интересно! А он вас хорошо запомнил. Даже разговор ваш с его старухой запомнил. Это он, Петрушкин, и помог нам разыскать вас.
    — Меня разыскивать и не надо было. Я не скрывалась. Я спокойно жила у всех на виду.
    — Итак, вы утверждаете, что не видели Петрушкина?
    — Да.
    — На этом мы закончим сегодняшний разговор. Вы посидите пока, Галина Придановна.
    Маслова расписалась в нижнем углу протокола допроса, и капитан Карпов вышел, захватив папку.
    В тот же день Маслову освободили, не стали брать под стражу. Байкин едва не сгорел с досады, когда узнал, что Маслову не отправили в камеру. «Вот так и бывает, — горячился он. — Решили Майлыбаева выгородить, потому и отпустили. Где же справедливость?!» В тот же день он написал пространное заявление начальнику управления. Жена у него была филологом по образованию. Он дал ей исправить ошибки, переписал снова. Когда покончил с заявлением, почувствовал себя так, будто большое дело сделал. До самого рассвета обдумывал, каким образом он преподнесет это заявление начальнику. Ему представлялось, что с момента, как он вручит это заявление начальнику, он обретет покой. Может быть, получит повышение по службе. Злая радость распирала его, сердце заходилось в предчувствии хороших перемен...
    Майор Кузьменко запросил дело у следователя. Внимательно прочитал ответы Масловой. Сопоставил их с ее объяснением. Поначалу он думал, что следователь поможет напасть на след человека, который исчез загадочно, но дело по-прежнему оставалось запутанным. По ответам Масловой выходило, что она раньше не видела Петрушкина. Петрушкин, в свою очередь, возражал, доказывая, что она видела его. Он так и заявил на очной ставке: «Эта гражданка врет. Я стоял рядом, когда они с моей старушкой судачили». А потом добавил с сожалением: «А что во мне есть такого в самом деле, чтобы баба на меня внимание обратила? Может, и правда, что не заметила. И все же она должна была услышать разговор между нами с Матреной. Не хочет признавать, что делать? Один бог — свидетель».
    На первый взгляд, ничего особенного в том, виделись раньше Петрушкин с Масловой или нет, не было. Но для дела это имело особое значение. Если верить Масловой, то Петрушкин лгал с самого начала. Ведь можно допустить, что когда две женщины разговаривали, он, спрятавшись, выждал, и при возвращении Матрены Онуфриевны из дома Масловой... Если же верить Петрушкину, то выходит, что Маслова заманила к себе женщину, после чего ее никто не видел... Но одно обстоятельство снимало с Масловой подозрения: во всех своих показаниях Петрушкин оперировал тремястами рублями, которые якобы жена захватила с собой на базар, а в сумке, обнаруженной в доме Масловой, оказалось пять тысяч рублей. Петрушкин не знал ничего об этих деньгах, не видел их. Судя по всему, между супругами существовало недоверие, они таились друг от друга. К тому же неизвестно, для каких целей Петрушкина взяла с собой такую крупную сумму. Если бы Маслова убила старуху в расчете на эти деньги, она давно бы прикарманила их. И еще одно обстоятельство беспокоило Кузьменко. По показаниям Масловой выходило, что Матрена Онуфриевна ушла от нее в седьмом часу. Если идти пешком, то до комбинатовского поселка можно добраться за час. То есть, к восьми женщина наверняка должна была быть дома. Весной в восемь еще светло и нападение на человека на улице маловероятно. Да и денег при себе Петрушкина не имела. Стало быть, если Матрена Онуфриевна и была убита, то только после возвращения домой... А если, скажем, Петрушкину по дороге от Масловой встретил кто-то из знакомых, зазвал в гости и совершил преступление? Кем мог быть этот знакомый?
    Супруги Петрушкины вели уединенную, замкнутую жизнь. С соседями почти не общались. Так что знакомых у них не густо. Наводили справки по поводу толстого пришельца, о котором мимоходом упомянула Данишевская, но больше того, что рассказала им Глафира, ничего не узнали. Глафира же и при повторной беседе сказала то же самое.
    — Я тогда была пьяная. Помню только, что тот, с животом, был черный и лысый.
    После этого случая Глафира «черного» не видела.
    «Так кто же все-таки убил Матрену Онуфриевну?» — в который раз спрашивал себя Кузьменко. Он уже стал свыкаться с мыслью, что Петрушкину действительно убили, а не уехала она никуда, не сбежала.
    Мысли майора прервал появившийся в кабинете Майлыбаев.
    — Как вы дело Масловой решили, Петр Петрович? — спросил он с порога.
    — Для задержания достаточных оснований нет. И все же подозрение с нее я не снимаю. Взяли у нее подписку о невыезде. — Кузьменко присел на краешек стола. — Преступник, получив необходимое ему, не возится обычно с жертвой. Он спешит скрыться, чтобы не попасть в руки правосудия.
    — Да, это характерно для «мокрушников». Но... преступник прячет жертву, заметая следы, если человек, убитый им, был с ним долго связан и эта связь известна многим. Здесь не случайное, а продуманное, заранее подготовленное преступление. Потому и улик пока мало.
    — Я тоже об этом думал. У Матрены Онуфриевны денег с собой не было, они остались в сумке. Значит, тот, кто ее убил, не собирался ограбить. Тут мотив совсем другой. Главное для нас — это понять, почему ее убили. — Кузьменко прикурил и заходил по кабинету. — Честный по натуре человек никогда не оправдывается, он не льет слезу и не вышибает ее у других. Я презираю боязливых, особенно, на вид боязливых. Эдаких тихих овечек.
    Талгат резко повернулся к майору:
    — Вы это про кого, Петр Петрович?
    Кузьменко молча положил ему руку на плечо:
    — Помнишь историю с Шамадиновым — убийцей Красниковой? Если не запамятовал я, задержали преступников при выходе из ресторана «Алатау»?
    — Да-да.
    Майлыбаев всем корпусом повернулся к майору. Как же забыть ему этого кровопийцу, хитрого, изворотливого бандита? Талгат все хорошо помнит. Шамадинов со своими дружками в тот день обмывал удачу. Вел он себя довольно развязно, нагло. За одним столиком с убийцей сидел тогда и Талгат. Ел вместе с бандитами, пил, смеялся. У него было особое задание — выявить бандитов, долгое время умудрявшихся скрываться целой шайкой. Шамадинов не был глуп, имел высшее образование. Трудно объяснить, почему он выбрал для себя такой темный и скользкий путь. В день окончания института он изнасиловал девушку, все эти годы учившуюся вместе с ним. После этой истории он исчез, решив, видно, замести следы и уйти от ответственности. Насильник стал грабителем. Хитрый, изворотливый, расчетливо намечающий себе жертву, умеющий прятать концы в воду, он сколотил себе стаю. В кучу их сбил страх перед возмездием, а смелость их была ничем иным, как отчаянием людей, знающих, что возмездие неотвратимо и уже близко. Все, что держится на страхе, — непрочно. Но, когда они вместе, им кажется, что не так страшно, и они, как волки в стае, жмутся друг к другу. Потом страх неизбежно переходит в злобу, а злоба толкает на новые преступления. И снова приходит страх...
    «Новичка» Талгата Шамадинов решил сразу прибрать к рукам. Чтобы связать человека, нужно втянуть его в совместное преступление, чтобы все — на одной веревочке. Распоряжение главаря было кратким:
    — Это твоя последняя рюмка. Больше пить не будешь. Не дам. Рука, держащая кинжал, не должна дрожать. Человек чтобы пикнуть не мог. Сам проверю. Посмотрю на что ты годишься. Отступишься, хорошего не жди. Мы народ тихий, кого режем — не кричит. Сам как козленка приколю.
    В эту ночь головорезы готовили налет на ювелирный магазин. Убить сторожа было поручено Талгату.
    Вся банда по приказу Шамадинова должна была наблюдать, как пройдет испытание новичка. Талгат, конечно, не предполагал, что попадет в такой переплет. Он попытался было удержать их от этого дерзкого плана, мол, магазин вручную открыть трудно, там сигнализация установлена, но на него прикрикнули: «Не размазывай! Магазин не твоя забота...» Если бы в ту ночь не подоспела вовремя оперативная группа Кузьменко, один бог знает, чем кончилось бы «первое испытание» Талгата.
    — Почему вы об этом вспомнили? — спросил Талгат.
    — А через кого они хотели сбыть награбленное?
    — Если не ошибаюсь, через Темникову.
    — Ее осудили. Кого они еще называли?
    — Сейчас, — Талгат задумался, — про какого-то парикмахера Соломона вспоминали. Да-да, Соломон. Но какое отношение все это имеет к делу Петрушкиной?
    — Имеет это отношение или нет, пока не знаю, ничего по этому поводу сказать не могу. Но чем занимается этот парикмахер, мы, к сожалению, до сих пор не выяснили. В стороне он остался. А надо бы выяснить, поручаю это тебе. Только будь осторожен, не мешает хорошенько отрастить бороду. Желаю успеха.
    Талгат вышел от Кузьменко несколько расстроенный: вызвали его в управление по делу Петрушкина, а теперь, видно, решили держать в стороне. Или это наказание за то, что он поддержал Маслову? Стало быть, он не способен вести серьезные дела. Какое может иметь отношение парикмахер к делу Петрушкина?
    Майлыбаев прошел немного по улице, потом оглянулся назад, на управление. Окно кабинета Кузьменко было открыто. Майор стоял, прислонившись к косяку. Улыбнулся ему, помахал рукой. «Интересный все же человек наш майор», — подумал Талгат, качая головой.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

    Рассвет только-только начинал вливаться светлыми струями в чернила ночи. Город еще не просыпался. Кое-где в домах светились окна желтыми, синими, оранжевыми пятнами. Может быть, там не спали поэты, которые подарят людям звонкие стихи? Или сидят над чертежными досками конструкторы, и пепельницы их полны окурков? А может, влюбленные не могут наглядеться друг на друга? Или это сидит без сна мать, ожидая прихода непутевого сына? Кто знает... В небе еще нет той чистой голубизны, которая приходит с солнцем. Оно словно тяжело переболело эту ночь и потому стало серым, утомленным. Но вот на востоке оно порозовело. Погустели живые краски. Зашаркали метлами дворники. Промчался одинокий автобус. Гасли окна.
    Устав от работы, майор постелил себе на веранде. Ему хотелось дышать свежим воздухом. Спал он крепко, но проснулся неожиданно, не то от шума автобуса, не то от уличных криков. Он прислушался к звукам, не шевелясь, словно боясь спугнуть их. Глаза снова стали слипаться, словно зеленоглазая девушка Дрема присела на краешек постели и провела ласковой ладонью по его лицу. Тело цепенело от приливов сна. Зарывшись лицом в подушку, он снова смежил веки. Но пугливо упорхнула Дрема, ушел сон. Свежесть ли прогнала его или трезвая человеческая мысль? Кузьменко вскочил на ноги, обулся и вышел во двор. Уже показалось солнце. Цветы нежились под его первыми лучами, кивали головками.
    Кузьменко любил выйти на зорьке во двор и размяться гимнастикой. Затем он умывался холодной водой и до завтрака просматривал газеты. Не успел он проделать и первое упражнение, как в окно высунулась его жена Евдокия Кирилловна и закричала:
    — Петя, иди скорей сюда!
    — Что тебе, Дуся? — Кузьменко вытянул шею в ее сторону. — Чай еще не скоро, могла бы не торопить.
    — К телефону тебя зовут!
    Кузьменко в два прыжка одолел ступени, шумно ворвался в комнату в предчувствии чего-то неожиданного.
    — Кузьменко слушает. Алло! Когда? Сегодня? Сейчас буду!
    Бросив трубку, он стал поспешно одеваться. Евдокия Кирилловна, давно смирившаяся с неожиданными вызовами мужа, быстро собрала на стол, принесла чай, бутерброд с колбасой.
    — Ты хоть перекуси. А то и вечером вчера не поел как следует. Какая же работа на голодный желудок?
    — Успею еще поесть. Некогда сейчас, — поцеловав жену в щеку, Кузьменко быстро вышел и уже со двора крикнул: — Если рано освобожусь, в кино сходим. Позвоню сам. А вы с Сережей пока чем-нибудь сами займитесь.
    Перед домом его уже ждала машина. В ней сидел капитан Карпов. Дорогой он коротко рассказал о случившемся:
    — Между тремя и четырьмя часами выкрали. Потому что, когда он просыпался часа в два, вещь была на месте. Короче — история получилась неприятная.
    Кузьменко мало что понял из слов следователя.
    — Откуда пострадавший и кто он?
    — Приезжий какой-то. Турист из нашей Прибалтики.
    Кузьменко повернулся к Карпову, глядя на него строго, даже чуточку зло:
    — Кто дежурил в гостинице?
    — Дежурный был там лишь до двенадцати. Лейтенант Байкин случайно прошел перед утром мимо гостиницы...
    — А что там нужно было Байкину? Гостиница не входит в его участок.
    — Не знаю, товарищ майор. Может, из гостей шел, по пути.
    — Из гостей? Где он сейчас?
    — В своем отделении.
    — Охрану поставили у гостиницы? Это хорошо, — Кузьменко смягчился, — чтобы никто из посторонних в номер не зашел. А сейчас вызовите мне Байкина. Сами — живей к гостинице. Постарайтесь, товарищ капитан, как можно меньше людей привлекать к этому делу, и, пожалуйста, без шума.
    Спустя некоторое время явился Кожаш с опухшим лицом, еще не совсем проснувшийся. Глаза слезятся, зевоту с трудом подавляет, но стоит важно, голову держит высоко.
    Он, Байкин, нашел Маслову среди такого множества людей, а Кузьменко послушался Майлыбаева и отпустил на свободу преступницу. Разумеется, Байкин не сожалеет об этом. Если майору вздумается, к примеру, излить на него свой гнев, если он не послушает его, Байкина, что ж — он вынужден будет вручить заявление в руки большого начальства.
    Равнодушный вид Байкина красноречиво говорил о том, насколько тот сейчас был уверен в себе. В кабинете наступила тишина. Майор, к удивлению Байкина, был настроен холодно, и это его несколько озадачило. Он заметно поостыл, нервно переступил с ноги на ногу.
    — Звали, товарищ майор? — выдавил он наконец.
    — Кто украл чемодан?
    — Откуда мне знать? На рассвете кто-то поднял истошный крик в гостинице. Не разобрал я, что кричали: то ли украли что, то ли унесли.
    — А вы где были?
    — Не понимаю, товарищ майор. Что-то вы сердитесь на меня все время. Давайте по справедливости: во-первых, это не мой участок, во-вторых, имею я право после службы, как все нормальные люди, пройтись по городу, подышать свежим воздухом? Из-за какого-то туриста вы оскорбляете офицера милиции. Не слишком ли, товарищ майор?
    — Милиционер не выбирает времени. В любой час дня и ночи он должен быть на посту. Люди видят в нас свою защиту. Человек, попавший в беду, не будет у вас спрашивать, с какого вы участка. Завидев милиционера, он просит помощи. Ну а вы, оказавшись на месте происшествия, не приняли никаких мер.
    Байкин, видя, что дело для него оборачивается плохо, стал оправдываться:
    — Все это верно, товарищ майор, мы обязаны всегда находиться на посту. Но откуда мне было знать, что творилось там в гостинице? Пусть пострадавший сам на себя пеняет, что не сумел собственный чемодан сберечь. Может, сам где-нибудь оставил чемодан? Выпил человек... всякое бывает. Какая же тут моя вина?
    — Если действительно чемодан похищен, отвечать будете но всей строгости. — Кузьменко побагровел от досады. — Диву даюсь, как вы до сих пор своих обязанностей не знаете?
    — Вы напрасно меня обвиняете, товарищ майор. Я здесь не при чем.
    — Поймите, вы совершили служебный проступок.
    Байкин, опустив голову, озабоченно тер ладонью козырек фуражки. Вид у него был виноватый. Переминаясь с ноги на ногу, он стоял перед майором, не решаясь сказать ему то, что было на душе, а потом, все так же виновато согнувшись, вышел.
    Кузьменко выехал на место происшествия. До начала рабочего дня остались считанные минуты. Больше стало прохожих. Вокруг гостиницы работали оперативники с собакой-ищейкой, отыскивая след преступника. Прохожие останавливались, спрашивали друг у друга, что случилось, интересовались подробностями.
    В десять часов Кузьменко зашел к Даирову, рассказал ему о происшествии в гостинице, о разговоре с пострадавшим, неким Дрейером. Даиров молча слушал майора, вытянув руки перед собой, положив их свободно на полированную поверхность стола. Не прерывал Кузьменко, пока тот не рассказал все. Только через некоторое время он откинулся на спинку кресла и закурил.
    — Стало быть, чужих следов нет. Вы полагаете, что чемодан мог похитить лишь сам хозяин? Спрятал его, а потом забыл, где припрятал? Я так вас понял, товарищ майор?
    Кузьменко кивнул:
    — Так точно, товарищ полковник.
    — Заявление туриста мы, разумеется, не оставим без ответа. Поручим, пожалуй, заняться этим делом лейтенанту Майлыбаеву — парень сообразительный и легкий на подъем. Ваше мнение?
    — Старший лейтенант Майлыбаев выполняет сейчас важное задание: ему поручено прощупать парикмахера, — Кузьменко напомнил полковнику о задании, данном им раньше.
    Даиров вдруг сделал неожиданное для Кузьменко заключение.
    — Мне кажется, новое задание не помешает Майлыбаеву.
    — Не понял, Мукан Даирович, — Кузьменко вопросительно взглянул на полковника, — парикмахер, Петрушкин, турист — что между ними может быть общего? Не улавливаю связи.
    — Может быть, связи и нет. Но давайте подумаем вместе. У Петрушкиных появляется странный гость — «черный», вскоре исчезает хозяйка дома. В сумке, которую она оставила у Масловой, находится сумма, весьма значительная для людей среднего достатка. Откуда деньги? Далее выясняется, что Петрушкин не такой уж отшельник и кое-какие знакомства он поддерживает. Причем среди его знакомых есть и человек, которого подозревали в связях с бывшей шайкой Шамадинова. И, наконец, кража чемодана у туриста. Не окажутся ли эти события звеньями одной цепочки? Думаю, что надо пересмотреть план и расширить круг поиска преступника. Ни одна, даже самая мелкая, деталь не должна остаться без внимания.
    То, что сказал полковник, было так необычно, с такой неожиданной стороны освещало уже известные факты, что Кузьменко глубоко задумался, зажав в зубах давно погасшую папиросу.
    Даиров полистал бумаги в лежащей на столе папке и, как бы подводя итог разговору, сказал:
    — Я ознакомился с материалами допроса Масловой. Ваши действия считаю правильными. Однако прошу вас и ваших сотрудников постоянно помнить о внимательном отношении к людям. Нельзя оставлять занозу в сердцах честных людей.
    — Понимаю, товарищ полковник!
    Даиров кивнул головой, разрешая быть свободным.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

    Городской парк культуры и отдыха. Очень людно. Прекрасный цветник сверкает сочными красками при ярком свете прожекторов. По тенистой аллее нескончаемым потоком вливаются в парк горожане.
    Прогуливаются по парку и Анастасия Ефимовна со своей золовкой. На прошлой неделе студенты института организовали концерт, на котором Анастасия познакомилась с Кожашем, смуглым и весьма галантным молодым человеком. В следующее воскресенье они договорились встретиться в парке у фонтана, но мыслимо ли найти друг друга в этой толчее, если заранее не назначить места свидания?.. Вдвоем с золовкой они несколько раз прошлись вокруг фонтана, но никого похожего на своего нового знакомого Анастасия не приметила.
    — Неужто и впрямь не придет? — спрашивала она, то и дело толкая локтем спутницу. — А я-то ждала этот день, с ума сойти можно!..
    Золовка Анастасии, Ольга Степановна, была уже в том возрасте, когда прежние заботы о внешности отходят незаметно на задний план. Мужчины уже мало интересовали ее, однако любила Ольга Степановна, когда ее родственница знакомилась с кем-нибудь. Новый знакомый бывал обычно щедр, не жалел ничего ни для Анастасии, ни для нее. Все, что перепадало ей от встреч двух молодых — посещение кафе и ресторанов, редкие подарки, которыми ублажал дам очередной обожатель Анастасии — она принимала как должное. Со временем она привыкла к такого рода развлечениям, и теперь отсутствие Кожаша в назначенный час на месте свидания беспокоило ее.
    — Что это с ним, а? Вы точно здесь договорились встретиться? Ты не забыла? — допытывалась она, вглядываясь в лица проходящих мимо людей, и, хотя не знала Кожаша, дергала за рукав Анастасию всякий раз, как замечала рядом чернявых мужчин. Вот и сейчас она нетерпеливо вскинула руку, показывая на кого-то:
    — Вон тот черный, кудрявый — не он?
    — Который? — Анастасия посмотрела в ту сторону, куда показывала Ольга Степановна, и тут же оскорбленно отвернулась. — Тоже нашла о ком говорить. Какой-то толстобрюхий. На что он мне?
    Острые голубые глаза Анастасии блуждали по лицам гуляющих. Ни один человек не проходил незамеченным. Вдруг она насторожилась, толкнула локтем Ольгу Степановну.
    — Идет! — прошептала она обрадованно.
    Ольга Степановна, далекая от сантиментов, почувствовала, как забилось у Анастасии сердце.
    Байкин, пройдя в ворота, остановился, огляделся по сторонам.
    — Кожашка, я здесь — закричала Анастасия и, подбежав к Байкину, обняла его. Без всяких церемоний обняла, без оглядки на людей, отбросив всякую стыдливость. Прижалась к нему ласково, взяла под руку. Сам Байкин не особенно и удивился. Ее порыв, хоть и показался ему поначалу несколько странным, он воспринял как проявление любви и нетерпения той, к которой он, собственно, и пришел на свидание. За что же осуждать ее?
    Анастасия представила ему свою спутницу.
    — Моя золовка, Ольга Степановна.
    Байкин почтительно поздоровался.
    — Ну чего же мы стоим? — сказал он после приветствий. — Надо пойти куда-нибудь червячка заморить. С утра росинки маковой во рту не было.
    Он предложил пойти в ресторан «Арал». Женщины не стали отнекиваться да и про опоздание ему не напомнили. Стоило ли, такой галантный и обходительный кавалер... Втроем они направились к ресторану. Шли, взявшись под руку, как люди, связанные давней дружбой.
    В «Арале» было по-обычному оживленно. У входа толкались многочисленные неудачники, желающие попасть за ресторанный столик. Байкин прошел в зал, отвел в сторону одну из официанток, пошептался с ней и вскоре их усадили за столик в уединенном уголке. Помогла красная книжица, которую Кожаш показал официантке. Официантка не заставила себя долго ждать — принесла и поставила на стол бутылку армянского коньяка, холодное мясо, свежие огурцы, лимон, нарезанный дольками.
    — Кожаш, ты сегодня решил нас угробить. Как мы со всем справимся? — кокетливо прощебетала Анастасия.
    Ольга Степановна стрельнула в Анастасию глазами, подтолкнула ее незаметно, как будто говорила: «Пусть берет, чего волнуешься? Не твои же денежки плачут». Байкин не заметил этого. Нанизывая на вилку холодное мясо, сказал:
    — О чем разговор? Пожуем, пока горячее принесут.
    Наполнив рюмки, предложил:
    — Давайте за здоровье, за благополучие наше выпьем. Все-таки жизнь — штука прекрасная! Все — благодаря жизни.
    Он залпом опрокинул рюмку. Проследил, чтобы и женщины выпили до дна.
    Весь вечер Байкин был внимателен к Анастасии. Сам подносил ей на вилке мясо, касался тихо губами нежной шеи, ушка, выражая признательность за то, что она делит с ним его сегодняшнюю трапезу. Анастасия в ответ шаловливо касалась его плечом, улыбалась мило, зазывно. Новый знакомый пришелся ей по вкусу.
    Насытившись вдосталь, они откинулись на спинки стульев, потягивая холодное пиво. Байкин только теперь заметил, как высоко поднялось короткое платье Анастасии, обнажая ноги намного выше колен. Что и говорить, ноги у нее были великолепные!
    — Вы мне нравитесь, — прошептала она, касаясь его уха горячими губами. Байкин крепко обнял ее за талию. Анастасия гибко подалась к нему и тихо сказала:
    — Уйдем отсюда!
    Словно забыв про Ольгу Степановну, они поднялись из-за стола, и, выйдя из ресторана, прямиком направились к дому Анастасии. Ольга Степановна с сожалением оглядела стол с недопитыми бутылками пива и недоеденными блюдами, вяло махнула рукой и устремилась вслед за молодыми.
    Когда они, шумно переговариваясь, ввалились в дом, из соседней комнаты послышался слабый, надтреснутый голос:
    — Настенька, ты вернулась? Дай, ради бога, глоток воды! В горле пересохло...
    — Что б тебя... — злобно прошипела Анастасия, хлопнув дверью.
    — Муж, — тихо сказала Байкину стоявшая за его спиной Ольга Степановна, — Ахметжан.
    Ахметжан Алтынбаев преподавал физику в институте, где училась Анастасия. На последнем курсе миловидной студентке вдруг потребовались дополнительные консультации, самостоятельно с дипломной работой она не справлялась. Она почти ежедневно бывала у него в доме, и Ахметжан Алтынбаевич — человек уже довольно пожилой — понял, что студентка проявляет к нему интерес не только как к преподавателю. Она была красива, не глупа, и Ахметжан Алтынбаевич не устоял. Вскоре он оставил семью и женился на Анастасии.
    Разочарование пришло довольно быстро. Анастасия не скрывала, что вышла за него замуж не по любви. Она вела себя вызывающе — задерживалась по вечерам, иногда и вовсе не ночевала дома. Предлог всегда находился: то она была у подружки, то золовка уговорила ее остаться на ночь у ней, то... Ложь нагромождалась на ложь. Семьи уже давно не было — были два чужих друг другу человека.
    В последнюю зиму Ахметжан Алтынбаевич сильно сдал, часто болел, почти не выходил из дома, острые боли в пояснице вынудили слечь в постель. С тех пор Анастасия и вовсе отошла от него, перестала следить за домом. Муж раздражал ее, вызывал отвращение, даже ненависть.
    Заслышав голос мужа, она выругалась про себя и буркнула:
    — Вечно у него в горле пересыхает. Ольга, дай-ка ему воды, пусть заткнется! — и поманила к себе в комнату Байкина, нелепо застывшего на пороге. Обстановка в доме Анастасии смутила Кожаша, озадаченный присутствием другого мужчины, он не в состоянии был двинуться с места.
    Анастасия сама подошла к нему, зашептала:
    — Не бойся, он не встанет — парализован.
    Ахметжан Алтынбаевич лежал, прикрывшись до подбородка одеялом, его лихорадило. Не было сил что-то сказать, что-то сделать. Он все знал и со всем смирился, считая теперешнюю свою жизнь наказанием за собственное легкомыслие.
    Анастасия развалилась в кресле напротив кровати, положив одна на другую стройные ноги.
    — Можешь не закипать, ничего не случилось, — проговорила она, закуривая сигарету. Сделав две-три затяжки, позвала золовку.
    — Ольга Степановна, есть ли в холодильнике мясо? Поджарь, Ахметжан проголодался, пожалуй.
    Потянувшись, Анастасия встала с кресла и пошла к двери, ни разу не оглянувшись на мужа.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

    По субботам в парикмахерской обычно была большая очередь. Майлыбаеву повезло — в очереди он четвертый. Сегодня он пришел сюда во второй раз. В салоне четыре мастера. Три из них — женщины. Все они стоят рядышком перед приставленными друг к другу большими толстыми зеркалами. Только у четвертого мастера, мужчины, рабочее место несколько в стороне, отдельно. Большое, в человеческий рост овальное зеркало поставлено боком к окну. Когда отодвигают занавески на окнах, в зеркале отражаются прохожие.
    Год назад, когда была выловлена шайка Шамадинова, подручные главаря показали на суде, что дорогие вещи они сбывали через парикмахера Соломона. При расследовании оказалось, что человека с таким именем в городе нет. Майлыбаев позднее выяснил, что это не настоящее имя парикмахера. После тщательного изучения материалов дела, сопоставления фактов, — ко всему и приметы таинственного «черного» посетителя дома Петрушкина совпадали с описанием «Соломона», — Майлыбаев остановился на Сигалове.
    Второй раз был Майлыбаев в этой парикмахерской, наблюдал за Сигаловым, но ничего подозрительного в нем не заметил. Приятное лицо. Очень добросовестен в работе. Если клиент, оставшись довольным, благодарит его, он почтительно кланяется в знак признательности. Обходительный человек... На слова, правда, скуп.
    Майлыбаев делал вид, что читает последний номер журнала «Шмель», а сам краем глаза следил за Сигаловым. Парикмахер не оборачивался, когда входил очередной посетитель, но он видел каждого в небольшом круглом зеркальце, установленном на тумбочке. Посетитель, входя, задерживался обычно у вешалки в углу, и тогда его фигура полностью отражалась в зеркальце на тумбочке Сигалова.
    За окном показались двое мужчин. Они едва не столкнулись, так быстро шли навстречу друг друга. Тут же появился третий, с холщовым мешком под мышкой. Задержавшись у окна, он всмотрелся вглубь, словно хотел убедиться — в парикмахерской ли интересующий его мастер. Сигалов не обратил на него никакого внимания. Только кивнул едва заметно, глядя в круглое зеркальце на тумбочке. Сам между тем продолжал заниматься делом. «Не горячо?» — осведомился он, заботливо прикладывая исходящее паром горячее полотенце к щекам клиента. Но Майлыбаев успел заметить, как изменилось, посерело вдруг смуглое лицо парикмахера, дрогнули пальцы.
    «Кто встревожил Сигалова? Почему он так испугался?» — подумал Талгат и повернулся к двери. Двое мужчин, которые едва не столкнулись на улице, теперь появились на пороге парикмахерской, оба навеселе, чуть не сорвали портьеру с двери. Спросили последнего в очереди, а потом устремились к шахматам на столике. Почти касаясь друг друга лбами, они отчаянно сопели над доской. Вошел тот самый, с мешком, который останавливался у окна.
    — Эй, куда прешь! — прокричал один из шахматистов, громадный молодой детина, а потом, уже обращаясь, видно, к товарищу, добавил: — Не двигай пешку, шах открывается.
    В человеке, который вошел последним, Майлыбаев с удивлением узнал Петрушкина. И почему-то вспомнил, как тот говорил: «Сколько, думаете, протянет калека, да еще в таком положении? К чему мне оставшиеся годы, пропади они пропадом! Хорошо, когда Матрена была рядом, а теперь... К черту такую жизнь!..» Отошел, казалось бы, от жизни Петрушкин, махнул на все рукой, ан нет — от самого мясокомбината в город прикатил, чтобы красоту навести. На окраинах парикмахерских тоже достаточно, и народу там куда меньше. А вот Петрушкин приехал сюда. Зачем? Может быть, встретиться с Сигаловым? Что может связывать этих людей? Или он забрел случайно? Мотался по магазинам и заглянул? Но кого или чего испугался Сигалов?
    Лицо Петрушкина невозмутимо, движения решительные, властные. Положив мешок на стул, он сел поверх него, закинув ногу на ногу. Ничего не скажешь — осанистый мужчина, слегка манерный. Чем-то на военного смахивает. Подошла очередь Майлыбаева. Но теперь с приходом Петрушкина его планы изменились. Надо было оставаться в парикмахерской подольше. Пропустить очередь? Но нужна причина. Выручила молодая красивая женщина, с ярко накрашенными губами и с броским лаком на ногтях, неожиданно появившаяся в парикмахерской. Она привела с собой мальчика лет шести. Не обратив ни на кого внимания, она прошла в зал. Поправив тонкими пальцами слипшиеся ресницы, она спросила:
    — Чья сейчас очередь? Ваша, дорогой? — она с улыбкой глянула на Майлыбаева, кивнувшего ей в ответ. — Может быть, уступите на сей раз ее нам?
    — Пожалуйста, пожалуйста!
    — Ну вот, мерси, молодой человек! — проворковала она, на всякий случай одаривая его обворожительнейшей улыбкой.
    Мальчишка надулся, не желая садиться в кресло, женщина прикрикнула на него:
    — Негодник, а ну-ка быстрее к мастеру!
    Женщина эта была Анастасией, а мальчик приходился внуком Ахметжану. Он жил в ауле, звали его Ашим. Ахметжан в последнее время часто упрекал жену в измене, и она, желая задобрить мужа, решила взять этого мальчика на некоторое время к себе. «Пусть город посмотрит», — сказала она обрадованному мужу.
    Мальчик продолжал сопротивляться, не желая садиться в кресло и Анастасия зло рванула его за руку, наградив подзатыльником.
    — Надо же, какой упрямый, а? Что из тебя потом будет? Какой-нибудь неотесанный невежа... Иди говорю, а не то дядя уши тебе отрежет. Видишь, какие у него ножницы острые... — она показала на Сигалова, щелкавшего ножницами. — Ладно, не трись о юбку, ради бога. Запачкаешь еще!
    Ашим, привыкший к полной свободе в ауле, не выдержал такого обращения, заплакал беззвучно, потому что боялся зареветь в голос. Слезы бусинками бежали по его щекам. Анастасия брезгливо посмотрела на него и сказала в сердцах:
    — Ох, и дети пошли вреднющие! Им хорошего желаешь, а они нос воротят. Ну-ка, перестань, ишь, лужу развел!
    — Из таких вот упрямцев и вырастают бандиты, — вмешалась вдруг в разговор крайняя женщина-парикмахер. В голосе ее слышалось нескрываемое раздражение. — Думаете, с неба валятся те, что часы с рук снимают да в квартиры лазают? Вот из таких упрямцев вырастают. Все им надо по-своему. Слыхали, в прошлую субботу чемодан у приезжего утащили? Вот где сраму-то! И зачем только эта милиция нужна, если хулиганов да жулье урезонить не могут?
    — Милиционеры, говорят, ищейку привели. Не нашли ничего? — поинтересовался старик из очереди, сидевший в углу,опираясь на палку.
    — Откуда же собаке узнать то, что человеку неизвестно, — буркнула парикмахерша.
    Анастасия многозначительно улыбнулась, желая показать, что ей об этой истории известно больше чем другим. Она кашлянула, привлекая внимание к себе.
    — А знаете, — сказала она. — Я ведь этого человека видела. Совсем близко, как вас. Симпатичный мужчина. А наши-то как опозорились, просто ужас, вы даже себе и не представляете. Вместо того, чтобы вора поймать быстрей, они собаку приволокли да и перед гостиницей толпу собрали. А этот человек, знаете, что сделал? Бросил конфету собаке!
    Майлыбаев не выдержал. Его оскорбили и тон женщины и все, что она сочиняла сейчас про его коллег.
    — Как вы можете говорить такую чепуху? — возмутился он. — Все это ложь!
    Анастасия вдруг сорвалась на крик:
    — А ты, дорогой, милицию не защищай. Я их получше вас знаю. Строят из себя Шерлоков Холмсов, а на деле бездари одни! Бездельники — безграмотные, хамоватые и чванливые. Нечего их защищать!
    — Ну зачем же так! Это же явная несправедливость! — сказал громко старик.
    — Любят молодые нынешние оружие таскать, пистолеты разные, — сказала женщина-парикмахер.
    Старик с палкой набил трубку, прикурил, а потом сказал:
    — Не знаю, как другие, а я согласен с этим парнем, — он указал подбородком на Майлыбаева. — Все это наверняка, зря болтают, что у туриста документы требовали, да кричали. В милиции все же работают люди, которые законы знают.
    — Вы сначала дайте себя обворовать, — нараспев протянула Анастасия, — тогда и узнаете, какая она, милиция. Не найдут ничего — полбеды, а ведь привяжутся еще, скажут: «Пьян был, сам вещи и распродал».
    — А я как посмотрю, вас, барышня, не раз обкрадывали. Уж больно все вы знаете до подробностей.
    Анастасия оскорбилась:
    — Меня, может, и не обкрадывали, но я видела таких, которых обворовывали! — сердито мотнув подолом платья, она отвернулась.
    — Один преступник не принесет столько горя, сколько вы и подобные вам люди, возводящие клевету на честных людей. Была бы моя власть, я бы вот таких болтунов в первую очередь обезвредил.
    — Вот сейчас я покажу вам, как оскорблять женщин! — Анастасия вскочила с места как ошпаренная и в слезах вылетела из парикмахерской.
    Майлыбаев сел в кресло, женщина-мастер, не принимавшая участия в споре, приготовила прибор для бритья. Двое мужчин, игравших в шахматы, до того увлеклись партией, что пропустили очередь, уступив ее Петрушкину. Петрушкин важно, не спеша устроился в кресле, глянув в зеркало, погладил свою густую бороду. Сигалов привычно склонился над ним, спросил:
    — Ну что, бриться будем? — толстые пальцы его пробежали по спутанной бороде Петрушкина. Тот кивнул головой.
    В это время вернулась с улицы Анастасия, ее сопровождал мужчина.
    — Вот он, — Анастасия ткнула пальцем в старика, — при всех меня оскорблял, кричал, как на преступницу.
    Майлыбаев увидел в зеркало, что с женщиной в парикмахерскую вошел Байкин.
    — Какое вы имеете право оскорблять гражданку? — напустился Байкин на старика.
    — Никого я не оскорблял, просто к слову пришлось, вот и сказал, никого не имея в виду из присутствующих.
    Анастасия снова перешла на крик, лицо ее покрылось красными пятнами.
    — Из ума выжил, обозвал как хотел, а теперь оправдывается? Ну, погоди, лейтенант научит, как разговаривать надо! — она повернулась к Байкину, — заберите его, пусть отсидит пятнадцать суток, может быть, вежливый станет.
    — Где работаешь? — Байкин был зол и груб. — Чего расселся? Отвечай!
    — Я уже не работаю, товарищ лейтенант. Вышел из этого возраста.
    — А чем же занимаешься? Куплей-продажей! Знаю я, чем вы все дышите. Документы при себе имеются?
    Майлыбаева раздражало и оскорбляло поведение Байкина. Но повернуться и вмешаться он не мог — это значило выдать себя, сорвать наблюдение за Сигаловым. Волей-неволей приходилось молчать.
    — Кроме этого, никаких других документов нет, — старик вытащил из кармана свою пенсионную книжку. — Знал бы, что проверять меня будут, все документы взял бы. Слава богу, их у меня предостаточно.
    — Не пререкаться, отвечать, как надо! — с этими словами Байкин взял старика за рукав. — Прошу следовать за мной!
    Когда Байкин и старик выходили, Анастасия что-то шепнула на ухо Кожашу. Тот кивнул головой и хитро улыбнулся.
    Майлыбаев поторопил парикмахера, не дал даже освежить себя одеколоном, выбежал на улицу. Позвонил из автомата дежурному по отделению, сказал ему, что пенсионера задержали необоснованно и что его надо срочно освободить.
    Майлыбаева удивляло, что Байкин не замечал некрасивого и бестактного поведения этой женщины. Да и своего тоже. Он выполнял каждое ее требование, не давая себе отчета в том, правильно ли он поступает. Слишком уж он ей послушен.
    Странно и то, что женщина так хорошо осведомлена о пропаже чемодана. Сейчас самое время наплыва туристов. Местные жители обычно не обращают на них внимания. Ну а эта прямо-таки всезнающая — и про собаку, и про конфету ей известно. Кажется, даже о заявлении наслышана, которое приезжий подал в милицию. Откуда ей все это известно?

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

    Старший лейтенант Майлыбаев позвонил в отделение милиции, пошел к трамвайной остановке неподалеку и присел на скамью. Вспомнил все, что увидел и услышал в парикмахерской. Судя по всему, Сигалова не удивило появление в парикмахерской Петрушкина — клиент как клиент. Но какое-то подсознательное чувство подсказывало Талгату, что эти двое хорошо знают друг друга. Нет, ни словом, ни жестом они не обнаружили своего знакомства, но, может быть, именно это да еще то, что парикмахер изменился в лице, когда увидел кого-то в окне, заставляло предполагать, что Сигалова и Петрушкина что-то связывает.
    По сведениям, которыми располагал Майлыбаев, Петрушкин после того, как исчезла жена, редко наведывался в город. После работы обычно шел домой. Возился у себя во дворе, починяя всякие пристройки и сарайчики.
    Долгая сирена быстро промчавшейся машины «скорой помощи» отвлекла Майлыбаева от размышлений. Подняв голову, он посмотрел на висевшие напротив электрические часы. Была половина пятого.
    — Четыре тридцать! — пробормотал он про себя. — Почему четыре...
    Только что, расплачиваясь у кассы, он услышал, как девушка сказала Петрушкину в окошечко:
    — С вас четыре рубля тридцать копеек.
    Петрушкин тоже брился, как и Талгат. Но почему тогда он должен был заплатить четыре тридцать, а Талгат — два пятьдесят? Бывает, что парикмахеры «округляют» — в большую сторону, конечно, плату за услуги, но не вдвое же. И Петрушкин ничего не возразил, хотя не мог не знать таксы. Когда с него затребовали больше положенного, он только сказал:
    — Двух копеек у меня не хватает. Будет ли у вас сдача с крупных денег?
    — Какие у вас деньги? — спросила кассирша.
    — Пятидесятирублевки, — ответил Петрушкин.
    — С пятидесяти сдачи не будет. Платите сколько есть. Потом занесете две копейки.
    Майлыбаев вскочил на ходу на подножку проходившего трамвая. Кондукторша заворчала:
    — Умереть торопитесь, а если бы попал под колеса?
    Майлыбаев, осторожно пробираясь между пассажирами, прошел вперед. Он спешил на встречу с Кузьменко, которая должна была состояться в парке у озера. Майор собирался там поговорить с одним лодочником, но об этом он не обмолвился ни словом. Только сказал:
    — Сегодня в парке концерт. Братья Абдуллины выступать будут. Послушаем?
    Когда спешишь, транспорт всегда медлит. Трамвай как будто испытывал терпение Майлыбаева. Выйдя из вагона, Талгат не стал дожидаться троллейбуса, пошел пешком.
    Но майора Кузьменко на условленном месте не оказалось. Возле эстрады его тоже не было, хотя концерт уже шел.
    Майора Талгат встретил возле кассы лодочной станции. Было около шести часов вечера. Лицо майора обветрело. Он тяжело дышал, словно только сейчас сошел с беговой дорожки.
    — А ваша подопечная сбежала, — сказал он, как только увидел Майлыбаева. — Я только что оттуда, — в голосе у него была досада.
    — Вы это про кого?
    — Вы действительно не знаете? Удивляюсь, — Кузьменко взял Талгата под руку, отвел в сторону.
    — Мы поверили ей и вам, в первую очередь. И вот результат — Маслова исчезла сегодня ночью. И никаких следов. Даже брат не знает, куда она делась.
    Майлыбаев побледнел. Не знал, верить или не верить в то, что Маслова скрылась. Так, значит, она и впрямь имеет отношение к убийству Петрушкиной...
    — Не знаю, что и сказать, Петр Петрович, — Талгат опустил голову. — Может, к мужу поехала?
    — Мы ей не разрешили покидать город.
    — Думаете, каждый всерьез принимает подписку о невыезде?
    — Вы и сейчас ее защищаете? — жестко проговорил Кузьменко. — Объявлен розыск. Как только ее обнаружат, она будет арестована.
    — Не опрометчиво ли это решение?
    — Я вам расскажу, как обстоит дело. А потом делайте вывод. Петрушкина ушла от Масловой не в седьмом часу, а позже, когда было уже темно. В ту ночь Маслова не ночевала дома. Как стало известно, она заночевала у портнихи. Нам она лгала, как видите. Но главное не в этом, главное в том, что Маслова задержала Петрушкину до наступления темноты нарочно. К этому времени преступники тоже были наготове.
    — За что, вы думаете, убили Петрушкину?
    — Ясно только, что не ограбление. Когда арестуем Маслову, может быть, узнаем больше.
    — Петр Петрович, откуда у вас такие сведения?
    — Сомневаешься?
    — Если вы сами считаете все это обоснованным, я не буду с вами спорить.
    — Смешной ты, Талгат, — укоризненно и, кажется, обиженно произнес майор, — дело тут не в чьих-то правах, а в том, чтобы скорее разоблачить преступников, обезвредить.
    — Бывает, что человеческая судьба превращается в игрушку. Я хотел, чтобы мы в своей работе не применяли ненужного насилия.
    — Если бы мы ее тогда задержали, у нас сегодня не было бы хлопот.
    — А если она не виновата? То и у нас покоя бы не было.
    — Оправдали бы и отпустили. Помнишь, слова Байкина?
    — Не понимаю, как можно думать так приземленно, как Байкин. Даже краткое пребывание в тюрьме невинного человека наносит ему душевную травму. А еще пятно останется на репутации. Станут судачить... Я о Масловой своего мнения пока не меняю.
    За время расследования Кузьменко начал убеждаться, что преступления, различные по характеру и цели, совершались не группой людей, а скорее одним человеком. И этот человек, конечно, не Маслова. За Масловой было установлено негласное наблюдение. Распутывание же хитроумной задачи Кузьменко решил начать с Сигалова. Не встречалась ли Маслова в день, когда не ночевала дома, с Сигаловым, не провела ли она ночь у него? Давая Майлыбаеву задание проследить за Сигаловым, он рассчитывал выяснить следующее: имеется ли связь между парикмахером и Масловой? Если имеется, Майлыбаев мог лишний раз убедиться в том, что Маслова причастна к преступлению. И вот Маслова скрылась. Если она решила замести следы, значит, ничем не связана с Сигаловым и, стало быть, нет оснований подозревать в чем-либо парикмахера. Неожиданный поворот событий, связанный с исчезновением Масловой, озадачил майора.
    Видя, что Майлыбаев нахмурился, Кузьменко сказал:
    — Жалеть человека — это, по-моему, обижать и себя, и того, кого жалеешь. К примеру, возьмем тебя. Ты обеляешь Маслову, защищаешь ее, а она, твоя подопечная, сбежала, подвела тебя. А ты между тем все долбишь свое: «Не трогайте ее, она честная».
    Майлыбаев вспомнил свой первый визит к Масловой. Тогда она представлялась ему женщиной тонкой, чуткой, отзывчивой. Маслова мило шутила, рассказывала много историй из жизни современной молодежи, говорила о будущем. Разоткровенничалась с ним, призналась, что сожалеет о годах, пролетевших так быстро, что если бы ее воля, родилась бы намного позже, чтобы вдосталь насладиться жизнью, которая впереди обещает быть еще лучше. Она буквально грезила будущим. Как может такой человек быть преступником?
    Майлыбаев повернулся к Кузьменко:
    — И все же я остаюсь при своем мнении. Я убежден, что Маслова не причастна к преступлению.
    — Почему?
    — Маслова не так глупа, чтобы не думать о последствиях. Знает прекрасно, что ее будут искать. Она и уехала, наверное, потому, что верит в свою правоту.
    Кузьменко сделал вид, будто прослушал его замечание, кивнул в сторону репродуктора.
    — Абдуллины пропели. Самое интересное упустил, — прикуривая сигарету, Кузьменко улыбнулся. — Талгат, в тебе ведь талант адвоката пропадает. Из тебя прекрасный защитник получился бы, вроде Плевако. Конечно, я тоже желаю, чтобы не было преступлений. Чтобы люди были избавлены от всякого проявления насилия и жестокости, но сам видишь, не все получается так, как того хочешь. Дело совершается без тебя. И пока добьешься ясности, можешь не раз ошибиться. В нашей работе главное — чувствовать, знать свои неудачи и промахи, уметь их исправлять. Прикрывать настоящее положение вещей, стоять заведомо в стороне от фактов, придерживаться лишь собственного мнения — это гиблое для нас дело. Мы, как ты говоришь, не можем играть судьбами людей.
    Помню слова нашего полковника. Как-то мы поймали одного вора. Мальчишка еще, а при задержании оказал сопротивление. Я тогда молод был, опыта не имел. Не знаю, как другие, а я страшно обрадовался, что вора поймал. Следствие началось. Несколько дней прошло. Вызывает меня Мукан Даирович и спрашивает: «Что с этим вором делать будем?» Я поначалу не понял, о ком говорит начальник — дело следователи вели. «Какой вор?» — говорю, а он мне: «Да тот, которого ты поймал». «А он разве еще не в колонии? Самое ему там место». Полковник покачал головой. Я, не поняв, гну свое: «Общество ничего не потеряет без него. Посадить — и дело с концом». Конечно, Мукан Даирович мог не вызывать меня и не спрашивать ничего. Но, видно, хотел он, чтобы я с первого раза главный смысл работы своей понял — не просто карать, а воспитывать, возвращать обществу людей, сбившихся с дороги.
    Прошли годы. Был, кажется, майский праздник. Дежурю у выхода с площади. Все демонстранты мимо меня проходят. Гляжу, впереди колонны одного из заводов идет группа знаменосцев. И один из них вроде бы знаком мне. На лицо. Где, думаю, видел его? Прошла колонна, и вдруг вижу — подходит этот парень ко мне, с праздником поздравляет. А сам смеется. Присмотрелся я к нему и вспомнил — тот самый мальчишка-вор, которого я ловил. Вытянулся, красивым парнем стал. Я, говорит, теперь на заводе сменным мастером работаю. Я, конечно, тоже руку ему пожимаю, а сам думаю: вот ведь как изменился человек, судьбу свою выправил. И понял я тогда справедливость слов Мукана Даировича. Теперь этот человек — главный инженер на заводе.
    Конечно, я далек от мысли, что каждый человек должен обязательно пройти через ошибки и наказания. Воровство и прочие преступления — это наследство прошлого, и с этим надо бороться. Человек, которого мы разыскиваем сейчас, не похож на моего мальчика, ему, я думаю, хорошего будущее не сулит. Это преступник закоренелый. И, может быть, убил он Петрушкину потому, что встала она у него на пути, защищая справедливое дело. Пока мы не довели дело до конца, любого подозреваемого, пусть даже он будет нашим общим знакомым, мы не можем полностью оправдывать.
    Кузьменко положил Талгату руку на плечо:
    — Ну, как парикмахер? Говорят, если парикмахеру клиент не нравится, он его долго тупой бритвой мучает. Чтобы, значит, он во второй раз не приходил.
    Майлыбаева тронул тон майора и то, что он не приказывал, говорил с ним на равных. Слова его заставили призадуматься. Опыт и знания Кузьменко давно восхищали Майлыбаева, и сейчас, преисполненный к нему благодарности, он поспешил ответить на все его вопросы. Он доложил ему и о своих наблюдениях в парикмахерской и об инциденте со стариком. Кузьменко одобрил действия Талгата.
    — Хорошо, что вы сообщили дежурному о поступке Байкина. Мы не имеем права оскорблять людей, трудом заслуживших уважение! А встреча с Петрушкиным интересна. Не ожидал я, что он сейчас открыто к парикмахеру пойдет. Для меня это новость. Но почему он заплатил четыре рубля тридцать копеек? О чем говорит эта цифра?
    — Мне кажется, это условленное время встречи.
    — Я тоже так подумал. Где-то они должны встретиться в четыре тридцать. Где был Сигалов, когда расплачивался Петрушкин?
    — Рядом с кассой раковина с краном, он там руки мыл.
    — Глафира Данишевская, значит, не ошиблась. Нашли мы «черного», — Кузьменко помолчал задумчиво, а потом хлопнул себя по колену. — Вот как все это по-моему: две копейки, которых не хватило — это день их встречи. Значит, они встретятся во вторник. Время назначает, как видишь, не парикмахер, а Петрушкин. Значит, Сигалов подчинен ему. Замечаешь, как хорошо владеет Петрушкин правилами конспирации? Где он этому научился?
    — Читал поди!
    — Где? В школе? До тридцать девятого года он сапожничал в ателье. После этого — армия, война. В сорок пятом потерял руку. С сорок шестого обучает сторожевых псов на мясокомбинате. Где он этому обучился? А знаешь, что мне сказал Даиров в день, когда потерялся чемодан Дрейера? Он предостерег меня: «А не звенья ли одной цепи — исчезновение Петрушкиной и потеря чемодана? Проследи за этим». Мне кажется, полковник как в воду глядел. Хорошо, ты отдохни до вторника. Потом поговорим.
    В этот день опять было пасмурно. Посмотришь кругом и кажется, что все предметы и люди окружены зыбким маревом. В городе, томимом зноем, давно не было дождя, весь он был словно пылью присыпан, и от того казался серым. Листья на деревьях пожухли. Прохожие на улицах редки, разве что у киосков толкутся кучки людей — за газировкой. В трамваях тоже пассажиров не много.
    Где-то к четырем часам из троллейбуса, возвращавшегося с вокзала, вышел человек в белой соломенной шляпе. Никуда не сворачивая, он пошел напрямик через улицу. Голова опущена. У высокого дома человек остановился, стал прохаживать у фотовитрин на первом этаже. Курит одну за другой сигареты. Какой-то прохожий, видно, спросил у него что-то. Он покачал головой. В четыре тридцать он подошел к остановке у места пересечения троллейбусной и трамвайной линий. Забравшись во второй вагон трамвая, он подсел к мужчине в сером кителе. Вошедшим был Петрушкин, а тот, с кем он сел рядом — Сигалов.
    Предположения Кузьменко и Талгата оправдались. Петрушкин встретился с парикмахером именно во вторник, ровно в четыре тридцать дня. В вагоне было пусто — о чем говорили эти двое? Когда трамвай подошел к остановке на улице Уйгурской, оба вышли из вагона и задержались у магазина, потом, дойдя до перекрестка, они разошлись в разные стороны.
    У Петрушкина под мышкой, под пустым, заткнутым за пояс рукавом, был все тот же холщовый мешок.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

    Июльский день, душный, безветренный. Почувствовав в теле необыкновенную тяжесть, Кузьменко оторвался от бумаг. Ломило суставы, в ушах стоял звон, стучало в висках. Облокотившись о папку, которую перелистал сегодня бессчетное количество раз, он потер пальцами виски.
    Папка с материалами по делу Петрушкина в эти дни выросла до огромных размеров, распухла от бумаг так, что ее с трудом уже можно было завязывать. Бумажки, исписанные различными почерками, давали пищу самым противоречивым предположениям.
    Особое подозрение у Кузьменко вызвала пожелтевшая от времени бумажонка с обгоревшими краями, в которой описывалась история болезни Петрушкина. Бумага свидетельствовала о том, что Петрушкин десять лет назад находился на лечении в госпитале под Гомелем. Туда посылали запрос, из госпиталя ответили, что не располагают сведениями, находился у них в то время на лечении Петрушкин или нет — архив госпиталя сгорел во время пожара.
    Майор Кузьменко понимал, что безнадежно устал, что надо отдохнуть хотя бы немного, но, отбросив решительно соблазн покинуть кабинет, снова углубился в документ. Писать что-нибудь он был не в состоянии. События недавних дней встали перед глазами.
    Сегодня Петрушкин с Сигаловым встретились снова за городом у Алма-Атинского озера. День воскресный. На берегу много народа. Сигалов, выбрав уединенное место, лежал на песке раздетый, загорал. Волосатое тело его жарилось на солнце, а голову он спрятал в тень тальника. Когда Петрушкин подошел к нему и расстелил рядом свой мешок, Сигалов поднял голову и сказал что-то, затем улегся в прежней позе. На первый взгляд, ничего подозрительного в их встрече не было.
    Петрушкин, побродив босиком по мелководью, вылез на берег и пристроился на траве у ног Сигалова, прикрыв лицо соломенной шляпой. Потом обулся, но глянув на обнаженного Сигалова, видно, передумал, расстегнул ремешки босоножек и снова разделся до пояса. Все это время они вполголоса переговаривались. И тут в дело вступил Карпов. Он подошел к ним, попросил у Сигалова спичку и прилег недалеко от Петрушкина, с наслаждением покуривая. Сигалов поднял голову, сел. Глянув на загорелое тело Карпова, сказал:
    — Здорово загорел. Небось, на Черном море?
    — Зачем мне Черное море, когда здесь красота такая. Денег у меня лишних много, что ли? — бросил Карпов.
    — Это верно. Далеко ехать — деньги надо. Но море — не эта лужа, там и вода другая.
    — Это верно, И дамочки там... — оживился Карпов, — любовь под пальмами...
    — Куда уж нам до дамочек! — возразил Сигалов, — разве что со стороны полюбоваться.
    — Брось ты, на вид вон какой молодец!
    — Вид-то видом, да годы свое берут.
    Петрушкин участия в разговоре не принимал. Он молча выкурил самокрутку, потом, зажав под мышкой одежду, так же молча пошел вдоль берега озера.
    — Кто такой! — удивленно протянул Карпов. — Приятель?
    — Так, знакомый вроде. Раза два в парикмахерской нашей бывал. Заполошный какой-то...
    Сигалов заметил в оттопырившемся кармане Карпова бутылку. Глаза его заблестели, он прокашлялся.
    — Это что у тебя? Водка? А ты, брат, сообразительный!
    Карпов вытащил бутылку.
    — Раздавим? — спросил он.
    — Плачу за свою долю.
    — Э-э-э, брось, мужик! У тебя найдется чем занюхать? — Карпов ловко откупорил бутылку.
    — Нет, закусить нечем.
    — Ну, ладно, обойдемся. У меня хвост остался от рыбки. Поделимся.
    — А какую еще закуску, браток, надо! — еще больше оживился Сигалов, радуясь водке. Вдвоем они распили всю бутылку. Сигалов после некоторого молчания сказал:
    — А я, брат, обрадовался твоему приходу. Этот, — он махнул в сторону, куда ушел Петрушкин, — чокнутый, припадочный какой-то. Заметил, как переменился в лице, когда ты появился? Глаза аж кровью налились. Зверь какой-то прямо. Страшно даже, когда он рядом. — Сигалов лег на спину, закинув руки за голову. — А водочка твоя кстати оказалась, нервы успокоила. А сам ты, друг, где служишь?
    — Слышал что-нибудь об управлении рыбного хозяйства?
    — Слышать-то слышал, да сталкиваться не приходилось.
    — Так вот в этом управлении я и работаю. Инспектором.
    — Рыбой, значит, командуешь? Э-эх, ушицы бы тройной! Слаще меда такая уха. Верно говорю. Сейчас рыбаки на Или сидят, сазана промышляют. А ты удочкой не балуешься? — Сигалов подозрительно глянул на Карпова.
    — Сидел бы я здесь, если бы не жена. Из дома шагу ступить не дает. Ты говорит, не рыбу ловишь, а белорыбицу, покрупнее и повеселее. Не верит, значит. Ей только того и надо, чтобы я на глазах у нее был. Все остальное — трын-трава. Видишь вон ту, которая под березкой развалилась, она — сторож мой. Какая уж тут рыба, когда контроль такой?
    Сигалов кивнул головой:
    — Да, с бабами ладить трудно. От них, бывает, устаешь больше, чем от работы.
    На этом и закончилась их встреча.
    Жизненный путь Сигалова складывался иначе, чем у Петрушкина. У него было среднее образование. Когда-то поступал в институт иностранных языков, не доучившись, бросил. Будучи еще в стенах института, подрабатывал на жизнь в парикмахерской, а после и вовсе перешел туда на работу. До войны жил в Туле.
    Когда немцы вплотную подошли к городу, эвакуировался в Москву, в тревожное для Москвы время он уехал в Казахстан. Здесь осел и вот уже много лет живет и работает в Алма-Ате.
    В большом городе случай сводит порой самых разных людей. Но Петрушкина и Сигалова наверняка связывает какая-то тайна, иначе не стали бы они так тщательно конспирировать свои встречи. Кто-то третий узнал эту тайну. И этот «кто-то» — скорее всего жена Петрушкина, Матрена Онуфриевна. Возможно, Петрушкин так сильно верил в преданность жены, что даже мысли не допускал о ее «предательстве». Когда же она воспротивилась его делам, испуганный Петрушкин решил ее убить. В этом помог парикмахер. Итак, старуху убили ее муж и Сигалов.
    Взвесив все факты, Кузьменко построил именно такую схему. Но теперь надо было мысленно воссоздать обстоятельства преступления.
    Действительно, в тот день супруги Петрушкины ходили на базар. Однако Петрушкин вовсе не собирался приобретать костюм. Ему важно было протянуть время до темноты, чтобы выбрав удобный момент, увести Матрену из города. Старушка, не на шутку встревоженная неблаговидными и тайными делами мужа, все же не могла допустить мысли, что он пойдет на убийство. Однако она была осторожна и, по-видимому, готовилась куда-то уехать, исчезнуть из поля зрения мужа. С этой целью она и носила в сумке большие деньги. Когда супруги подошли к комиссионному магазину, уже вечерело. Петрушкин торопится, начинает беспокоиться. В это время им встречается Маслова. Кажется, нашелся предлог задержать жену до темноты. Он проследил за ней до самого дома Масловой. Он и Сигалов ждут Матрену Онуфриевну в машине неподалеку от дома Масловой. Выйдя на улицу и встретив мужа, женщина пугается, но увидев в машине знакомого человека, успокаивается. И идет навстречу собственной смерти. Если все было именно так, значит, убийство произошло перед закатом два с половиной месяца назад.
    Логично предположить, что если Петрушкин из страха быть разоблаченным пошел на убийство жены, с которой прожил немало лет, то за ним числятся опасные преступления. Возможно, Матрена Онуфриевна хотела спасти мужа, отвести от него беду, просила бросить темные дела. Он ее не послушался, и она восстала. Об этом она, видимо, и хотела рассказать Масловой. Несчастный человек, что она хотела сообщить в последний час жизни?
    Кузьменко раскрыл папку с делом и снова внимательно перечитал первоначальные показания Масловой. Правду ли она говорила или это хитрая уловка соучастницы преступления? Если она не знает за собой вины, то зачем же бежала? Понимала, что придется отвечать и ей? Разные мысли теснились в голове Кузьменко. Он взглянул на часы — было без пятнадцати минут шесть. Надо побывать у Петрушкина, осмотреть дом и, если удастся, поговорить с соседями. Может, это внесет какую-то ясность.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

    Спустились густые сумерки. Город зажег огни. Ночи Алма-Аты бывают обычно темными и теплыми. В жаркие летние месяцы небо уже не бывает синим, как весной. Оно словно выцветает от зноя, становится белесым, невеселым. Ночами оно усыпано множеством звезд, которые сияют призрачно и недосягаемо, точно далекие драгоценные камни на черном бархате.
    Кузьменко, подойдя к дому Петрушкина, не вошел сразу, походил поблизости. Он уже успел зайти в два-три дома по соседству. Ничего существенного соседи о Петрушкине не сказали: сожалели о горьком положении калеки, со вздохами вспоминали его пропавшую жену, искренне удивлялись тому, что милиция пока ничем не помогла.
    Кузьменко прошелся вдоль забора, постоял немного у калитки. Цепной пес не подавал голоса. Во дворе словно все вымерло — ни звука. Тяжелая тишина. Майор толкнул калитку, но она была заперта. И заперта изнутри. В это время за спиной раздался какой-то шорох. Кузьменко резко обернулся:
    — Кто это? — спросил он, направляя луч карманного фонаря в сторону шороха.
    В пятне света он увидел фигуру женщины. Она стояла, прикрывая лицо ладонями — то ли от яркого света, то ли не хотела, чтобы ее узнали. Но майор все же узнал Глафиру.
    — Данишевская? Что вы тут делаете?
    Глафира, услышав чужой голос, отпрянула.
    — Кто там?
    — Не узнали? Я из милиции, Кузьменко.
    — А-а, как же, помню, — Глафира подошла ближе и поздоровалась, — здравствуйте вам! Я испугалась, думала, лихие люди. Вы хотели встретиться с Андреем Алексеевичем? Он дома. По-моему, не один он. Кажется, гость у него.
    — Гость, говорите?
    — Ага, если не ушел уже. Я сама недавно видела, как он прошел в калитку.
    — Мужчина или женщина?
    — Не разобрала. В черном каком-то балахоне, вроде попа.
    — Говорите тише!
    Глафира тихонько засмеялась.
    — Вы что, однорукого боитесь?
    Майора обожгла мысль: значит, Петрушкин на работу не ходил, остался дома специально, чтобы встретиться с кем-то. Кто же его гость? Что здесь делает Данишевская? Или ее поставили «на стрему»?
    — А вы что здесь делаете?
    — А что мне прикажете делать? Гуляю. Какое еще дело может быть?
    — Вы его любите? — неожиданно даже для самого себя спросил Глафиру Кузьменко.
    — Я никого не люблю. Мне мужа надо — хозяина в дом.
    — Не обижайтесь, Глафира.
    — Я уже устала на судьбу свою обижаться, зачем же мне на вас еще серчать. Любовь не терпит двуличия, обман для нее, как смерть. Я думала, что ради нее надо уметь жертвовать всем, и очутилась в колонии — не знала черных дел негодяя. Но толку что? Кайся не кайся, плачь не плачь — ничего не вернешь. Для меня теперь ночка темная милее светлого дня. — Она всхлипнула. — Да есть ли в наше время прямые и честные мужики?..
    Кузьменко ощупал доски калитки, подтянулся и перевесившись стал на ощупь искать запор. Через минуту калитка была открыта. Глафира подошла к нему вплотную и зашептала:
    — Осторожно, собака не привязана.
    — Я не вижу ее.
    — Заперта в сенях. Он всегда ее там запирает, если кто к нему приходит. Когда «черный» приходил, тоже запер.
    — Как проникнуть в дом?
    — Не знаю.
    — Может, вы подержите собаку? Она вас знает.
    — Если станет рваться, у меня сил не хватит удержать — больно здоровая.
    Кузьменко прошел по дорожке к дому и постучал в дверь. Почуяв чужого, зашелся лаем волкодав, он бросался на дверь, и толстые доски ее ходили ходуном. Петрушкин не спешил открывать. Кузьменко терпеливо ждал.
    — Я подам голос, может и откроет, — сказала Глафира, идя к двери, но Кузьменко строго и властно приказал:
    — Отойдите сейчас же! И вообще — уходите отсюда немедленно.
    Глафира, испуганная суровым тоном майора, пошла к воротам. Но когда майор снова постучал в дверь, она подбежала к нему:
    — Будьте осторожны! Когда дверь откроется, пес может броситься на вас.
    Слабо щелкнула задвижка, Кузьменко тут же подпер дверь плечом. И вовремя — огромный пес бросился вперед и, если бы не предосторожность майора, вцепился бы ему в горло. Послышался приглушенный голос Петрушкина:
    — Эй, кто там?
    — Андрей Алексеевич, откройте! Это я. — Кузьменко приложил ухо к двери.
    — Кто это «я»? Говори по-человечески! А-а, товарищ начальник? Сейчас, сейчас, только собаку привяжу, еще покусает, тварь бессловесная.
    В доме снова наступила тишина. Петрушкин уволок куда-то хрипящего пса. Прошло минут пять, пока дверь наконец открылась.
    — Входите, входите, откуда вы на ночь глядя? С добрыми ли вестями пожаловали? Проходите.
    В доме был беспорядок, какой обычно бывает в домах, где нет хозяйки. Стол заставлен грязной посудой.
    — Не ждал я вашего прихода, а то бы подготовился как следует, теперь же не обессудьте, чем богаты, тем и рады.
    — Спасибо, Андрей Алексеевич. Не беспокойтесь.
    — Садитесь. Как же так, вы же гость, садитесь, угощайтесь.
    Кузьменко прошел к столу.
    — Издалека идете? — спросил неожиданно Петрушкин.
    — Да вот, пропал чемодан у одного человека, гостя нашего города. Вора поймали аж в Каскелене. Оттуда сейчас и добираюсь. — Кузьменко надеялся, что Петрушкин поддержит этот разговор, но тот заговорил о своем.
    — За то, что вспомнили и зашли к простому человеку, тысячу вам благодарностей, — хозяин накрыл на стол и поставил на него бутылку, — большая честь поговорить со знающим человеком. Разве сейчас с людьми поговоришь запросто? Все выгоду ищут, рабами наживы становятся. Вот, скажем, вы за чужую беду болеете, ищете, помогаете, дни и ночи покоя не знаете. А другие? Не-е-ет. Ничего тебе не сделают бескорыстно, то подмажь, то угости, не то останешься при своих интересах. Иной раз так тяжело становится, когда сядешь да подумаешь об этом. А когда хорошего человека встретишь, и на душе становится легче. Мы вот на вас смотрим со стороны и верим, что в обиду нас злым людям не дадите. А то жить было бы страшно.
    Едва переступив порог, Кузьменко обратил особое внимание на расположение комнат, на обстановку. Прямо из сеней ведут двери в две комнаты по обе стороны дома. Двери открыты. В дальней комнате стоят две кровати — одна смята, другая аккуратно прибрана. В углах спальни уже завелась паутина. Всюду слой пыли. Шифоньер, видно, недавно открывали — на пыльной дверце видны следы пальцев: В комнате чувствуется легкий запах одеколона и хороших сигарет. Кузьменко внимательно осмотрел все, но присутствия другого человека — гостя Петрушкина — не обнаружил. Он показал на рюмки:
    — Гостей принимали? Вы людей так сурово судите, а компанию, видно, любите.
    — Товарищ начальник, и вы надо мной смеетесь? — Петрушкин сел на табурет напротив, достал из кармана пачку «Беломора» и закурил, — кому я нужен? Где уж мне гостей собирать? Это ведь гулякам: что горе, что радость — все едино, лишь бы выпить повод был. Есть тут у нас дурачок один, Савелий ему имя. Ни разу его трезвым на улице не увидишь. Жена у него давно умерла, у самого и щепки своей нет, а не знает ни слез, ни горя. Говорят, каждый день новая у него баба. А я вот однолюб... — Петрушкин опустил глаза и тяжко вздохнул, — сегодня у моей старушки день рождения. Мы его всегда вместе отмечали. Коли жива она, то вспомнит пусть. Вот и ей поставил ее любимую стопку, все легче — не один вроде, словно тут она, со мной сидит. А вы и это заметили. Ну и глаз у вас, товарищ начальник! Думал, может, Глафира зайдет — раньше-то она у нас в этот день бывала — прикупил кое-что. Да, видно, не до меня ей.
    — А кто это, Глафира? — спросил майор.
    Петрушкин удивился.
    — Вы и в самом деле не знаете? А говорили, что в милиции есть списки всех, кто срок отбывал. Или зря все это говорят?
    — Те, кто отбыл наказание — люди свободные, и права у них, как у всех. Зачем же за ними следить?
    — И то верно.
    Майор Кузьменко умел различать запахи разных сортов табака, одеколонов и духов. Как ни хотел Петрушкин забить легкий запах сигарет дымом «Беломора», майор определил, что курили здесь до его прихода сигареты типа «Лайка» или очень похожие на них. Значит, это может быть «Тройка». А запах одеколона очень напоминал смесь «Шипра» и «Жасмина». Видимо, человек, приходивший сюда, недавно побрился. Выходит, в доме побывал мужчина. Судя по отпечаткам пальцев, это он мог открывать шифоньер, чтобы взять оттуда какие-то нужные ему вещи... Петрушкин, видя, что майор задумался, забеспокоился, решил отвлечь его разговором.
    — Товарищ начальник, а как с той женщиной, что вы задержали? Получила свое?
    — О ком это вы?
    — Да о той, у которой сумка жены нашлась.
    — Ах, это вы о Масловой? Убежала. Скрылась. Никак не можем ее следов обнаружить.
    — А говорили, что ее арестовали и следствие начали. Интересно, как ей удалось бежать? Вот ведь стерва, видно, и в милиции у нее знакомство было или же нашла себе благодетелей. Уж очень она хитрая. От такой всего можно ожидать. Жалко, что упустили ее.
    — Матрену Онуфриевну убила не она, а другие люди, — и майор испытующе посмотрел на Петрушкина.
    Петрушкин испугался:
    — Что вы сказали? Матрену... убили?
    — Да, если бы была жива, то подала бы весточку. Она, скорее всего, погибла. Сейчас мы ищем убийцу.
    Петрушкин долго сидел молча. Потом спросил:
    — Есть какие-нибудь известия?
    — Нужна ваша помощь, Андрей Алексеевич. Вы же обещали заходить к нам, а потом перестали появляться.
    — Я всегда готов помочь, товарищ начальник, — сказал Петрушкин. Он хотел сказать это безжизненным, тусклым голосом убитого неожиданной вестью человека, но страх был в его голосе, в его покрасневших, бегающих глазах. — Значит, Матрена умерла, говорите? — Он налил полные рюмки водки, выпил сам и сказал: — Простите, выпейте рюмочку, не побрезгуйте. Плохо быть одному в горе.
    — Спасибо, Андрей Алексеевич, — Кузьменко поднялся. — Рад бы с вами поговорить в такой вот неофициальной обстановке, но служба есть служба. Поймали вора и мне немного легче стало, время выпало — и решил зайти к вам.
    — Спасибо, что зашли.
    Когда майор Кузьменко вышел на улицу, он неожиданно почти столкнулся с Майлыбаевым. Строго спросил шепотом:
    — Что ты здесь делаешь? — и увлек Талгата в сторону от дома.
    Когда они отошли на квартал, он сказал:
    — Тебе нельзя здесь появляться, Петрушкин не должен тебя знать.
    Майлыбаев вечером позвонил в управление. Девушка-секретарь сказала, что майор ушел куда-то один. Старший лейтенант забеспокоился и отправился в поселок, к дому Петрушкина. Он чувствовал, почти знал, что жалкий, несчастный Петрушкин в любой момент может обернуться жестоким и хладнокровным человеком, который не задумается перед самым страшным преступлением. Особенно, если поймет, что загнан в угол. Талгат решил подождать у дома и встретить майора.
    Когда они сели в машину, Талгат сказал:
    — Чуть не потерял я парикмахера. Сегодня он на работу не вышел. Я его ищу, с ног сбился, а он, голубчик, преспокойно дома сидит.
    — Откуда ты узнал, что он дома?
    — Кассирша сказала; по-моему, старый волк неравнодушен к ней.
    — Ты совершенно уверен, что он дома?
    — Конечно, Петр Петрович.
    — В доме Петрушкина я увидел на дверце шифоньера отпечаток левой руки. У хозяина одна рука — правая. Значит, к нему кто-то приходил. Я думал, что у него был Сигалов. Выходит, кто-то другой навестил. Кто же это?
    — Кто-то из знакомых Петрушкина, который неизвестен нам. Жаль, что мы его проглядели, — сказал Талгат с досадой и предложил: — А что если позвонить в гостиницу?
    — Зачем? — удивился майор.
    — Узнать, у себя ли в номере наш гость.
    — М-мда, я об этом и не подумал. Давай быстрее в управление!
    Дежурная по этажу сообщила: турист ушел в театр на оперу «Кыз-Жибек». Еще не вернулся.
    Поблагодарив дежурную, Кузьменко повесил трубку. Спросил у Талгата.
    — Ты не видел Данишевскую? — и, не дожидаясь ответа, продолжил: — Досадно и грустно, что она попала в сети преступника. А очень даже неглупая девушка. От нее я узнал сначала, что в доме у Петрушкина кто-то есть. Но, кроме хозяина, я так никого другого не видел. Никаких других дверец, кроме входной, в доме нет. Подвала тоже — пол я простучал, никаких пустот. Окна были закрыты. Но человек исчез.
    — Дом-то новый. Может, и есть в нем потайные места, о которых никто не знает. Надо выяснить, кто строил этот дом.
    На следующее утро Кузьменко позвонил в городской отдел архитектуры. Собаковод, оказывается, отказался от услуг архитекторов и строил дом сам. Кузьменко вызвал к себе капитана Карпова.
    — Как у вас с Сигаловым? — спросил он.
    — Познакомились у озера, бутылка помогла.
    — Очень хорошо. Сегодня же, вспомнив об этой встрече, идите в парикмахерскую. С этого дня будете его постоянным клиентом.
    Капитану Карпову не хотелось вмешиваться в дело, которым занимался его молодой товарищ, ему казалось это не совсем честным по отношению к Майлыбаеву.
    — Старший лейтенант уже давно занимается этим делом, удобно ли будет, если теперь я вмешаюсь?.. — начал он. Майор расхохотался:
    — Да ведь у него и бороды-то нет, как есть Алдар-Косе! Как ни скреби, ничего не вырастет. Сам Талгат не возражает, согласен на замену. И потом — так решил полковник Даиров. Старшему лейтенанту Майлыбаеву дано другое задание, тоже важное. Ваша помощь ни в какой мере не обидит его. Приступайте к выполнению!
    — Слушаюсь, товарищ майор! — капитан вытянулся и наклонил голову.
    Майлыбаеву было поручено наблюдение за Петрушкиным, чье поведение становилось с каждым днем все загадочней.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

    Старший лейтенант Майлыбаев вот уже в течение трех суток дежурит в поселке. Ждет, что вот-вот кто-то навестит Петрушкина. Но никто не приходил, не искал с Петрушкиным встречи. И на улице и дома он всегда был один. Не торопясь, занимался он мелкой хозяйственной работой. Но делал все равнодушно, без интереса. Досками от старых ящиков он латал дыры и щели сарая. Завидев однажды Данишевскую, несшую от колонки воду, окликнул ее:
    — Глафира, иди-ка сюда! Поговорить нужно. — Когда она подошла, он сказал: — Что-то не видать тебя в последнее время или нашла кого-нибудь, а? А то заходи, я сегодня свободен. Посидим немного, развеемся.
    Глафира стала отказываться:
    — Постирушку я сегодня затеяла. Некогда.
    — Достоинство блюдешь — это хорошо. А я вот как увижу тебя, растрепу, так, ей-богу, в жар бросает...
    — Брось! — засмеялась Глафира.
    Это признание калеки показалось Глафире забавным. Она подняла свои косенькие глаза, посмотрела на него весело. Было в ее взгляде что-то дразнящее, какое-то смутное обещание.
    — Какая мне выгода от того, что зайду к тебе?
    — Все что пожелаешь, душу не пожалею.
    — Сладко поешь, Андрей, и где только ты этому выучился? Я и не думала, что ты такой.
    — Чего пожелаешь, душенька, только скажи.
    — Эх, мне бы со своей-то жизнью сладить, не то что в чужую мешаться. Ты меня пустыми словами не тревожь. А коли задумка какая есть, говори прямо.
    — Устал я, Глаша, один. Измучился. Иди за меня, Глафира... Вот закончится это дело со старухой, все эти неприятности, тогда и свадьбу сыграем.
    Глафира задумалась.
    — А ты один? Дома-то никого?
    — Ни души, не бойся, заходи. — Петрушкин быстро пошел к двери, открыл ее перед гостьей. Глафира поставила ведра возле дорожки и вошла в дом.
    В доме будто ждали ее прихода: стол был накрыт весьма богато. Было здесь и холодное птичье мясо, и нарезанный чужук, индейка, красная рыба. Были и малосольные огурчики, и помидоры в глубоких тарелках. Стояли тонкогорлые нарядные коньяки. Изобилие радовало глаз.
    — К свадьбе, что ли, подготовку затеял? — спросила Глафира, взяв в руки пузатую бутылку импортного коньяка. — Что это такое, Андрей Алексеевич, не одеколон ли?
    — Это коньяк, Глаша.
    — Ну! И вкус как обычный?
    — Давай откроем, — Петрушкин открутил пробку, разлил по рюмкам. — Попробуй.
    — Я в жизни коньяк не пробовала. Говорили, что клопами пахнет. Правда это?
    — Пустое. Коли выпьешь да закусишь конфетой, будет шоколадом пахнуть. — Петрушкин выпил.
    — Уж не лучше ли привычная водочка? Что-то душа не желает это принимать.
    — Это ты зря. Коньяк действует, как лекарство, если его в меру принимать. Да ты сама попробуй, — он взял ее рюмку и заставил выпить. — Ну как?
    Глафира закивала головой. Через минуту щеки ее порозовели, глаза заблестели. Петрушкин подвинул свой стул к ней поближе, обнял ее, повернул к себе ее лицо и крепко поцеловал. Глафира, молча сопротивляясь, выставила локоть.
    — Люблю я тебя, Глаша, — Петрушкин погладил ее по спине своей твердой рукой, — люблю, — и он снова пытался поцеловать ее.
    — Борода у тебя колючая. Все лицо исцарапал. Перестань, — сказала Глафира и отвернулась
    Петрушкин налил еще по рюмке.
    — Глаша, хочу спросить у тебя... скажешь?
    — Говори.
    Петрушкин помедлил немного:
    — Милиция здесь ходит вокруг да около, все выспрашивает что-то потихоньку. С тобой не разговаривали?
    Глафира повернулась к нему, глядя широко раскрытыми глазами.
    — Кто тебе сказал?
    — Знаю. Слышал, что и с тобой говорили.
    — Ты брось болтать такой вздор! Не сам ли ты позвал милицию, когда старуха пропала? Все плакался: найдите, утешьте. Если и приходили, то по твоему же делу, тебе помочь. Я ничего и слышать не хочу об этом! Я свой урок не забыла. На всю жизнь хватит!
    — Ты не финти, Глаша, я добр, но и строг. Ничего не скрывай, говори прямо!
    — Убей меня бог, если я понимаю, о чем ты говоришь! Я сплетнями не занимаюсь. Коли не к месту я здесь, могу и уйти! — Глафира рванулась с места, но Петрушкин удержал ее за плечо.
    — Сиди ты! Не дрыгайся! — зло сказал он, когда Глафира снова брякнулась на стул. Рука у него была тяжелой и сильной. Глафира резко высвободила плечо.
    — Чего тебе? Силу показываешь? Только на силу не надейся, вот тебе! — и она поднесла к его носу кукиш.
    Петрушкин оторопел. Но, поняв, что здесь силой и угрозами ничего не добьешься, сменил тактику:
    — И чего ты осерчала, Глафира! Наговорила бог знает что! Да ты садись, садись. Не обижайся. — Он подвинул ей новую рюмку, а голос у него был грустным. — Когда человек любит, он сам не свой делается. Вот представляю в мыслях кого другого рядом с тобой, и злоба берет, ревную. Я тебя, Глаша, и к этому милицейскому майору ревную. Вот почему я и спросил, зачем он тут ходит. Если что обидное сказал, прости. Моя тут вина.
    Глафира уж и не знала, верить или не верить ему. Пристально вглядывалась она ему в лицо расширенными глазами. Петрушкин сидел грустный, виноватый, глаза полны слез. Добрая по натуре, Глафира пожалела его, обняла за шею, погладила седеющие волосы.
    — Хорошо бы всю жизнь вместе. Правда, Андрюша?
    — О другом и не мечтаю, — Петрушкин потянулся к ней. — Я боялся, что этот майор из-за тебя ходит. Как подумаю о нем — сердце горит. Ну теперь-то я спокоен. Верю тебе. А он за тобой не пытался ухаживать? Ничего не говорил? Ни словечка?
    Глафира снова отодвинулась, разглядывая Петрушкина, словно видела его в первый раз. Не такой уж он, этот Петрушкин, тощий да высохший. Это его борода и старая одежонка таким делают. Так-то мужик крупный, жилистый, крепкий. И на лицо не плох — нос прямой и ровный, подбородок упрямый, глаза светлые...
    Глафира привалилась к нему грудью:
    — Не люблю я милицию. Всегда они кого-то ловят, всех подозревают. В тот раз, когда майор сюда приходил, я у ворот стояла.
    — О чем же он говорил с тобой?
    Хотя в голове у Глафиры и шумело, но правды она Петрушкину не сказала:
    — Все милиционеры грубияны. Прогнал. «Не стой здесь! Уходи отсюда!».
    — Ты ведь упрямая, неужели послушалась его?
    — Ученая стала — с милицией связываться давно охоты нет. Ушла.
    Петрушкин не поверил. Он налил ей еще одну рюмку коньяка.
    — Ну, хватит, и чего мы вдруг об этом заговорили? Ну их к бесу! Они — сами по себе, а мы — сами собой, верно? Не будем портить себе настроение, давай выпьем по маленькой. Твое здоровье!
    Они сидели за столом долго. Пили, ели. Когда допили наконец коньяк, Петрушкин сказал:
    — Отдохнуть бы надо. Пусть хмель немного выветрится, — и сдернул с кровати покрывало.
    В это время во дворе громко залаяла собака. Показалось, что кто-то открыл калитку и позвал хозяина. Петрушкин вздрогнул и сунул трясущуюся руку в карман. Потом быстро встал и, сделав вид, что поправляет подушку, достал что-то из-под нее и спрятал в карман. И тут же вышел во двор. Глафира ничего не заметила. Ей-то незачем было тревожиться: рядом с новым другом на душе у нее было покойно и радостно. Теперь ей стыдиться нечего, снова она сможет смотреть людям прямо в глаза — у нее будет свой законный муж.
    В дом вошли двое мужчин. Один был человеком в годах, приземистым, другой — совсем еще юношей. Сзади на крыльцо тяжело поднимался Петрушкин.
    — Вам кого? — спросила Глафира, чувствуя себя уже хозяйкой дома.
    — Мы из пожарной охраны, — сказал толстый, посмотрел на Глафиру, — инспектируем дома, проверяем огнеопасные объекты. План дома у вас есть? Разрешите взглянуть.
    Петрушкин достал из-под кровати запыленный чемодан, открыл его и вынул план дома. Инспектор посмотрел бумагу, проверил проводку. Подойдя к чулану, он недовольно и строго сказал:
    — Не хватает вам большого дома, что ли? Вечно лепят какие-то пристройки! А проводку в чулан сделали неправильно. Самовольно делали? Придется отрезать, пока не исправите, придется без света обходиться.
    Глафиру это задело, в ней заговорила хозяйка.
    — В темноте сидеть будем? Как при царе Горохе? Тянул-то проводку ваш монтер, государственный. Где же его теперь искать, пьяницу несчастного?
    — Пожар случится, не так кричать будете. Лучше вызовите электрика, пусть быстро исправит.
    Глафира озлилась не на шутку: надо же, пришли и помешали, испортили все. Словно ее сердечный огонь ледяной водой окатили. Ее охватил гнев — все так хорошо складывалось, а тут эти... Петрушкин, видя ее состояние, сказал, чтобы избежать скандала:
    — Глаша, иди к себе домой!
    Глафира онемела. Она просто не знала, что сказать, и молча уставилась на Петрушкина. Господи! Да не ослышалась ли она? Неужели это он, который совсем недавно клялся, что жить без нее не может? Он гонит ее, свою будущую жену?! Ах, эти подлые, вероломные мужчины!
    Петрушкин подошел к ней ближе и зашептал:
    — Ты, Глаша, не обижайся. У меня дело есть в городе, сейчас вспомнил. На обратном пути зайду к тебе, ладно? — Глафира его не слышала. Глаза ее были полны непролившихся слез. Она, как слепая, пошла к двери.
    — Кто это? — спросил инспектор.
    — Соседка. Несчастная женщина, одинокая.
    — Пьяная она что ли?
    — Так ведь из колонии вышла недавно. Прикладывается немного.
    Сразу же после того, как ушли пожарные, Петрушкин запер дверь, спустил кобеля и, сев в трамвай, поехал в город.
    Майлыбаев позвонил в управление и сообщил, что Петрушкин направился в город, и двинулся следом за ним.
    Через полчаса дрессировщик собак сошел с трамвая и подошел к доске объявлений на углу улиц 8 Марта и Горького. Там он долго стоял, изучая различные объявления о продаже домов, гарнитуров, аккордеонов и фикусов, о сдаче в аренду комнат и квартир. Потом, воровато оглядевшись, Петрушкин сорвал одно из объявлений. В нем сообщалось, что сдается большая светлая комната для четверых студентов. Улицу и номер дома старший лейтенант Майлыбаев знал наизусть. С этой бумажкой он успел ознакомиться раньше. Зачем только нужна «светлая комната» одинокому человеку, у которого есть собственный большой дом? Сорвав объявление, Петрушкин не стал больше задерживаться и, зажав под мышкой холщовый мешок, двинулся к зеленому базару. Побродив недолго по базару, он вроде бы бесцельно двинулся по улицам города, заходя во все магазины подряд. Но ничего не покупал. Только перед магазином «Динамо» немного задержался. Внутри магазина шел ремонт, и торговля велась на улице с лотков. Два охотника спорили о достоинствах двуствольного ружья, поочередно заглядывая в дула, ощупывая приклад и курки. Петрушкин подошел к ним. Он протянул руку к ружью, отделанному чернью с кавказской насечкой:
    — Дайте посмотреть, — он повертел ружье и так, и сяк, тоже заглянул в стволы. — Да-а, вещь прекрасная! Отличная! Все сверкает! Богатая штука! Но и стреляет, наверное, точно.
    Охотники оказались людьми разговорчивыми:
    — А ты сам-то, знаток, стрелять умеешь?
    — Да приходилось помаленьку.
    — На птицу, небось, ходишь. На зверя-то, поди, трудновато?
    — Да уж на кабана, пожалуй, не решусь. Но с меня и утки или фазана хватит.
    — Брось прибедняться! Кто поверит?
    В это время возле лотка появился Сигалов. Он задержался на одно мгновение и прошел дальше. Петрушкин не обратил на него внимания, но тут же тоже ушел. Правда, по другой улице.
    В тот же вечер старший лейтенант Майлыбаев доложил обо всем майору. Они снова и снова обсуждали каждый жест, каждое слово Петрушкина. Сидели долго. Наконец майор спросил:
    — Ты выяснил, сдается ли та комната?
    — Узнал. Только хозяин уже сдал ее два с половиной месяца назад. Живут там семейные. И хозяин дома не писал в своем объявлении слов «желательно студенты».
    — Удивительное дело, — майор Кузьменко сидел, черкая карандашом чистый лист бумаги. — Как же так? Знакомые люди при встрече обязательно здороваются. А эти словно боятся друг друга, избегают общаться. Видно, когда-то крепко обожглись. Но им, по-моему, и не нужно было останавливаться для беседы. Они и без того поняли друг друга. Особой хитрости в этом нет. Видимо, разгадка этой таинственной встречи будет такова: парикмахер встревожен тем, что ты четыре, понял, четыре раза был у него, а отсюда — комната на четверых. Сигалов обеспокоен, Сигалов информирует об этом Петрушкина: «Что делать, если этот человек «пасет» меня?» Конечно, его шеф не может оставить этот вопль без внимания — провал парикмахера грозит многими опасностями и ему самому. Он вызывает Сигалова в определенное место и в разговоре с охотниками дает ему ответ. «В стволе все чисто. Сверкает. И стреляет, наверное, точно». Это можно понять так: «Все в порядке, не беспокойся». Чтобы обменяться условными фразами, воспользовались старым объявлением. Зачем же им еще и лично встречаться? Но Сигалов допустил грубую ошибку. День был очень жаркий, по такой жаре не очень-то погуляешь. А он вон какой длинный путь проделал и, заметь, торопился, чтобы успеть за перерыв. Это при его-то комплекции и в его возрасте! И ничего в магазине не купил, даже какой-нибудь мелочи. Сразу от магазина он отправился прямо в парикмахерскую.
    Кузьменко достал из коробки «Казбека» папиросу, продул мундштук и закурил.
    — Мы не знаем, о чем говорили Петрушкин с Сигаловым в трамвае. Теперь уже ясно и это. Они условились о новом способе связи. Оба они хорошо знают, что милиция не бездействует. Чуют хищники опасность, маскируются. Не зря он сегодня Данишевскую к себе пригласил. Нам надо узнать, о чем они говорили.
    — А Глафира расскажет?
    — Завтра утром Петрушкин уйдет на работу, на целые сутки. Думаю пригласить Данишевскую сюда. Если Петрушкин допытывался у нее про нас, то, значит, мы правы — в убийстве он замешан. Если же мы ошибаемся, то все придется начинать сначала.
    — «Пожарные» сообщили что-нибудь новое?
    — Дом построен без отклонений от утвержденного плана. Лишних построек нет, — сказал Кузьменко.
    Майлыбаев не курил, но тут он взял из пачки майора папиросу, отломил мундштук и закурил.
    — По моим наблюдениям, Петрушкин и Сигалов не одиноки. Сегодня в три часа Петрушкин купил две пачки сигарет в киоске перед гостиницей «Иссык». Киоск газетно-журнальный и табачными изделиями не торгует. Кроме того, я не видел, чтобы он курил сигареты. По-моему, здесь есть какая-то тайна. Мне кажется, пора арестовать Петрушкина и произвести у него дома обыск. Я уверен, что найдем кое-что, проливающее свет на его деятельность. Иначе будет поздно.
    — Ну, хорошо. Петрушкин арестован — что делать дальше? А если он не сознается?
    — Прижмем, все скажет, как миленький.
    — Не согласен, — майор покачал головой, — мы не можем арестовывать только по подозрению. Смирный человек, добросовестно трудится, а мы его раз — и взяли. А где улики? Где доказательства? Скажешь, с Сигаловым встречался? Ну и что, разве это преступление? Тот тоже работает на своем месте, его вина тоже не доказана. Согласен, очень подозрительны они оба. Прямых доказательств нет. В этом-то и вся трудность нашей работы. Некоторые горлопаны кричат: «Ой, такой-то совершил преступление и ходит на свободе как ни в чем не бывало. А милиция словно и не видит». А что, думаешь, не говорят про нас такое за глаза? И приходится выслушивать. По подозрению мы не имеем права арестовывать людей. Если ты уверен, что он виновен, докажи, схвати его за руку на месте преступления.
    Майлыбаев пожал плечами, вздохнул глубоко. Он молча встал, хотел уже выйти, когда Кузьменко его остановил:
    — Талгат, мы напали на след Масловой. Она у подруги своей живет.
    — Где? В городе?
    — В Джамбуле обнаружили. Кажется, собирается приехать. С арестом не стали спешить. От этой упрямицы мы еще поплачем.
    — Что делать, насильно нас в уголовный розыск не тащили. Сами работу выбрали, сами и ответственность нести будем.
    — Против вооруженного врага бороться легче, а сплетня, она тебя тайно выпачкает всего, душу отравит и отмыться от нее не просто.
    — Сплетням я не верю. И не боюсь клеветы.
    — Да ведь сплетня не пугает человека, а мучает!

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

    Убедившись предварительно, что Петрушкин на работе, Кузьменко пришел к Данишевской. Подоткнув подол, Глафира мыла веранду. На ногах у нее были синяки и кровоподтеки. Лодыжка одной ноги была перебинтована. Кузьменко кашлянул. Глафира быстро подняла голову.
    — А-а, товарищ майор? Здравствуйте! — она вытерла мокрую руку о платье и протянула Кузьменко. — Проходите. Я вас уже не ожидала увидеть.
    — Как это, «не ожидала»?
    — Так ведь у милиции хлопот и без нас хватает.
    — Сегодня у вас хорошее настроение.
    — А что, плакать мне, что ли? Замуж я собираюсь.
    — Поздравляю. Когда же свадьба?
    — Это уж от вас зависит, товарищ майор. Как только ваше разрешение будет, так и сыграем.
    Кузьменко удивился:
    — Как?! Требуется мое разрешение?
    — А вы будто ничего и не знаете? Не похоже.
    Кузьменко пожал плечами.
    — Матрена Онуфриевна умерла. Чего ж Андрею жить одному? Я ему нравлюсь как будто. Вот и хочу выйти за него замуж. Как только дадите бумагу о смерти старухи, так и на свадьбу просим.
    — За Петрушкина, говорите?
    — Чему вы удивляетесь? Мы, двое калек, хотим связать судьбы, глядишь и будет одно целое. Судьба не всем приносит исполнение желаний. Будем довольствоваться тем, что есть.
    В прошлую встречу майор намеренно сказал Петрушкину, что жена его убита и что идут розыски преступника. Если убийца — Петрушкин, то он обязательно постарается узнать, в каком направлении ведутся поиски. Возможно, он попытается сделать это через простодушную Глафиру. Если милиция не будет возражать против брака, то Петрушкину бояться нечего. Значит, милиция ищет кого-то другого. Сделав Глафиру пешкой в своей игре, он хотел узнать о планах милиции. Так понял майор это странное сватовство Петрушкина.
    — Когда же он вам сделал предложение?
    — Вчера обо всем уговорились. Мне, сами понимаете, и ломаться вроде незачем. Оба мы люди взрослые и кое-что знаем, каждый жил своим домом. Вы-то, надеюсь, не будете мешать нашему счастью? Скажу вам по секрету, Андрей Алексеевич меня к вам приревновал сначала.
    — Ко мне?
    — Ну да! Никогда в жизни никто меня ни к кому не ревновал, а мужчина ревнует, если любит, так ведь? Читала я в книжке одной.
    Кузьменко понял, что дрессировщику собак удалось без особых трудностей заморочить голову этой женщине. Глафира была несколько обижена тем, что майор вроде не слишком радуется ее счастью.
    — Вы не верите, что я буду счастлива? По-вашему, раз женщина была в заключении, значит, нечего ей и мечтать о настоящем счастье? А я жить хочу! Как люди! Я женщина, и мне хочется матерью стать.
    — Я от всей души желаю вам быть счастливой. Но, вы, Глафира, сами знаете, что жизнь не гладкая дорога — она полна бугров и рытвин. Споткнешься — и вымажешься по уши грязью.
    Глафира прямо спросила:
    — А вам нравится Андрей Алексеевич?
    — Что он, красная девица, что ли, чтобы мне нравиться? Я с ним детей крестить не собираюсь, — отделался шуткой Кузьменко.
    — Я же серьезно спрашиваю, товарищ начальник.
    — Чтобы дать кому-то характеристику, надо этого человека хорошо знать. А я Петрушкина, можно сказать, и не знаю вовсе. По делу встречаемся иногда, все о Матрене Онуфриевне речь ведем. Откуда же мне знать, если мы не откровенничаем с ним.
    — Может, вы считаете, что мне не надо за него замуж выходить?
    — Как вам сказать, пожалуй, прежде подумать надо.
    — Вам не понять женщину в моем возрасте. Каждый день, проведенный в одиночестве, — это пытка. И все из-за единственной ошибки... Ведь из-за мужской подлости в колонию пошла. Не думаю, чтобы пожилой человек сделал мне зло.
    — Глафира, ответьте мне на один вопрос. Кому вы больше верите — мне или Петрушкину?
    — Я вас не понимаю, — Глафира покачала головой, — странно как-то вы говорите.
    Кузьменко на минуту задумался:
    — Вы еще не вышли за него замуж, не так ли? В таком случае, я просил бы вас пока довериться мне.
    — Ну уж нет, на этот раз я вас не послушаю, товарищ начальник. Всю жизнь молила я бога о таком счастье, и теперь, когда оно так близко, я сама должна его оттолкнуть?
    Кузьменко понял, что в таком состоянии Глафира вряд ли его поймет.
    — Ну что ж, желаю вам счастья!
    — А разрешение когда дадите?
    — Какое же разрешение?
    — Справку, что Матрена умерла. Бедную старуху все равно не воскресить. Не препятствуйте нам, пожалуйста.
    — Милиция свидетельства о смерти не выдает, это в ЗАГСе.
    — Андрей говорил мне, что эти справки выдает милиция. Выходит, и он не знал. Ну ничего! Как придет с работы, я ему разъясню.
    — А когда на работу выходите?
    Глафира засмеялась:
    — Свидание хотите назначить? Я свою смену уже отработала.
    — Зайдите завтра вечером в управление. Поговорить надо.
    — Завтра вечером, говорите? Никак не могу. Андрей с работы придет, если меня не застанет, будет беспокоиться, искать. Как я его одного оставлю?
    — Я вас не задержу долго.
    Майор быстро вернулся в управление. Сразу, следом за ним в кабинет вошел Карпов.
    — Григорий Матвеевич, вы поговорили с киоскером? — спросил его Кузьменко.
    — Не успел. Упрямый и какой-то безответственный человек. Явился только по второму вызову.
    — Где он сейчас?
    — Здесь сидит.
    — Позовите. Хватит уже канитель разводить, следует поторопиться. Петрушкин тоже не дремлет, он действует, принимает контрмеры. И довольно энергично.
    Карпов ввел низенького карлика с круглым животом, толстого и несуразного. Кузьменко предложил ему стул.
    — Садитесь. Меня зовут Петр Петрович, фамилия — Кузьменко. Разрешите узнать ваше имя?
    — С милицией знакомиться у меня желания до сих пор не возникало. Зачем вызывали? Скажите сначала об этом.
    — Вы не горячитесь, давайте говорить спокойно.
    — Спокойно?! Зачем меня сюда вызвали? В чем я виноват?
    — Отвечайте на мой вопрос: как вас зовут?
    — Михаил Моисеевич Тюнин.
    — Хорошо, Михаил Моисеевич, что вы нам можете сказать?
    — А что мне говорить? Вроде бы ничего противозаконного не делал.
    — Кому вы передали две пачки сигарет?
    — Каких сигарет? — Тюнин явно испугался, огляделся по сторонам.
    — Вам лучше знать.
    Тюнин беспомощно развел руками, смотрел удивленно на майора.
    — И давно вы торгуете сигаретами?
    — Товарищ начальник, киоск у меня не табачный. Продаю газеты и журналы.
    — Где вы взяли сигареты?
    — Я не курящий. В сигаретах, к вашему сведению, не разбираюсь. Возможно, вы меня за кого-то другого принимаете.
    — Когда такое дети говорят, им прощают, потому что от неведения это, а если это говорит взрослый человек... Хорошо, я вам напомню. Вчера без пяти минут три к киоску подошел однорукий человек с холщовым мешком под мышкой. Он попросил газет на восемь копеек. Вы спросили: «Вам старых или сегодняшних?» На это он ответил: «Лучше сегодняшних». Так?
    Тюнин посерел.
    — Да, это было, товарищ начальник. Очень уж тот, первый человек, просил передать своему другу сигареты. Говорил, что на самолет опаздывает. Я и согласился, оставил.
    — Кто он, тот, что оставил вам сигареты?
    — Я его не очень хорошо знаю. На лицо знаком. Он иногда покупал у меня газеты на английском языке. На вид человек очень культурный. Ничего особенного не заметил в нем, не заподозрил. А что, в сигареты что-нибудь подсунули?
    — Это мы хотели узнать от вас.
    — Поверьте, я даже не разворачивал.
    — Что еще, кроме сигарет, он вам оставил?
    — Пачки в газету были завернуты.
    — В какую?
    — Не заметил.
    — Сколько вам заплатили за эту работу?
    — Ничего особенного, так себе.
    — Все же?
    — Дали пятерку.
    — Где она?
    — Вот, — Тюнин достал из кармана пять рублей и положил на стол.
    — Григорий Матвеевич, — сказал Кузьменко, вручая эти деньги Карпову, — отправьте на экспертизу. Пусть поторопятся с результатами.
    Тюнин встал с места:
    — Товарищ начальник, я могу идти?
    — Куда вы торопитесь? — ответил за Кузьменко Карпов. — Мы с вами еще и не беседовали. Нет, уходить вам пока рано. Сначала расскажите обо всем, а потом запишите свой рассказ.
    Тюнин снова опустился на стул, стал нервно гладить колени. Потом жалобным голосом обратился к Кузьменко:
    — Товарищ начальник, одна у меня к вам просьба.
    — Говорите.
    — На службе меня считают неплохим работником. Не сообщайте, пожалуйста, об этом деле моему руководству. Начальство у меня очень строгое. Так и норовит человека наказать. Могут неправильно понять ваше сообщение и лишить меня квартальной премии.
    — Об этом вы должны были подумать до того, как взяли за услугу пять рублей.
    — Виноват, не подумал, товарищ начальник. Жадность что ли обуяла или не придал значения, не знаю.
    Карпов и Тюнин вышли.
    Кузьменко снял трубку, позвонил в госавтоиспекцию, попросив к телефону Боранбаева, заговорил:
    — Привет, Еркин! Кузьменко беспокоит. Какие у тебя новости? Да, я тоже краем уха слышал. Да, мы тоже, в свою очередь, делаем все возможное. Поговорим, конечно. — И повесил трубку.
    Пока майор говорил по телефону, в кабинет вошел Майлыбаев. Кузьменко протянул ему руку:
    — Здравствуй, Талгат! Садись, — и стал рассказывать, о чем он говорил с ГАИ. — Сегодня, примерно в час дня, кто-то угнал машину вице-президента Академии наук. Прямо от института. Через час машину обнаружили на углу соседней улицы. Спидометр показывает, что за это время машина прошла сорок километров. Постовой милиционер видел, что похожая машина, тоже ЗИМ, около часа дня прошла в сторону Медео. Машину он остановить не решился.
    — Кто же ее угнал?
    — Пока неизвестно.
    Майлыбаев заговорил о своем деле:
    — Петрушкин, пригласив плотника, построил во дворе новый сарай. Уже закончил. С большим погребом, с цементированным полом. Несколько раньше он переделал сарай и старый дом Марены Онуфриевны. Зачем? Не понимаю, зачем он так спешно строит? Может, проверить следует?
    — Сейчас сотрудники автоинспекции с товарищами из научно-технического отдела поехали по следам ЗИМа. Я тоже собираюсь туда. Посоветуемся, когда вернусь. Ты пока ознакомься с объяснительной Тюнина...
    ЗИМ останавливался в рощице близ дома отдыха «Медео». Обнаружили там следы двух человек. Девушки, собиравшие яблоки в колхозном саду, видели издали, что к самому обрыву подъезжала большая черная машина. Но людей они не заметили.
    Кузьменко, вернувшись в управление, сразу же позвонил в отдел кадров мясокомбината. Девушка, поднявшая трубку, сердито сказала:
    — Вы что-то носитесь с этим Петрушкиным, как с писаной торбой.
    Она не могла сказать точно, где был Петрушкин во время обеденного перерыва. По просьбе Кузьменко она кое-кого поспрашивала, но выяснить ничего не удалось: одни говорили, что он ездил обедать домой, другие утверждали, что он был тут, рядом со своими собаками.
    Злоумышленник, угнавший машину вице-президента, исчез, как призрак. Загадка осталась загадкой.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

    Дежурный по управлению позвонил Кузьменко.
    — Товарищ майор, к вам женщина какая-то пришла.
    — Кто такая?
    — Гражданка Данишевская.
    Кузьменко посмотрел на часы.
    — Что это она раньше времени явилась, — пробормотал он и сказал в трубку: — Пропустите.
    Скоро Данишевская появилась в кабинете. Одета она была вызывающе нарядно, словно собралась в гости, подвела глаза.
    — Заходите, — пригласил майор и, встав, предложил ей стул. — Мы с вами договорились встретиться после шести. Поторопились?
    Глафира закатила вверх свои косенькие глаза, повела плечами.
    — Решила пораньше зайти, чтобы и уйти рано. Андрюша-то беспокоиться будет. И без того обиженный судьбой человек, а коли я задержусь до ночи да еще с таким кавалером, то мало ли чего взбредет ему в голову.
    Кузьменко посидел, задумавшись, потом сказал:
    — Глафира, будем говорить откровенно, договорились?
    — Я тоже не люблю, когда виляют.
    — Вы еще не вышли замуж за Петрушкина, верно?
    — Супружество, надо думать, не бумажкой решается. И без свидетельства о браке живут вместе люди.
    — Вы говорили, что Петрушкин вас любит?
    — Да.
    — Я не верю этому.
    Глафира удивилась:
    — Почему не верите?
    — Ну хорошо, послушайте. Я расскажу вам, как он «влюбился» в вас. Если не ошибаюсь, вы несли воду от колодца. Так было? Петрушкин вас остановил и пригласил к себе. Вы идти не хотели. Он начал говорить о своей любви к вам, о своем одиночестве, о том, что без вас жить не сможет. Все это показалось вам забавным и, пожалуй, тронуло. Потому что давно уже никто вам таких слов не говорил. Вы зашли к нему. Стол был уже накрыт. Выпили коньяку. Постепенно вы начали хмелеть. В это время Андрей Алексеевич стал спрашивать, приходил ли я и о чем беседовал с вами. Вы рассердились...
    Глаза Глафиры чуть не вылезали из орбит:
    — Кто вам рассказал все это? Откуда вы знаете? Или сторожа поставили?
    — Все, что я рассказал — правда?
    — Все верно.
    — Мы не подсматриваем, Глафира, как живет у себя дома человек. Мы далеки от этого.
    — Как же тогда вам удалось все узнать?
    — Это секрет, — улыбнулся майор. — Но вам я могу сказать: все это вы рассказали мне сами.
    — Я?!
    — Слушайте. Увидев, что вы рассердились, Петрушкин снова стал говорить о своих чувствах и о своей ревности ко мне. Конечно, вам это его признание, его ласковые слова пришлись по душе.
    — Вы что, умеете мысли читать?
    — Зачем же Петрушкин все это проделал? — продолжал майор, не обратив внимания на удивление Глафиры. — Затем, чтобы узнать, не связаны ли вы с милицией, что предпринимается в деле о пропаже старухи. Ему хочется это знать. Вас же он использует в своих целях, как пешку.
    Глафира задумалась. Было видно, что в душе у нее борются противоречивые чувства.
    — Что же мне делать, товарищ начальник? — тихо спросила она. — Что?
    — Сейчас я вам ничего подсказать не могу. Хочу лишь дать дружеский совет: не торопитесь выходить замуж. Мы еще не знаем точно, где Матрена Онуфриевна.
    — Будет когда-нибудь конец этому делу?
    — Надеемся.
    — А если Петрушкин потом раздумает на мне жениться? Тогда не обижайтесь, от вас не отстану, прицеплюсь — не оторвешь.
    — Если не раздумаете, Петрушкин никуда не денется.
    — Ладно, пусть будет по-вашему. И в колонии терпела, не умерла...
    В последние дни работники уголовного розыска трудились, не зная отдыха. Те, кто угнал машину вице-президента, еще не были обнаружены. В то время, когда майор Кузьменко сидел у себя, напряженно размышляя, в кабинет буквально влетел Майлыбаев. От самой двери он крикнул:
    — Петр Петрович! Я нашел человека, угнавшего машину. Это — Петрушкин!
    — Петрушкин? Откуда ты это знаешь?
    В тот день, когда майор звонил в отдел кадров комбината, чтобы узнать, где был в обеденный перерыв Петрушкин, Майлыбаев тоже связался с комбинатом. И ему не удалось узнать, где был в момент угона Петрушкин. Вчера после работы он снова пошел в поселок. Убедившись, что Петрушкин на работе, он стал искать Глафиру, но ее тоже не оказалось дома. Когда Майлыбаев спросил о ней у соседей, те сказали:
    — Она сейчас ходит и никого не замечает — видать, замуж собирается. Такая стала хозяйственная — глазам не верится. Если хочешь ее найти, то иди прямо на «хитрый» базар. Там она целыми днями околачивается.
    На улице Ташкентской, слегка в стороне, на пути к городскому кладбищу был небольшой базарчик, который почему-то называли «хитрым». Ядром этого базара была чайхана и два-три магазинчика. К вечеру здесь обычно полно народу — торгуют сладкой тыквой, горьким перцем, насыбаем, мантами и лагманом; выносят прозрачную лапшу из рисовой муки, сочную редьку, сладкий виноградный уксус мутно-желтого цвета. Торгуют здесь из-под полы мясом и колбасой, вынесенной с мясокомбината. Милиция частенько прочесывает «хитрый», вылавливая спекулянтов, но базарчик все еще продолжает жить.
    Майлыбаев увидел Глафиру среди продавцов мяса. Не найдя достаточно веского повода, чтобы подойти к ней, он несколько раз прошел мимо. Опытный взгляд Глафиры сразу обнаружил маневры Талгата, которого она и помнила-то весьма смутно. Она видела, что молодой человек почему-то заинтересовался ее особой.
    — Эй, парень! Что-то мне твое обличье кажется знакомым. Мы раньше с тобой не встречались? — окликнула она Талгата.
    — Может, и виделись, — сказал Талгат и, взяв ее под руку, отвел в сторону. — Глафира, я вас искал, хотел поговорить.
    Она удивилась, но по привычке стала зубоскалить:
    — Зачем это я вам днем понадобилась? Ночью дело другое...
    — Я знаю, что вы собираетесь замуж за Андрея Алексеевича.
    Глафира изумилась:
    — И ты туда же? Да ты хоть знаком с ним?
    Майлыбаев показал ей удостоверение. Глафира расстроилась:
    — Чего это вы все выспрашиваете, то один, то другой? Делать больше нечего? Чем он перед вами провинился, что жить бедняге не даете спокойно?
    — Виноват он или чист, это вам должно быть известно лучше, чем мне.
    — Передо мной Андрей не виноват. Меня он не обижает, к словам моим прислушивается.
    — Не кажется ли вам, что он все же не очень откровенен с вами и что-то скрывает?
    — А нам скрывать нечего. Вся жизнь на виду.
    — Думаете, у всех так?
    — А что мне думать? Я его как свои пять пальцев знаю.
    — Ой ли? Если вы так хорошо его знаете, то скажите мне, где он был позавчера во время обеденного перерыва?
    — У себя на работе, на мясокомбинате.
    — Нет, Глафира. В это время он совершал прогулку на чьей-то машине в сторону Медео и не один.
    — Не ври! Я сама в обед разговаривала с ним по телефону.
    — Если не верите мне, спросите у него самого. Вот здесь, рядом, есть почта, позвоните оттуда Андрею Алексеевичу.
    — Какого цвета была машина, на которой он разгуливал?
    — Черный ЗИМ.
    — Ну ладно! Только учти и потом не обижайся, если соврал: я прямо к твоему начальнику пойду с жалобой.
    Данишевская позвонила в проходную мясокомбината.
    — Это Андрей Алексеевич? А где он? Позовите его, пожалуйста, к телефону. Да-да, Петрушкина.
    Через некоторое время послышался голос Петрушкина:
    — Кто это?
    — Андрюша, это я. Как идет дежурство? А я купила мяса на базаре. Надоело одной сидеть, скучно стало. Ты по мне скучаешь? Брось ты... Не верю я этому ни на грош. Вечно ты меня обманываешь, Андрюша. Нет? А где же ты позавчера был? В перерыв. Сам клянешься мне в любви, а раскатываешься с другой? Я молчала, думала — сам скажет. А ты — ни звука. Да не слепая я, нечего мне мозги туманить, отговорки плести! Я своими глазами видела, как ты в черном ЗИМе мчался. Если не скажешь сейчас же, кто был с тобой, больше ко мне не заявляйся, на порог не пущу. Кто говоришь? — Глафира повеселела. — А машину где достал? Хорошо, дома все расскажешь.
    Данишевская повесила трубку.
    — Ну что, убедились? — спросил ее Талгат.
    — И за это вы накажете его?
    — Мне еще не приходилось наказывать человека, — Талгат помолчал. — Спасибо вам, Глафира, вы умная девушка.
    — Эх, парень, да разве бабе ум нужен? Ей краса нужна, ножка полная да кожа нежная... — Глафира вздохнула. — Если у бабы рожа в порядке, то она мужиков меняет, как перчатки. Иная вертихвостка хуже меня, грязная нутром, а муж у нее законный, она и порядочная. А мне что прикажешь делать? Один калека обратил внимание, так и его вы мне не хотите отдать. И чем я так провинилась?
    — Давайте будем друзьями, Глафира. Каждому человеку надо что-то пережить, чтобы он серьезно начал думать о жизни.
    — Ну нет, парень, не желаю ни тебе, ни другим пережить такое. Слишком горько все это на вкус. Сердце может надорваться. Не надо, парень! А от дружбы твоей не отказываюсь, коли от чистого сердца предлагаешь. Но сам-то ты веришь в дружбу между мужчиной и женщиной? — она засмеялась.
    После этого разговора Талгат и пришел в управление. Майор выслушал его внимательно и сказал:
    — Ты нашел ниточку, за которую можно ухватиться. Это важно, но что гораздо важнее — у нас теперь есть повод привлечь Петрушкина к ответу, — он положил руку на плечо старшего лейтенанта. — Иной раз я смотрю на тебя с хорошей завистью: у тебя впереди интересная, богатая событиями жизнь. И ты к ней неплохо подготовлен. Ты молод и полон сил, талантлив, умен и образован. Подумай, сколько тебе дано. А возвращать надо всю жизнь, и все-таки будешь в долгу перед народом. Это чувство высокого долга присуще каждому честному человеку. У тебя впереди большой путь. Ты будешь расти по службе, но помни, Талгат, личный успех никогда не должен быть главным в жизни. Я радуюсь за тебя. Ты понял меня? — лицо майора стало добрым и хорошим. Талгат застеснялся. Тщеславие было чуждо ему. А похвалу майора он считал незаслуженной.
    Словно поняв неловкость, которую испытывал его молодой друг, Кузьменко переменил тему:
    — Как там Данишевская? Оправдалась моя характеристика? Много в ней наносного, много нехорошего зубоскальства, но все это, видимо, просто защитная реакция на удары жизни, панцирь.
    — Говорим о справедливости. К сожалению, дорога справедливости вымощена искалеченными судьбами и залита слезами жертв. Данишевская тоже считает себя жертвой нашего произвола. Откуда ей знать, что мы боремся за нее же?
    — Не хочу портить тебе настроение, Талгат, но я не могу с тобой согласиться. Но сперва давай закончим это дело, а потом сядем и поговорим со спокойной душой. А то ты прямо поэтом стал: «залита слезами, вымощена судьбами». Ты недавно только университет закончил. Возможно, мне будет трудно спорить с тобой. Я все же заочником был. Однако опыта у меня немного есть, — сказал майор и поднял трубку, чтобы позвонить капитану Карпову.
    После прихода Карпова они долго сидели втроем, обсуждая свои будущие действия. Наконец все трое пришли к единому выводу: медлить больше нельзя. Надо арестовать Петрушкина, предъявив ему обвинение в угоне машины. За Сигаловым усилить наблюдение. Если он является соучастником преступления и членом преступной группы, то он постарается скрыться. При попытке уйти его можно взять. Об убийстве Матрены Онуфриевны скорей всего даст показания Сигалов, потому что Петрушкин будет все отрицать до конца.
    Но этому плану не суждено было осуществиться. И не по вине этих троих людей.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

    Тяжело и прерывисто дыша, в кабинет вбежала девушка-секретарша из приемной начальника управления.
    — Что случилось, Сауле? — изумился майор.
    — Я звонила вам несколько раз, но все время было занято.
    — Я ни с кем не разговаривал, — сказал Кузьменко. Он бросил взгляд на телефон — так и есть, сдвинута трубка.
    — Вас срочно вызывает полковник.
    Кузьменко посмотрел на часы. Было пятнадцать минут десятого. В это время полковник Даиров обычно не принимал. Значит, случилось что-то неожиданное. В эти минуты полковник слушал последние известия, просматривал газеты и подписывал срочные бумаги. Сотрудники, знавшие об этой привычке Даирова, старались не беспокоить его до десяти. Срочный вызов озадачил и встревожил майора.
    — Полковник один?
    — Нет, у него люди.
    Кузьменко встал. Назойливая мысль не покидала его: «Может, мы где-то в чем-то ошиблись?».
    В кабинете начальника сидели двое — секретарь партийной организации Колпашников и Кравченко, работник республиканского управления милиции — светловолосый, болезненного вида человек. Костюм из белой парусины висел на его худых плечах, как на деревянной вешалке. Из широких рукавов торчали руки — тонкие детские грабельки. Он сидел справа от полковника, положив локоть на край стола. Майор знал, что у этого человека желчный характер. В свое время Кравченко принимал участие в ликвидации банды Шамадинова.
    Полковник Даиров спросил Кузьменко:
    — Вы арестовали Петрушкина? — Вид у него был строгий, тон суховатый, брови нахмурены.
    — Нет. Он еще не арестован. Завтра вечером кончается его дежурство. Тогда и решили взять.
    — Почему именно в то время?
    — Петрушкин дежурит полные сутки, а потом двое суток отдыхает. Мы решили вызвать его после работы в управление и начать следствие. За двое суток его на работе не хватятся, это поможет избежать лишнего шума.
    — Человек, совершивший преступление, должен быть немедленно взят под стражу. У вас есть доказательства его вины? — спросил Кравченко.
    — Мы знаем, что он был участником угона машины вице-президента академии. С этого мы и начнем.
    — Машине нанесен какой-нибудь урон?
    — Сотрудники технического отдела никаких повреждений не обнаружили.
    — Временный угон машины является не таким уж серьезным преступлением.
    — За временный и самовольный угон следует строго предупредить и наложить штраф, — поддержал Даиров.
    Кузьменко замялся. Он знал, что полковнику известны все подробности дела, в том числе и подозрительная связь Петрушкина с Сигаловым. Вопрос об аресте был согласован с ним во всех деталях. А сейчас он задает какие-то странные вопросы, словно ничего не ведает об этом деле. Крайне удивленный Кузьменко сказал:
    — Убийство и, возможно, другие преступления будут доказаны материалами дела.
    Полковник искоса посмотрел на Кравченко и Колпашникова.
    — О способе и времени ареста мы договорились. Верно? — и, не дожидаясь ответа майора, продолжил: — Речь сейчас не об этом. Угон машины Петрушкиным может быть поводом для допроса. По ходу дела постараемся выяснить другие сейчас еще не совсем ясные детали. Заметьте, Петр Петрович, в поисках преступников мы сами совершили нарушения.
    — Не понимаю, товарищ полковник.
    Даиров взял со стола папку и стал перелистывать бумаги. Потом вынул одну из них и, словно взвешивая ее на ладони, сказал:
    — Вот тут говорится о нашем проступке. Товарищ Кравченко пришел как раз по этому делу. Этому первому заявлению можно было бы и не придавать особого значения. Будем считать, что оно клеветническое, написанное с целью помешать расследованию. Но второе уже серьезнее, и его нельзя оставить без внимания. Написал его наш сотрудник, офицер милиции. «Среди нас есть человек, способствующий преступникам, покрывающий их. Пора привлечь его к ответу!» Вот так прямо и написано. Когда такое сообщение исходит от офицера милиции и к тому же подается прямо в управление, то оставить его без внимания нельзя.
    — Кто же написал заявление? Какое преступление мы совершили? Могу я это узнать, товарищ полковник?
    Даиров оглядел Кузьменко с головы до ног.
    — А почему вы стоите? Садитесь, — и он показал рукой на стул. — Дело не в том, кто и когда написал заявление, а в его содержании. Дело обстояло так: когда вы тщетно искали преступников, идя по заведомо ложному пути, лейтенант Байкин установил точный адрес преступника и привел вас прямо к его дому. Он оказался прав, именно в этом доме и были обнаружены шаль и сумка Петрушкиной. В ходе допроса было выяснено, что Маслова в ту ночь вообще не ночевала дома. Все это давало серьезные основания подозревать Маслову по крайней мере в соучастии в убийстве гражданки Петрушкиной.
    — Однако...
    — Слушайте! — мягко сказал Даиров. — Вы со старшим лейтенантом Майлыбаевым игнорировали явное и очевидное, а сами пошли по ложному пути. Вместо того, чтобы задержать Маслову, вы ее отпустили. И отпустили не просто от доброты душевной, а за взятку в пять тысяч рублей. В ту же ночь Маслова бежала, а взяточник Майлыбаев и его покровитель и соучастник принялись изготовлять ложные документы, подтасовывать факты, чтобы обвинить честного человека и привлечь его к ответственности. Надо строго наказать взяточников и нарушителей социалистической законности, клеветников, использовавших служебное положение в корыстных целях. Вот вам и содержание заявления. Есть и свидетели, вполне заслуживающие доверие. Под заявлением стоят их подписи.
    Полковник Даиров откинулся в кресле, принял удобное положение.
    — Вы знаете гражданку Алтынбаеву Анастасию Ефимовну?
    — Я никогда раньше не слыхал этого имени да и видеть такого человека не приходилось.
    — А Ольгу Степановну Лукину?
    — Нет, не знаю.
    — Как же это? — удивился полковник. — А они вас прекрасно знают. Короче, давайте выслушаем вас. Говорите!
    Кузьменко был возмущен и оскорблен гнусным заявлением неизвестных ему лиц, но заговорил спокойно, Только голос его временами прерывался от обиды.
    — У Петрушкина после убийства жены не было иного выхода, кроме как сообщить в милицию. Он понимал, что если скроет ее исчезновение, то рано или поздно ею, заодно и им самим, заинтересуются, и все откроется. А то, что он молчал, не беспокоился о жене, неизбежно вызвало бы подозрение. Но и сразу прийти он не решался. Он долго размышлял, взвешивал все «за» и «против», советовался с Сигаловым. Наконец, решился разыграть несчастного и убитого горем человека и принес заявление о пропаже жены.
    Расследование показало, что, по всей вероятности, имело место предумышленное и заранее подготовленное убийство. Нельзя думать, что это сделано в припадке бешенства, нечаянно, в состоянии аффекта. Петрушкин явно преследовал определенную цель. Его замкнутость и молчаливость, умение хранить тайны, конспирация при встречах с сообщниками дают основания думать, что он прошел хорошую выучку. Это помогло ему на какое-то время убедить нас в своей искренности и направить наши поиски по ложному пути. Да, мы хотели верить, что он честный и несчастный человек, попавший в неожиданную беду. Не верить людям мы не имеем права. Проверить — дело другое. Но мы о нем не забывали ни на минуту, делали все возможное, чтобы помочь ему, несмотря на подозрительные поступки. Вот почему была так спешно допрошена Маслова. Но до самых последних событий, до угона Петрушкиным машины, мы с Масловой глаз не спускали. За ней велось постоянное наблюдение. Было ясно, что даже если и была Маслова преступницей, то все же она выполняла чью-то волю. Тогда мы подумали, а не идет ли все зло от парикмахера Сигалова? Стали следить за ним. Почему? Да потому что скорее всего именно он под именем Соломона упоминался в деле Шамадинова и его шайки. Тогда Сигалову удалось уйти от наказания за неимением у нас достаточных улик против него. В перестрелке был тяжело ранен и вскоре скончался, не приходя в сознание, главарь банды Шамадинов. Бандиты, попавшиеся в наши руки, не смогли сказать ничего о таинственном парикмахере. Они даже не могли сказать, в какой парикмахерской он работал. Возникло подозрение, что есть какое-то гнилое гнездо, откуда держали связь с бандитами, опирались на них. Продолжив поиски в этом направлении, мы и наткнулись на Сигалова. И мы не ошиблись. Связь с Сигаловым держали не Маслова, а Петрушкин. Сначала это показалось неожиданным для нас. Но потом были обнаружены конспиративные каналы связи, наблюдались тайные встречи этих двух людей. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что руководящая роль в этом сообщничестве принадлежит Петрушкину.
    Кузьменко вытер платком пот с лица, помолчал и сказал:
    — Меня удивляет, что между преступниками и подателями заявления есть какая-то связь. Называть Петрушкина невиновным и честным — значит, действовать на руку ему, помогать преступнику. Я так понял это заявление.
    — Обвиняемая Маслова скрывается, находится в бегах. Как объяснить то, что вы освободили ее, не начав дела? — удивился Кравченко.
    — Сейчас Маслова дома. Но у нас есть доказательства ее невиновности. Если бы она совершила преступление с целью наживы, то не преминула бы присвоить пять тысяч рублей, обнаруженных в сумке Петрушкиной. О том, что у его жены есть такая сумма денег, не знал и сам Петрушкин. Маслова не взяла этих денег.
    Кравченко перебил майора:
    — По-моему, Маслова не знала, что в сумке есть деньги. Это не честность. Это первое. Во-вторых, вы ничего не сказали о своей вине. Вас с Майлыбаевым обвиняют в тяжком преступлении, в том, что вы, пользуясь служебным положением, берете взятки. Что вы на это скажете?
    — Это клевета, а на клевету я не отвечаю!
    — Я лично очень уважаю вас, Петр Петрович, и верю вам. Но обвинение это предъявляет не кто-нибудь посторонний и не анонимщик, а наш же сотрудник, работник милиции. Мы не можем просто сказать, что вы правы, а он нет. Если все это клевета, то вам легко будет оправдаться. Но тут получается, что вы, ничего не сказав в свою защиту, не оправдавшись, нападаете на других. Это уже не дело!
    Полковник Даиров строго посмотрел на Кузьменко, спросил резко:
    — Где Майлыбаев?
    — Сейчас должен прийти в управление.
    — Пусть напишет объяснительную подполковнику Колпашникову.
    — Старший лейтенант Майлыбаев выполняет важное задание. Правильно ли будет отрывать его... — начал было Кузьменко, но его перебил Кравченко.
    — Получение взятки от преступника — это самое тяжкое обвинение. Разбор дела затягивать нельзя. Будет лучше вообще отстранить Майлыбаева от этого дела до выяснения всех обстоятельств.
    — Кажется, лейтенант, Байкин помогал вам в деле Петрушкина? Инициативу проявлял, так? Не следует дальше держать его в стороне от оперативной работы. Тем более, что ему знакомы обстоятельства дела. Пусть возьмет на себя обязанности старшего лейтенанта Майлыбаева, — полковник с упреком посмотрел на Кузьменко, как бы говоря: «Я-то вам верил, как же это случилось?», помолчал, потом закончил: — Податели заявления обвиняют не только Майлыбаева, но и вас. Имейте это в виду. Сейчас не время разбираться, чья вина больше. Надо было и вас отстранить от работы, но время не терпит. Вас мы пока оставляем. Не забывайте, что всю ответственность за порученное вам дело несете вы.
    Кузьменко не помнил, как вышел из кабинета начальника. Голова отяжелела от горьких дум: «Какая грязь! Словно в душу плюнули клеветники. Надо же, я и Талгат — взяточники! Вот и работай тут...»
    В кабинете майора его уже ждал Майлыбаев. Увидев бледного расстроенного Кузьменко, он воскликнул:
    — Что случилось, Петр Петрович? Дали разрешение на арест Петрушкина?
    — Петрушкин еще погуляет, — сказал Кузьменко и сел на свое место, сжав ладонями виски.
    — Как это, погуляет? — удивился Талгат.
    — Виновниками-то оказались мы, а не Петрушкин. Помнишь, я тебе говорил о свойстве клеветы выпачкать человека? Говорил, что с вооруженным врагом легче встретиться лицом к лицу и бороться, а клевета — это нечто безликое, скользкое и страшно грязное. Ты еще не согласился тогда со мной. Вот теперь нам с тобой и придется оправдываться, — и Кузьменко рассказал обо всем, что было в кабинете Даирова.
    Майлыбаев воспринял его слова как удар по лицу. Он, казалось, оцепенел. Ну, не одобрят твои действия, найдут серьезные упущения, дадут выговор, предупредят — это понятно, с кем не случается. Но такого он не ожидал. Даже во сне ему не могло присниться такое страшное обвинение. Вот и стал ты, Талгат, жертвой клеветы. Сердце горело от обиды, бушевало, кричало. Его отстраняют, когда дело идет к развязке. Теперь оправдывайся, доказывай, убеждай. Оказывается, и свидетели какие-то нашлись... Но он постарался овладеть собой и сказал майору:
    — Петрушкина ни на минуту не выпускайте из виду. Он тоже действует, я уверен.
    — Теперь этим делом займется Байкин.
    — Кожаш с ним не справится. Не по зубам ему орешек, почему не поручить наблюдение капитану Карпову?
    — Петрушкин хорошо знает Карпова. Они раньше встречались у озера. А мясокомбинат как раз рядом с участком лейтенанта Байкина. На его визиты мало кто обратит внимание.
    В это время зазвонил телефон. Кузьменко поднял трубку:
    — Слушаю вас!
    Звонил Колпашников. Он искал старшего лейтенанта Майлыбаева.
    — Тебя парторг спрашивает, — сказал Кузьменко Талгату. — Объясни ему все. Не горячись только. Криком тут не поможешь. Я должен ехать сейчас в Покровку. Прошлой ночью там обокрали сберкассу. Вернусь — сяду писать объяснительную. Ни минуты свободной!
    В дверях Майлыбаев столкнулся с Байкиным. Веселый, самоуверенный, он, не задерживаясь, прошел к столу майора, протянул ему руку.
    — Здравствуйте, Петр Петрович! Как дела? — просто и фамильярно заговорил он. Потом уселся в кресло, закинув ногу на ногу. Кузьменко сухо сказал, глядя вниз:
    — Вам известно, что вы получаете новое задание? Прошу вас отнеситесь к нему со всей серьезностью.
    Байкин еще не знал о решении полковника и спросил:
    — Что это за поручение?
    — Старший лейтенант Майлыбаев отстранен от работы. Вы будете выполнять его задание. Начальник управления приказал поручить его вам. Будете вести наблюдение за Петрушкиным и Масловой, не выпуская их из виду.
    Узнав, в чем дело, Байкин пришел в восторг.
    — Полковник сам говорил мне: «Затянули мы это дело, Кожаш. Не возьмешься ли ты за него?». Я сначала не дал согласия, но сегодня он еще раз вызвал меня, просил, уговаривал, ну я и не стал возражать.
    Кузьменко хорошо знал, что полковник не беседовал с Байкиным и не вызывал его, но промолчал. Его охватил тяжелый стыд за другого человека. Тщеславие и бахвальство были ненавистны ему. Говорят, стыд — это гнев на себя. Но тут был стыд за этого молодого человека, стыд и чувство брезгливости. Кожаш ничего не замечал. Перед ним открылись блестящие перспективы. Теперь он покажет, на что способен! А что способен он на многое, он успешно сумел доказать.
    — Вы о Петрушкине не беспокойтесь. Куда ему, калеке безрукому, деваться? Убежать ему некуда. Я его из-под земли достану, со дна морского, с облака сниму!
    — Как раньше ходили по поселку, так и продолжайте. Они могут заподозрить неладное. Никакой самодеятельности!
    — Я уже работаю в этом учреждении больше десяти лет. Слава богу, работу знаю, как свои пять пальцев. Надеюсь, что справлюсь не хуже других.
    — Я не говорю сейчас о том, справитесь вы или не справитесь с заданием. Я хочу напомнить вам, что задание является серьезным и ответственным.
    — Я только что был в республиканском управлении милиции. Там ведь работает лучший друг моего брата. Уж такие они дружные, даже завидно. Семьями дружат, в гости друг к другу ходят. От него я слышал: будут нас разбирать за то, что затянули дело Матрены Петрушкиной. До самого комиссара дошло. Впечатление у всех неважное, мнение тоже. Но я им сказал, что в управлении много работников и зачеркивать их деятельность и огульно чернить людей нельзя. Пусть найдут виновных и накажут, это другое дело. Прислушались к моим словам.
    Майор не обращал внимания на болтовню Кожаша. Он снова напомнил ему о задании.
    — Верю, что вы возьметесь за дело со всей серьезностью. Сначала внимательно ознакомьтесь с материалами, поговорите с Талгатом.
    — Все сделаю, можете не беспокоиться.
    Выйдя из управления, Байкин направился прямо в поселок мясокомбината. На встретившегося в коридоре Талгата он взглянуть не соизволил, а побеседовать да расспросить и вовсе не пожелал. Просто не снизошел — и все.

ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

    Солнце палит нещадно. Кажется, что его золотые лучи превратились в языки обжигающего пламени. Зной держится, несмотря на то, что день клонится к вечеру. Горячие краски густеют, небо становится розовым, золотым, алым, пурпурным. Кажется, земля изнемогает от жары, дышит с трудом, как и жители, покинувшие на это время улицы и площади.
    Петрушкин пропустил уже два своих дежурства. Кузьменко узнал об этом в отделе кадров мясокомбината. Болеет, сказали ему. Проверили. Да, у Петрушкина действительно есть бюллетень — прямо в кабинете врача с ним случился приступ эпилепсии. Теперь он вообще никуда не выходит. На улице даже перестал появляться, калитка заперта. Во дворе и в доме все словно вымерло.
    Кузьменко, хоть и видел все это своими глазами, не очень-то поверил. В управлении по телефону он вызвал к себе Байкина. С тех пор как Кожаш был допущен к оперативной работе, в здании управления ему выделили отдельную комнату. Когда Кузьменко приказал ему явиться, Кожаш помедлил с ответом, как человек, думающий, идти или не идти.
    — Прямо сейчас? Ну ладно, — наконец сказал он лениво и повесил трубку первым. Он не спешил, заставил-таки майора подождать. Явился с недовольным и усталым видом, словно его оторвали по пустякам от важной и срочной работы.
    Кузьменко не смотрел на Кожаша, боясь дать выход раздражению. Выходки Байкина ему основательно надоели. Вот и сейчас — уселся без разрешения в кресло, скрестив ноги, как обычно. Нелепая, вызывающая поза невоспитанного человека. Ждет, когда заговорит Кузьменко.
    — Человек, за которым вы наблюдаете, не показывается целую неделю. Никакого повода проникнуть к нему в дом у нас нет. Он может обернуть все против нас же. Вот, мол, я болею, при смерти, а мне и тут покоя не дают! Думаю, что вам будет удобнее навестить его.
    — Сейчас идти?
    — Вы участковый, и никто ничего странного в вашем визите не усмотрит.
    — Я выполняю сейчас задание полковника. Вот его закончу, тогда возможно...
    Полковник Даиров не любил давать какие-либо поручения сотрудникам, не ставя в известность их непосредственных начальников. Он всегда в таких случаях выяснял в отделе степень занятости того или иного сотрудника, советовался. Зная об этом, Кузьменко засомневался в словах Кожаша, но что у него за поручение, не спросил.
    — Чем скорее вы туда сходите, тем лучше, — сказал он.
    В поселок Байкин пришел после работы. Петрушкин был дома один, лежал в постели. Но был почему-то в верхней одежде, запачканной землей, запыленной. В бороде его застряли кусочки глины. Внимательный глаз сразу определил бы, что человек этот только что работал. Но Байкин не обратил никакого внимания. Станет ли работать больной человек, когда и здоровый не очень охотно это делает? Петрушкин проявил неосторожность:
    — Я несколько дней лежал, не вставая. Наконец решился дойти до нужника, а на обратном пути снова приступ схватил. Едва дополз до кровати, весь в грязи.
    Байкин взял табурет и сел ближе к Петрушкину.
    — Как же это, Андрей Алексеевич? Я-то думал, что вы жилистый, крепкий мужчина, а вы свалились.
    — Давно не было приступов. Я уж думал, что совсем избавился от этого недуга. Возможно, из-за переживаний обострилась болезнь, уж очень тяжело мне стало, когда пропала старуха. Последний приступ был сильным. Места на мне живого нет — болит все. Кажется, по косточкам меня разобрали. Сил никаких не осталось. Руку сжать в кулак не могу.
    — Нельзя поддаваться. Болезнь, она тоже знает, к кому цепляться. От сильного бежит, от слабого не отстает.
    — Сила-то есть, да годы дают себя знать. Сейчас с болезнью бороться все трудней. Верх берет, валит меня на лопатки.
    Байкин знал, что Петрушкин посматривает на Глафиру, и поэтому пошутил:
    — Как можно человека стариком называть, если он новую семью заводить собирается?
    Петрушкин покачал головой, фыркнул:
    — Сплетни это все. А у вас жена есть?
    — А-а, какая там жена, просто мать моих детей, ничего общего. Неряха, бесхозяйственная. Посуду неделями не моет, тараканы по тарелкам ползают.
    — Да, трудно вам, а избавиться от постылой жены нельзя — с работы попросят. Легко ли молодому мужчине так мучиться?
    — Да об этом как-то и не думаешь, Андрей Алексеевич. Чем дальше продвигаешься по службе, тем становится больше работы, да и ответственности больше.
    Петрушкин решил задержать участкового, расспросить его, выяснить что-нибудь.
    — Давно я хотел поговорить с вами. Хорошо, что пришли. Не к лицу мне лежать в постели, когда в доме такой гость, — он тяжело поднялся и стал накрывать на стол.
    — Не стоит беспокоиться, я скоро пойду, — слабо запротестовал Байкин, но с места не двинулся. Петрушкин все это заметил и понял — гость не торопится.
    — Доброе слово тоже лекарство. От порошков и пилюль я, честно говоря, устал. Да и толку от них не вижу, вред один: выпью таблетку — и сердце начинает частить, голова кружится. Присаживайтесь ближе к столу. Надо прополоскать организм от этих лекарств.
    — Вы же еще слабы, как бы хуже не стало, — лицемерно посочувствовал Байкин.
    — Волков бояться — в лес не ходить. Умереть не страшно. Все равно не избежать смерти. Все там будем. Какая разница, днем раньше или днем позже? Так уж лучше весело провести время. Садитесь ближе, товарищ лейтенант, — Петрушкин достал из холодильника коньяк, огурцы, мясо. Огурцы свежие, словно только с грядки, мясо из магазина. Байкин насторожился: «Все свежее, а ведь он давно не выходит никуда. Кто же ему приносит?» Но после того, как выпил граненый стакан крепкого коньяка, забыл о своих сомнениях. Они долго сидели, увлекшись беседой и не замечая бега времени. Если Петрушкин надеялся узнать из разговора с гостем что-нибудь важное для себя, то Байкин, в свою очередь, был рад угоститься даровым коньяком. Покрутив в руках бутылку, он сказал:
    — Где вы берете такой коньяк? В магазинах он редко бывает. Дома, что ли, завод?
    — Держу только для самых дорогих гостей.
    На лице у Байкина выступили бисеринки пота. Лицо его порозовело, взгляд повеселел. Он покровительственно и фамильярно положил руку на плечо Петрушкина.
    — Андрей Алексеевич, ты на меня не обижайся. Я тебя в тот раз, кажется, обидел, помнишь, в отделении? — незаметно для себя Кожаш перешел на «ты», решив не официальничать в такой милой и дружеской обстановке.
    — Стоит ли вспоминать пустяки! В то время я очень переживал потерю старухи. А в горе чего не скажет человек? Горе-то меня и привело к твоему начальству с жалобой. Потом уже мне стало стыдно за свою ошибку. Давно хотел исправить ее и оправдаться перед тобой. Ты молодой, у тебя вся жизнь впереди. Надо уметь быть великодушным. Коли не держишь на меня обиды, то я буду рад.
    — Брось, Андрей Алексеевич! О чем это ты вдруг вспомнил? Я про это забыл давно! Эх, дорогой, да милиция в свой адрес и не такое слышит. Мы уже привыкли. Если хочешь знать, то в этом случае не ты виноват, а я. Кожаш свою вину перед человеком тоже умеет исправить. Я в долгу не останусь. Не привык! Ты это запомни, слышишь? Крепко запомни. Потом мне же спасибо скажешь...
    Когда на следующее утро Кожаш пришел в управление, с нетерпением ждавший Кузьменко встретил его вопросом:
    — Какие новости?
    — Был я вчера в том доме. Петрушкин серьезно болен. Если не помогут лекарства, то вряд ли с постели когда-нибудь встанет, — скрыл Кожаш от майора свой разговор с Петрушкиным.
    — Так он действительно болен? Вы сами видели это?
    Кожаш вспыхнул:
    — Я вижу, товарищ майор, вы не только Петрушкину, но и мне не доверяете. Я рассказываю, что видел. Верить или не верить — дело ваше.
    — Если бы вам не доверяли, то не дали бы столь ответственного задания. Хорошо. Вы говорите, что Петрушкин болен и лежит в постели? Изложите все это в рапорте.
    — Я уже написал, — Кожаш открыл свою папку, которую до этого держал под мышкой, достал из нее исписанный лист бумаги и протянул его майору. Кузьменко быстро пробежал по строчкам взглядом.
    — Хорошо, — сказал он и спрятал рапорт в ящик стола.
    — На сегодня будут какие-нибудь приказания?
    Кожаш стоял, ожидая ответа, и майор сказал:
    — Рабочий день начался. Давайте ознакомимся сначала с обстановкой. Если надо будет, я вас вызову, — и углубился в чтение оперативной сводки.
    Совпадение или нет, но в эти дни и парикмахер Сигалов не выходил на работу — он взял отгул за сверхурочную работу в праздничные дни. Странное совпадение.
    В кабинет вошел капитан Карпов. Кузьменко поднял голову:
    — Хорошо, что пришли, Григорий Матвеевич. Я и сам собирался позвонить вам.
    — Слушаю вас, товарищ майор!
    — Садитесь.
    Карпов сел поудобнее и положил на стол папку.
    — Вчера лейтенант Байкин был у Петрушкина дома. Тот, видимо, серьезно болен, лежит в постели, разговаривал с лейтенантом лежа, — сказал майор.
    — В самом деле болен? — удивился Карпов.
    — Почитайте это! — майор протянул Карпову рапорт Байкина.
    — Петрушкин очень осторожный, хитрый человек. Если не следить за каждым его шагом, за каждым движением, и словом, его голыми руками не возьмешь. Во всяком случае лучше бы его допросить. Глафира ходит к нему? Он это хоть узнал?
    — Он, видимо, счел неудобным говорить на эту тему с больным человеком, — Кузьменко откинулся в кресле. — Я хотел как раз об этом посоветоваться с вами. Пойти и прямо поговорить с Петрушкиным нет повода. А выяснить кое-что надо.
    — Ну, причину-то найти можно.
    — Я был у него недавно. Вторичный визит еще сильнее насторожит его. И потом Байкин был там вчера, а следом я...
    — Сложное положение.
    — Трудно без Талгата, — Кузьменко вздохнул. — Я вчера его на улице встретил. Он шел из отделения. Проводил его до дому, долго беседовали. То, что его отстранили в решающий момент, очень нам повредило. Он считает, что зря мы оставили без внимания продавца Тюнина. Предполагает, что Тюнин является связным, а, может быть, и не только связным. Вот только по доброй воле или по принуждению?
    — Предположение вполне вероятное.
    — Кому же нам этого продавца-связного поручить? Не возьмете ли на себя, Григорий Матвеевич?
    — И Петрушкин и Тюнин знают меня хорошо. Можем их спугнуть раньше времени. А что, если Талгата попросить помочь?
    Кузьменко испуганно замахал руками:
    — Боже упаси! Что вы такое говорите?! С этим заявлением и без того на нас косятся, а вы Талгата предлагаете! Никто нам не позволит этого, только неприятностей прибавится.
    — Талгат — коммунист, офицер. Почему же он не имеет права помочь в трудном положении? Если уж правду говорить, то разве он не нашел важное звено во всей цепи?
    — Мне-то вы можете не говорить об этом, я согласен. Но согласятся ли другие, как посмотрят на такую просьбу?
    — Попробуйте поговорить с начальником управления...
    Резко и требовательно зазвонил внутренний телефон. Звонил полковник Даиров.
    — Зайдите ко мне! — коротко приказал он.
    — Полковник вызывает, — сказал Кузьменко, собирая лежавшие перед ним бумаги, — Талгат должен быть у себя в райотделе. Если там его не найдете, позвоните ему домой. В любом случае доложите мне, ладно?
    — Хорошо, Петр Петрович.
    Кузьменко немного задержался в приемной. Кажется, полковник вызвал к себе еще кого-то. Спустя некоторое время в приемную вошел подполковник Колпашников. Он за руку поздоровался с Кузьменко и повернулся к секретарше.
    — Сауле, полковник один у себя?
    — У него человек.
    Кузьменко подумал, что там сидит, наверное, Кравченко, занимающийся разбором и проверкой заявления. Было яснее ясного, что он не допустит и близко к оперативной работе Талгата. Сауле хорошо знала работников республиканского управления, которые приходили к полковнику. Кузьменко осторожно спросил.
    — А кто у него? Кто-нибудь из наших?
    — Незнакомый, не из нашего управления, — ответила Сауле, и в это время раздался звонок, вызывающий ее к полковнику. Девушка на минуту скрылась в кабинете и тут же появилась снова:
    — Проходите, товарищи!
    Кузьменко и Колпашников застали полковника, беседующим с молодым человеком. Полковник кивал головой, как бы соглашаясь с собеседником. Увидев входящих, он сказал:
    — А вот и товарищи! Возможно, вы знакомы? — и он назвал присутствующих, знакомя их между собой. Оказалось, что Колпашников знает молодого человека. Он тепло поздоровался с ним, рассмеялся, пожимая ему руку.
    Кузьменко приходилось видеть этого человека, но кто это такой, он не знал. Даиров, кажется, почувствовал это.
    — Хорошее знакомство никогда не бывает лишним. Это майор Насир Бугенбаев из Комитета государственной безопасности. Петр Петрович, майор хочет ознакомиться подробно с делом Петрушкина. Вам придется ввести его в курс дела. Комитет государственной безопасности в течение многих лет разыскивает опасного преступника, предателя, который был во время войны карателем. Он служил в фашистской зондеркоманде СС 10-А. Эти палачи зверствовали в 1942 году в Крыму, уничтожали мирных жителей, потом лили кровь в Мариуполе, затем расстреливали и жгли людей и дома в Ростовской области. Тысячи мирных жителей были уничтожены ими и в самом Ростове-на-Дону. Даже среди этих нелюдей отличался особыми зверствами некий Штерн. Когда началось избиение жителей Ростова зондеркомандой СС, среди карателей был замечен и этот Штерн. Сотни людей он уничтожил своими руками. По сведениям, которыми располагают органы КГБ, в боях с партизанами Штерн был тяжело ранен и попал в госпиталь. По показаниям свидетелей, он умер во время операции. Помните тот вечер, когда вы были дома у Петрушкина, возвращаясь якобы из Каскелена? Тогда Майлыбаев предложил провести у Петрушкина обыск. Мы не придали значения его словам. И что же? Талгат оказался прав. Не поторопились ли мы, отстранив Талгата от этой работы? — и он посмотрел на Кузьменко.
    — Мы хотели поручить Талгату одно дело, товарищ полковник. Если вы не возражаете...
    — Какое задание вы хотели ему дать?
    Кузьменко доложил о мнении Майлыбаева относительно киоскера Тюнина и о разговоре с капитаном Карповым. Даиров на минуту задумался, посмотрел на Колпашникова:
    — По-моему, это внутреннее дело вашего отдела. Мы вмешиваться не станем. А вот рапорт Байкина на мое имя, мне, признаться, не понравился. Кажется, Байкин не понял существа дела. — Полковник перевел взгляд на Кузьменко. — Майор Бугенбаев специально пришел по этому вопросу. Я ему рассказ вкратце, почему мы заинтересовались Петрушкиным. Вы объясните ему все подробно, введите в курс дела, ознакомьте с материалами.
    — Слушаюсь, товарищ полковник!
    Весь этот день Насир просидел в кабинете Кузьменко, изучая дело.
    — Да вы, я вижу, каждый факт, как пчелы мед, собирали. А этот парень, видно, создан для нашей работы, Талгат. Смотрите, как точно и ясно описана сцена передачи Петрушкину киоскером сигарет. Ни одного движения, ни одного жеста не упущено. Как раз в то время и я был недалеко от киоска, но, признаться, наблюдателя не заметил. А он и меня описал. — Насир с удовольствием прочитал рапорт Талгата. — А за что, за какой проступок он был отстранен от дела?
    — Поступило заявление, что он имеет связи с преступниками и берет взятки.
    — Правда это?
    — Разве человек, который посвятил себя борьбе со всяческим злом, пойдет сам на преступление?
    — Сам я не любитель заявлений и доносов. Анонимкам я не верю.
    — На анонимки у нас тоже не особенно обращают внимание. Но дело в том, что заявление не анонимное, а подписано нашим же работником милиции.
    — Кто же его написал?
    — Начальство нам об этом не докладывает.
    — Очень жаль, — Насир помолчал немного. — Что было в сигаретах, переданных Петрушкину, нам точно не удалось выяснить. Полагаем, что там мог быть быстродействующий яд. А может быть, и микропленка. А что, если вызвать Петрушкина сюда и допросить? Поводом может служить угон машины вице-президента.
    — Сейчас это невозможно.
    — Почему?
    — Петрушкин болен, не встает с постели.
    — А вы сами верите в это?
    — Я верю врачам. А у него есть бюллетень.
    — Я с врачами спорить не собираюсь, Петр Петрович. Последнее слово, конечно, за ними. Однако надо проверить. Это не повредит. Я всегда так делаю после того, как у меня сбежал труп.
    — То есть как это? Мертвец убежал?
    — Не верите? Был со мной такой случай, — и майор Бугенбаев рассказал интересную историю. — Возможно, Петрушкин и не владеет таким искусством, как мой «беглый труп», однако следует установить истину. Когда вы вызовете к себе Петрушкина, пожалуйста, сообщите мне. Будем допрашивать вместе. У нас есть кое-какой материал. Надо бы сопоставить с вашими данными.
    — Хорошо, я вам позвоню, — сказал Кузьменко, находясь все еще под впечатлением рассказа майора.
    — Буду ждать.

ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

    Через неделю после этого Петрушкину закрыли бюллетень, и он вышел на работу. От болезни не осталось и следа. Он выглядел посвежевшим, словно вернулся из дома отдыха. Свою клочковатую бороду он аккуратно подстриг, оставив только на подбородке, усы тоже были приведены в порядок. Он словно помолодел, лицо стало открытым, даже симпатичным. В таком виде он и пришел по вызову в управление милиции.
    Майор Бугенбаев решил допросить Петрушкина сам и поэтому сидел в кабинете Кузьменко. Увидев здесь незнакомого человека, Петрушкин остановился и попятился назад.
    — Это вы будете гражданин Петрушкин? — спросил Насир, резко подавшись всем корпусом вперед и глядя пристально на вошедшего.
    Петрушкин замялся.
    — Да, это я... Начальник вызывал, вот я и пришел. Торопился, места себе не находил, чувствовал, что ждет меня здесь радостная весть. А что же это он? Сам же вызывал...
    — Майор вас вызывал, чтобы обрадовать?
    — Да нет, я уж так болтаю. Ерунда это. Несбыточная надежда.
    — Можно узнать, если не секрет?
    — Я старуху потерял, такое несчастье случилось...
    Насир усмехнулся:
    — Вы о какой старухе говорите? Не о своей ли жене? Я об этом слышал. Очень интересно. Как это вы ее потеряли?
    — Это долгая история, — глубоко вздохнул Петрушкин. — Я об этом писал уже в заявлении. Там все сказано.
    — Услышать от самого человека лучше, чем узнать из написанного. Если вам не трудно, расскажите, пожалуйста.
    — Если вам нравится бередить чужие раны, ладно, я расскажу, — грустно сказал Петрушкин. Прямо на глазах он превращался в придавленного горем человека. Он повторил то же самое, что говорил и раньше, уже известное милиции, повторил добросовестно. Насир его не перебивал. Наоборот, сделал вид, что слушает с интересом. Когда Петрушкин закончил рассказ, он сказал:
    — Очень жаль, что Матрена Онуфриевна до сих пор не отыскалась. А что вам говорил товарищ Кузьменко?
    — А что он мне может сказать? Все ищет, кажется. Я-то обрадовался, думаю, зря вызывать не станет. Все не оставляю надежду, пусть даже слабую. Он, оказывается, вам ничего не говорил.
    В кабинет вошел майор Кузьменко. Бугенбаев, делая вид, что слушает Петрушкина, старательно сравнивал каждую черточку сидящего перед ним человека с фотографией Курта Штерна, карателя из зондеркоманды СС 10-А. Он проделывал это не спеша, тщательно.
    Увидев холодное и строгое лицо Кузьменко, Петрушкин испугался:
    — Товарищ начальник, вот я пришел по вашему вызову...
    — Когда приступили к работе?
    — Три дня назад.
    — Мы говорили, чтобы вы сразу нам сообщили, как только выйдете на работу. Почему не пришли?
    — Болезнь отпустила, а слабость еще держалась. Вот и не давали врачи покоя, каждый день к ним ходил на процедуры да разные анализы. Что поделаешь, здоровье дороже золота.
    — Если так заботитесь о здоровье, то зачем же вы без спроса пользуетесь чужой машиной? А если бы случилось что-нибудь?
    — Какая машина, товарищ начальник?
    — А вы и забыли?
    Петрушкин покачал головой:
    — От милиции, видать, ничего не скроешь.
    Если возникали какие-то вопросы по делу Матрены Онуфриевны, майор приходил к Петрушкину сам. Специально к себе не вызывал. Поэтому, получив повестку, Петрушкин испугался. Теперь, поняв, что ему ставят в вину лишь угон машины, он успокоился.
    — Я ведь старый шофер, товарищ начальник, конечно, в прошлом. Но зато какой был шофер! Ну, вы-то знаете натуру настоящих лошадников и шоферов. Увидев новенькую, сверкающую лаком машину, я, признаться, не выдержал, допустил мальчишество. Ах, думаю, красавица, прокатиться бы разочек на тебе, погонять бы с ветерком, а там пусть хоть в Сибирь. Вот и сел я в нее, это правда. Готов отвечать по закону, если виноват. Ни на кого не обижусь. Я сейчас кровью плачу, сами знаете. Думал, немного развлечет меня это поездка.
    — А вы случайно сапожником не были? — вступил в разговор Насир.
    — Война заставила многих сменить трудовые профессии. На фронте тракторист становился танкистом, офицером, а скотник командовал ротой. Был у нас комиссар батальона. Ох и умел человек говорить! Чисто соловей был! Уж так говорил! Я-то думал вначале, что он большой работник, а он оказался всего-навсего учителем.
    — А сейчас он в какой школе работает?
    — В прошлом году умер. Сам я его хоронил. — Петрушкин бросил исподлобья взгляд на Насира. — А шофером я на войне стал. Водил любую машину, какая в руки попадется. Никто и не требовал прав.
    — А права вы потом получили?
    — Я вожу машину не хуже здоровых, но кто мне даст права, калеке? У нас ведь сейчас больше верят бумаге, чем живому человеку.
    Кузьменко поставил стул и сел рядом с Насиром. Бугенбаев выдвинул ящик стола. Там лежало много фотографий деталей человеческого лица, лба, глаз, носа, щеки, подбородка. Хоть и принадлежали они, видимо, разным людям, но были очень похожи. Кузьменко, чтобы отвлечь Петрушкина, сказал:
    — Я вас слушаю, Андрей Алексеевич, рассказывайте.
    Насир, заметил, что Петрушкин насторожился, улыбнулся:
    — Мы уже давно беседуем с Андреем Алексеевичем, — он закрыл ящик. — То, что Матрена Онуфриевна пропала без вести, кого хочешь заставит переживать. Надо во что бы то ни стало принять энергичные меры для розыска.
    Кузьменко посмотрел на Насира.
    — До сих пор мы старались помочь Андрею Алексеевичу, а у него от нас какие-то секреты появились. Он так и не сказал, куда он ездил на той машине.
    — Какие уж секреты?! Сгонял до Медео и вернулся, опомнился. Не разучился, оказывается, машину водить. Ни один инспектор не задержал меня.
    — Вы были одни?
    — Как вам сказать, товарищ начальник? Признаться, был рядом со мной один человек.
    — Кто такой?
    — Скажу вам правду. Была со мной эта пустышка Глафира. Она-то меня и толкнула на это озорство. Как увидела черный сверкающий ЗИМ, так и стала тараторить: «Ах, прокатиться бы на такой машине, жизни не жалко!» А я и думаю: пусть судят меня потом, а это удовольствие ей доставлю. Садись, говорю, и повез ее на Медео. Но я в машине ничего не трогал. В том же виде доставил на место, — вдохновенно врал Петрушкин, не подозревая, что уже попался.
    — Конечно, очень благородно выполнить желание дамы, но не следовало забывать, что угон машины является преступлением, — укоризненно сказал Кузьменко.
    — Так уж вышло, товарищ начальник, простите великодушно. Я готов нести любую ответственность.
    Кузьменко повернулся к Бугенбаеву:
    — Что будем делать? Ограничимся штрафом на первый раз?
    — Если машина в полной исправности, можно и так. Лишь бы в протоколе было указано, за что он штрафован. Но пусть Андрей Алексеевич напишет объяснительную: как, зачем, когда и с кем он все это делал. И еще, пусть даст слово, что этого больше не повторится.
    — Сейчас написать?
    — Да.
    — Напишу, если это необходимо, — и Петрушкин взял предложенную ему бумагу и ручку.
    Кузьменко, прочитав его объяснительную, сказал:
    — Заплатить не забудьте!
    — Все исполню, как сказали.
    Кузьменко после ухода Петрушкина выдвинул ящик стола, чтобы внимательно сравнить фотографии. Но Бугенбаев шутливо ударил его по руке:
    — Петр Петрович, потерпите немного. Сейчас Петрушкин вернется.
    И в это время просунул в дверь голову... Петрушкин.
    — Товарищ начальник, с этой бумагой можно идти в любую сберкассу?
    — Да, можно, — кивнул головой Кузьменко.
    Когда дверь за Петрушкиным закрылась, он повернулся к майору:
    — Как вы догадались, что он вернется, Насир?
    — Заговорив с Петрушкиным, вы стали пристально изучать фотографии в ящике стола. Он весь внутренне напрягся, догадываясь, что там есть что-то важное, касающееся его. Чтобы проверить возникшие опасения, он и вернулся. Увидев, что мы просто беседуем, смеемся, он, кажется, успокоился. Убедившись, что милиция ничего не знает о его других делах, он без опасений продолжит свою деятельность. Тогда мы сможем узнать о его тайной жизни. Сейчас лучше оставить его в покое.
    Некоторые черты Петрушкина очень похожи на черты Штерна. Брови, взгляд — просто не отличишь. Но у того более выдающиеся скулы и челюсть массивнее. Если накрыть верхнюю часть бумагой, то лицо меняется совершенно.
    — Пластическая операция?
    — Да. Или мы идем по ложному пути.
    — Не понимаю одного, как мог такой матерый волк пойти на угон машины? Ведь одно это вызовет неизбежный интерес милиции. В его положении надо бы временно «заморозить» все связи, вести себя ниже травы...
    — Не все подчиняется логике. Кто знает, какой дальний прицел брал он? Мы не должны недооценивать врага, даже если видим его просчеты. Он все же человек, нельзя же и ему предусмотреть все.
    — А если Глафира не захочет поддержать его ложь?
    Насир достал из кармана папиросы, не торопясь закурил, с удовольствием затянулся душистым дымом.
    — Это для Петрушкина не представляет затруднений. Если Данишевская станет противиться, то есть у него в запасе еще легенда. «Правда, что в машине был со мной другой человек. Глафира об этом знает. Я уже просил у нее прощения и полностью оправдался. Мне не хотелось, чтобы Глафира ревновала, вот я и сказал вам неправду. Каюсь, простите великодушно!» Что вы ему на это скажете?
    — Я тоже думал об этом.
    — Я это не сам выдумал, Петр Петрович. Когда читаешь материалы Талгата о Петрушкине, то невольно приходит в голову эта мысль. Помните, как здорово он описал встречу Петрушкина с Сигаловым? Не каждый обратит внимание на то, кто у кого брился, да сколько платил, да почему двух копеек не хватило. Если бы не Талгат, то скрытая связь Петрушкина с Сигаловым не скоро бы открылась. И давешнее известие было для нас похожим на китайскую головоломку. Не узнали бы мы и того, кто был в машине вице-президента. Талгат человек внимательный и думающий. Он правильно сопоставлял каждый жест, каждый условный знак этих людей. Для такого опытного и хитрого человека, как Петрушкин, обмануть простодушную Данишевскую не составило труда. Нет, он не станет давить на нее. Он сделает так, что она сама согласится.
    В это время Петрушкин в верхней одежде лежал на неразобранной постели Глафиры. Выйдя из управления, он пошел прямо в поселок, не сворачивая никуда. Сначала он шел пешком, а на улице Ташкентской взял такси. Он торопился к Глафире, чтобы успеть предупредить ее. Глафира была дома. Она месила тесто, готовясь варить лапшу. Петрушкин закричал:
    — Глаша! Да где же она, моя радость?! Ни минуты не могу без тебя! — Он обнял ее сзади одной своей рукой и впился в шею долгим поцелуем.
    — У меня руки в муке, измажешься, Андрюша, — изогнувшись, Глафира повернула к нему лицо, подставляя губы для поцелуя. Петрушкин потянул ее к кровати.
    — Пусти! Ты в своем уме? — Она дернула подол. — Ну и ручища у тебя! Это у больного-то такая силища?
    Петрушкин лег на постель и громко захохотал:
    — Ой, Глаша, разве калека соперник здоровому человеку? Ха-ха-ха!
    Глафира нахмурилась, рассердилась:
    — Что ты болтаешь?
    Петрушкин сел.
    — Иди сюда. Присядь, — он потянул за руку упирающуюся Глафиру. — Я как увижу тебя, словно чумной становлюсь. Люблю тебя, видно. Иногда сам себе удивляюсь. Кажется мне, что созданы мы друг для друга. Сегодня у меня радость, а ты и не спросишь ничего.
    — Да ты не успел войти, как набросился. Было время спросить? — стала оправдываться Глафира. — Что же случилось? Или от бедной старухи есть весточка? Жива ли хоть?
    — Э, о чем ты говоришь? — и Петрушкин отвернулся с обиженным видом.
    — Не любил ты ее? А в чем ее вина?
    — Ни в чем она не виновата. Но все равно не женой она мне была. Нет мне на этом свете иной жены, кроме тебя. Я только теперь это понял. Когда ты рядом со мной, то мне ничего не надо. Не могу я с собой совладать, прости, если обидел. Человек может терпеть голод, но от любви без ответа может и умереть.
    — Мужчина должен быть сдержанным.
    — Эх, Глаша, боялся я, что судить меня будут за то, что угнал машину без спроса. Не за себя боялся, о твоем счастье думал. Крепко меня это мучило, да избавился я наконец от этой тени. Штраф заплатил и избавился от напасти.
    — Рада за тебя, за нас обоих! — она ласково ухватила его за волосы, крепко прижалась к нему лбом.
    — Теперь нам ни одна живая душа помешать не сможет! — прижал ее к себе Петрушкин. — Если хочешь знать, то страшно мне подумать, что тебя вдруг не будет рядом. Боюсь потерять тебя. И за что мне такое счастье? Даже когда майор спросил: «Кто был с тобой в машине?», я как-то невольно механически сказал: «Глаша была со мной». И там я о тебе думал. Прости! Но ведь и вправду ты всегда рядом со мною, даже когда я один, на работе, в толпе... Ты знаешь, если спросят тебя, то ты скажешь правду: «Да я была с ним». Так и хотят помешать нашему счастью, а мы и так долго тянем.
    Глафира оттолкнула Петрушкина:
    — Разве ты не говорил, что был в машине с другим человеком? Зачем же на меня показал? — она быстро встала, вспомнив свой разговор с Талгатом. Тогда-то они вдвоем и открыли, что Петрушкин угнал машину. Тогда старший лейтенант милиции горячо благодарил Глафиру, словно она бог весть какое дело сделала. С тех пор Глафира стала сомневаться в Петрушкине и незаметно для самой себя отходила от него все больше и больше. Но если Петрушкин отделался штрафом, значит, не такое уж большое преступление — угон машины. Неужели милиция не может без того, чтобы не вбить клин между людьми, которые только нашли друг друга? В этот миг Глафира ненавидела и Кузьменко и Майлыбаева. Петрушкин казался ей невинным человеком.
    — Глаша, что это ты так хмуришься?
    Глафира присела рядом с ним. Положила голову на его плечо.
    — Прости, Андрюша. Не хочется с милицией связываться.
    — А ты не переживай, солнышко мое. Если бы я сказал, что с другой женщиной был, голову бы мне не сняли. Я не хотел причинить тебе боль. Ладно, поступай, как знаешь, пусть будет, как ты пожелаешь.
    Глафира обняла Петрушкина. Петрушкин улыбался, но на душе у него скребли кошки. Он серьезно опасался киоскера. Сейчас он искал веский повод, чтобы послать к нему Глафиру.
    — Ты меня вправду любишь?
    — Ты же сам видишь.
    — Сходишь в одно место, если я попрошу?
    — Сейчас?
    — Да.
    Глафира удивилась: что за ненадежный и переменчивый народ — мужчины? Неужели он не понимает, что именно сейчас ей никуда не хочется уходить? Петрушкин угадал ее мысли. Хотел что-то сказать, но не успел — кто-то громко забарабанил в дверь.
    Глафира откинула крючок, и в комнату ввалился некто огромный и черный, с большими и длинными ручищами. Через всю щеку пришельца тянулся широкий шрам. Левого уха не было, так, обрубочек какой-то, пенек.
    — Корноухий?! Откуда ты взялся? — вскричала она, прикрывая собой Петрушкина. — Зачем сюда явился?
    Корноухий с налитыми кровью глазами подошел к ней вплотную.
    — Пш-ш-ла вон! — И он отбросил Глафиру в сторону. Она отлетела в угол и упала. Но то, что она увидела падая, очень удивило ее.
    Подложив руку под голову, закинув ногу на ногу, в постели спокойно лежал Петрушкин. Корноухий подошел к нему, навис над ним всей тушей. Петрушкин не переменил позы, даже не шевельнулся. Незваный гость осмотрел его внимательно и, повернувшись к Данишевской, сказал с брезгливостью:
    — Эх, Глашка, не везет тебе на хахалей. Вчера с одноухим спала, сегодня с одноруким. Да был бы хоть молодой и красивый, а то тьфу! — старика присушила. Не быть тебе, Глашка, счастливой!
    Петрушкин пожевал мундштук папиросы:
    — Глаша, подай-ка спички! Не слушай этого идиота — шпану уголовную.
    — Заткни пасть, Полкан! — рявкнул Корноухий. — Замри и не гавкай, пока я тебе пасть не вырвал вместе с бородой!
    — Ты смотри?! — удивился Петрушкин. — Силен, бродяга!
    Почернев от гнева, Корноухий стал медленно поднимать тяжелый кулак.
    — Хаким! Не трогай его! — взвизгнула Глафира.
    — Не бойся! Я калек не трогаю! Не привыч... — он не успел договорить, коротко всхлипнул и упал, получив быстрый и страшный удар. Прошло немало времени, пока он открыл глаза. Над ним стоял однорукий. И увидев, что Корноухий пришел в себя, он слегка пнул его в живот. Схватившись за грудь, Хаким с трудом встал.
    — У нас бьют не так, — прохрипел он и ударил Петрушкина, который хоть и удержался на ногах, но согнулся чуть ли не вдвое. Не давая ему опомниться, Корноухий схватил его за горло так, что у Петрушкина кровь пошла из носа.
    — Хаким! Отпусти его! Убьешь человека! — завизжала Глафира.
    — Заткнись ты, шалава! Я никогда никого не убивал! — Хаким отбросил Петрушкина, сел на табурет. Петрушкин отдышался. Протащился до койки и упал на нее.
    — Да-а, рука у тебя тяжелая. Как кувалда, если неосторожно зацепишь, можешь все внутренности перевернуть.
    Хаким успокоился, закурил.
    — Я тоже не думал, что ты так здорово бьешь! Где научился?
    — Ты много не болтай, дай спички, — протянул руку Петрушкин.
    — На вид ты сморчок, — сказал Хаким, передавая коробок, — а бьешь насмерть. Я такое только в кино видел. Шпионов там обучают разным приемам.
    — Из колонии? — перебил его поспешно Петрушкин.
    — Оттуда.
    — В бегах?
    — Нет. Чистый, амнистировали.
    Глафира маленькими шажками подошла к ним, придерживая разорванную блузку.
    — Тебя освободили? Неужели правда? Похудел ты.
    — М-мда, не из санатория...
    Петрушкин спросил:
    — Как твое настоящее имя?
    — А ты не слышал? Она же меня Хакимом назвала.
    — Ну, что тут рассиживаться, Хаким? Пойдем ко мне, отметим твое освобождение.
    Хаким удивился:
    — А ты разве не здесь живешь?
    — Нет, по пути завернул. Я человек одинокий, старуха недавно умерла.
    — А от чего кобра твоя загнулась?
    На этот вопрос Петрушкин ответил только дома:
    — Отчего, говоришь, умерла? А я и сам не знаю. Взяла да и пропала вечерком.
    — Ну и фонари ты вешаешь, земляк! Как же могла бабка пропасть? — расхохотался Хаким, потирая пальцем подбородок. — Ты лучше сознайся, что сам ей башку свернул!
    — Ты с этим не шути! — с угрозой сказал Петрушкин, ставя на стол водку и соленые огурцы. — Если бы я убил кого, то не ходил бы на свободе. Думаешь, оставили бы?
    — Да ты не бойся. Я умею молчать.
    Через некоторое время Петрушкин вернулся к Глафире один.
    — А где Хаким? — испугалась она.
    — Ты его любишь?
    — Он был моим мужем.
    — Да ты не пугайся. Он в город ушел.
    Петрушкин помолчал и заговорил странным голосом, словно с самим собой:
    — Нравятся мне дураки. Почему? Если найдешь в друзья дурака, то и жить легче. Незачем обманывать его, утруждать себя. Все, что захочешь, он сделает. Вот и этот...
    Глафира молчала. Она прижала руки к груди и опустила голову. Ей вспомнилось прошлое.
    Тогда Хаким не был таким. Услышав про драку, он загорался веселым, боевым задором. Он и не пикнул, когда отсекли ему ухо. Он сам оторвал висевшее на ниточке ухо и голыми руками чуть не поубивал тех троих. Мелкая городская шпана разбегалась, едва завидев Корноухого. И этот богатырь свалился от одного удара калеки-старика! Нет, он не похож на того Хакима, которого она знала в прошлом. Хаким был арестован, когда учился на последнем курсе техникума.
    — Что-то ты задумалась. Старая любовь не забывается? Жалко Корноухого? Иди ко мне! — и Петрушкин потянул ее за руку.
    — Пусти! — вырвалась Глафира. — Ты же хотел, чтобы я куда-то пошла? Говори, куда?
    — Зачем я тебя буду беспокоить? Я Корноухого послал. Пусть немного проветрится. Полезно после тюрьмы. Вроде тренировки будет.
    — Куда послал?
    — А скрывать мне, Глафира, от тебя нечего. О тебе же все забочусь. Давно уж я деньги собирал на машину, «Москвич» хотел купить. Как-то и по займу выиграл. Трудно ведь при моей зарплате собрать такие деньги, а купить, что желаешь еще трудней. Есть здесь один знакомый, у которого в автомагазине связи. Он и обещал похлопотать, конечно, пришлось и ему за труды заплатить. Я и послал Хакима узнать, поступили ли машины. Эх, купим машину, Глафира, тогда не будем так сидеть. Везде побываем, посмотрим города, людей... Попутешествуем, — и Петрушкин потянулся, чтобы обнять ее, но она холодно отстранилась.
    — Перестаньте!
    — Вот как?! Ладно, я вижу, ты не в настроении. Я пошел, — на мгновение Петрушкин задержался в дверях, ожидая ответа, но ответа не было.
    Глафира так и осталась стоять недвижима, с руками, прижатыми к груди, с опущенной головой.

ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

    Талгат стоял рядом с киоском неподалеку от гостиницы «Иссык», озабоченно похлопывая себя по карманам. Он остановил одного-двух прохожих, попросив спичек. Но все они оказались некурящими. Корноухого он узнал еще издали. Когда ему сообщили, что тот прямо от Петрушкина отправился в город, он стал ждать его здесь. Корноухий, видимо, тоже заметил, как Талгат останавливал прохожих, и шел без всяких опасений. Талгат остановил и его:
    — У вас, случайно, нет спичек?
    Хаким оглядел его с ног до головы, достал из кармана спички, дал прикурить.
    — У курящего свои спички должны быть.
    Талгат, не затягиваясь, выпустил дым.
    — Если у курящего кончаются папиросы, то он просит закурить у другого. В этом нет ничего особенного. А спички попросить разве стыдно?
    — Табак — это дело другое. Без курева уши вянут, но, бывает, и кончится.
    — Закуришь, может? — протянул Талгат коробку болгарских сигарет. Увидев позолоченный мундштук дорогих сигарет, Хаким не выдержал искушения.
    — Закурю. Заграничные? А как на вкус?
    — А я во вкусе табака ни черта не смыслю. Только начал курить.
    — Вижу. Держать вначале научись как следует.
    — Да я от нечего делать курю. Так, баловство одно, чтобы время убить. Встретиться должен с одним человеком, вот и жду, табак жгу.
    — Не барышню ждешь?
    — Мужчин ждать не привык.
    — Невеста?
    Талгат улыбнулся, глядя в лицо Хакиму. Он заметил, что по другой стороне улицы медленно двигалось такси, в котором сидел пассажир в надвинутой на глаза шляпе и черных очках. По бороде он узнал Петрушкина. Значит, тот следил за каждым шагом Хакима. Увидев на углу улицы какую-то девушку, Талгат радостно вскрикнул, поднял руку и устремился к ней.
    — Сауле! Я здесь! — он подбежал к девушке и обнял ее. Все это в считанные секунды прошло перед глазами Петрушкина. Если бы Сауле шла лицом к машине, то Петрушкин разгадал бы игру. Он, конечно, сразу узнал бы в ней секретаршу начальника управления милиции. Увидев бегущего к ней с радостным лицом Талгата, Сауле крайне удивилась и даже испугалась. Она уже два года работала в управлении, и за это время Талгат не то чтобы внимание уделить, но и посмотреть на нее не удосужился. Она сама пыталась вызвать его на разговор, спрашивала о разных пустяках, но он порой и не отвечал вовсе. А теперь вдруг бросился к ней, как влюбленный, так неожиданно... Сауле не знала что делать. Талгат сразу взял ее под руку — смело, по-хозяйски — и засмеялся:
    — Что же ты так долго ждать заставляешь?
    Улыбаясь, он наклонился близко к ее лицу и зашептал:
    — Сауле, нужна твоя помощь. Долго не задержу. Сделай вид, что ты шла ко мне на свидание, что любишь меня...
    Сауле покраснела: «Зачем же мне притворяться, господи! Зачем, когда я его и так люблю больше жизни? А он, глупый, не видит. Самые чуткие мужчины в таком случае становятся слепыми на удивление. Или это инстинкт? Защитная реакция, чтобы избежать тенет Гименея? Разве глаза ее не говорили ему об этом? Или стук сердца не выдал ее? Или порозовевшие щеки не сказали? День без того, чтобы не видеть Талгата, — пытка для нее. Когда Даиров вызывает Талгата, она не звонит по телефону, а бежит сломя голову с третьего на первый этаж, чтобы обменяться с ним хоть словом, чтобы увидеть его еще разочек. И вдруг он просит ее притворяться влюбленной. Заметив, что девушка задумалась, Талгат сказал ей:
    — Да смотрите вы повеселее в конце концов! Или вы торопитесь куда-нибудь?
    — Если вам нужна моя помощь, я готова.
    — Спасибо, Сауле, — Талгат крепко пожал ее тонкие пальцы. Она не отняла руку, прижалась к нему. — Слушай, мы с тобой сейчас зайдем в гостиницу, не задерживаясь у киоска. Сделаем вид, что кого-то ищем. Ясно?
    Сауле не совсем ясно поняла Талгата. Но она была согласна со всем, что бы он ни говорил. Она кивнула головой. В гостинице они не стали долго задерживаться. Вышли. Возле киоска очередь поредела, Талгат заговорил громко, чтобы слышал Хаким:
    — Из-за тебя гостя прозевали. Ушел из номера. Да и сколько можно было ждать нас? На целый час опоздала! Где ты была все время? — раздраженным голосом стал он отчитывать ее. Сауле вспыхнула, покраснела вся. Талгат нахмурился.
    — Посиди здесь, — сказал он. — Я газеты куплю.
    Он встал в очередь через человека за Корноухим. Когда подошла очередь, Хаким просунул голову в окошечко. Послышался его грубый голос:
    — Есть газеты почитать?
    Тюнин пропищал:
    — А вам какие надо?
    — Ну, скажем, «Спорт».
    — Сейчас уже нет. Многие спрашивают, а я последний номер еще позавчера продал. В пять часов привезут почту. Вы подождите.
    — Есть у тебя что-нибудь пока почитать?
    — Возьмите «Шмель».
    — Хорошо, давай.
    Видно было, что Корноухий давно не держал в руках газет и журналов. Он долго рассматривал рисунок на обложке, вертя его и так и сяк. Был там изображен дармоед, раскрывший широкую жабью пасть на большую ложку. Противная такая гадина! Бездельник и рвач. Ляжки у него жидкие, тоненькие, а брюхо большое и круглое. Жирные щеки, штаны не застегиваются на животе.
    Корноухий и не стал раскрывать журнал. Он сел на скамейку, положил «Шмель» на колени и стал с интересом рассматривать прохожих, прислушиваясь к их разговорам. О чем это люди говорят, ну, хотя бы эти влюбленные голубки, прикрывшиеся газетой? Через некоторое время он встал, походил по тротуару.
    За киоском остановилась машина. Из нее выгрузили большую пачку газет и журналов — целый мешок. Тюнин затащил его в киоск и кивнул Хакиму. Тот не стал мешкать, взял газету «Спорт», зажал ее под мышкой и направился к ресторану. В тот же момент стоявший на другой стороне улицы Петрушкин сел в машину и двинулся прочь.
    Через два дня после этого Хаким за драку в ресторане попал в милицию...
    — Идите, — сказал дежурный милиционерам, сопровождавшим Хакима.
    Когда они остались вдвоем, дежурный сказал, предлагая папиросу:
    — Что вы в ресторане-то учудили?
    — Есть у меня дурная черта: не могу сдержаться, когда на меня орут или издеваются. Ответа хорошего найти сразу не могу, вот и учу кулаками.
    Старший лейтенант внимательно прочитал составленный милиционерами акт и положил его на стол.
    — Вы избили человека на глазах у его девушки, да еще при всем народе. Все лицо ему разбили. Да разве не опозорили вы его еще хуже? У парня не было достаточно силенок, чтобы дать вам ответ. Справились? Очень хорошо! А если бы он применил нож? Или другое оружие? Если бы не подоспела милиция? Вот вам и преступление.
    — Если вы во всем разобрались, то, наверное, поняли, что не я начал ссору, а тот парень. Я нечаянно наступил ему на ногу во время танца, а он мне говорит: «Слонам, которым медведь на ухо наступил, здесь делать нечего. Надо музыку слушать». Его дружки-подружки засмеялись. Когда еще раз встретились, он снова усмехнулся: «К чему вам танцы? Вам больше пойдет свинарники чистить». А когда кончился танец, он подошел к моему столику: «Я-то думал, почему он не отвечает, а у него, оказывается уха нет, глухой. Ты читал сегодняшние газеты? Там есть объявление, что обществу глухонемых требуется работник. Мой дядя там работает. Могу по знакомству устроить». Я ему говорю: «Иди, парень, своей дорогой. Не лезь к человеку». А он: «Ты смотри?! Он, оказывается, умеет разговаривать!» Что мне оставалось делать? Думаю, может, поймет язык кулака».
    Зазвенел телефон. Дежурный поднял трубку.
    — Дежурный, старший лейтенант Джетыбаев слушает! Да-да, именно здесь. Когда? Прямо сейчас? Хорошо! Как? Слушаюсь, товарищ майор, — он положил трубку и сказал Хакиму:
    — Вы знаете, где находится областное управление милиции?
    — Зачем мне знать это? Мне и районного отделения хватает.
    — Сейчас вы пойдете туда. Вас будут ждать в девятом кабинете.
    — Меня?
    — Да.
    — А кто меня поведет?
    — Без сопровождающего дороги не найдете? Некого с вами отправлять да и не нужно. Идите сами.
    — А если я сбегу?
    — Куда?
    — Скажем, во Фрунзе.
    — От себя не убежите. А Фрунзе — он рядом. Идите.
    Хаким некоторое время ходил взад и вперед по коридору областного управления. Девятый кабинет он нашел сразу. Войти не решался. Углубившись в бумаги, простучала каблучками Сауле. Ей показалось, что она наткнулась на стену, отшатнулась и с трудом удержалась на ногах. Подняв голову, она увидела огромного черного парня.
    — Кого вы ищите? Девятый кабинет? Сразу за поворотом. Идемте, я вас провожу.
    Он шел за ней покорно, как ребенок. Увидев возникшего на пороге Хакима, майор Кузьменко спросил:
    — Танатаров? Проходите, садитесь поближе, вот на этот стул, — и он представил его Насиру. — Это Хаким Танатаров. Вот какой джигит! Учился в сельскохозяйственном техникуме. Почти закончил... — и посмотрел на Хакима. — Вас когда освободили?
    — Две недели как вышел.
    — Где остановились? У Данишевской?
    Хаким удивился:
    — Откуда знаете? — он набычился, нахмурил брови. — Скурвилась Глашка. Все клятвы свои забыла. Я к ней не пойду. Раз она к безрукому притулилась под крылышко, мне там ловить нечего.
    Насир не понял:
    — Кто этот безрукий?
    — Да сосед ее, видать. Старик, одной руки у него нет, — и Хаким рассказал про встречу у Глафиры и про драку с Петрушкиным.
    — И подраться успели?
    — Ну да.
    — Как, по-настоящему? Как же вы подняли руку на калеку?
    — Да этот калека таких, как вы, троих свернет в бараний рог. Я думал, он мне все кишки перемешал. Ничего, обошлось. За его движениями не уследишь, такой, стерва, быстрый. И рукой и ногами, гад, действует одинаково.
    — Вон оно как!
    — Ну, если на равных дрались, то ничего, — сказал Насир, глядя на Кузьменко, как бы говоря, «наша-то версия оказалась верной». — После того вы не встречали Петрушкина?
    — Нет.
    — Как подрались, так и расстались? И сразу в город пошли?
    — Ну да!
    — Вот ведь как получается! А вы лгать, оказывается, умеете. Не ожидал от вас, признаться. Спросите, почему? Сила, она не терпит мелочных уверток, трусливой брехни. Ей противно всякое притворство и зло. Сильный человек должен быть честным и добрым. Это мое убеждение. А вы заставили меня разочароваться в вас. Почему вы забыли то, что пили с Петрушкиным за «знакомство», за «освобождение», за «дружбу»?
    — Кто вам это сказал? — вскочил на ноги Хаким.
    — Сядьте, — приказал Насир, — так или нет?
    — Не понимаю, — успокоился Хаким. — Сам я вроде никому не болтал. Никого еще не выдавал в жизни. Умею держать язык за зубами. А этот меня же уговаривал. «Никому, смотри, ни слова!». А сам стучит вам. Та-а-ак! Значит, Хакима хочет впутать, дело ему навесить и опять загнать в лагерь, чтобы не был ему помехой Хаким. Ну, мразь, попадись мне...
    — Преступник всегда недалеко от решетки ходит.
    — Хранить чужую тайну и не предавать человека — это тоже преступление?
    — Скрывать преступную тайну, значит, быть соучастником преступления. Это-то вам известно, надеюсь? Итак, сколько денег вы передали киоскеру?
    — Пятьсот рублей.
    — Откуда вам было известно, что там было пятьсот рублей? Считали?
    — Нет. Это Петрушкин сам сказал. Да и пачка еще не распечатанная, с наклейкой. И там было написано «500».
    — Расскажите подробно, как вы передавали деньги Тюнину, — Насир что-то написал на листке бумаги, лежавшем перед ним, и протянул лист Кузьменко. Тот быстро пробежал написанное глазами и кивнул головой. Хаким не обратил на это внимания. Он начал рассказывать:
    — Раздавили мы у Петрушкина полбанки. Сам он много не пил, я почти все оприходовал. Я бы в тот момент любую отраву выпил — только освободился, летел к Глашке, словно на крыльях, а нашел в ее постели этого старика. Тяжело было узнать. Думал, придерусь к чему-нибудь и навешаю ухажеру кренделей, а тут он меня самого свалил, я кое-как очухался. Но так психанул, что готов был обоих там же зарезать. Да и потом, когда водку пил у Петрушкина, все о том же думал. Искал повода придраться. Он, видно, разгадал мои мысли, попросил у меня прощения и поклялся, что за Глашу передо мной чист. Дал слово, что больше не станет с ней встречаться. Ну, в общем, водка меня размягчила и помирила с ним.
    Увидев, что я собираюсь уходить, он попросил: «У меня к тебе небольшая просьба, снеси деньги». И дает мне пачку. Мне-то люди давно уже не верят, а этот деньги доверил! Я за доверие на смерть пойду! Я спросил, кому надо отдать деньги. «Я на машину деньги копил, — сказал он. — У него там в автомагазине знакомство есть, да уж больно жадный. Если не сунуть ему в лапу, то он и заартачится. В прошлый раз прозевал машину. Видно, кто-то раньше меня успел его умаслить. Это же спекулянтская шатия, пока всего не высосут из тебя, не отстанут. Даром ничего не делают».
    Я собирался в город и подумал, что занести по дороге деньги не трудно, а человека выручишь. Не спеша дошел до киоска. Когда остались наедине, я сказал: «Нет ли подарочка для старика?» Безрукий-то сказал мне, что лучше не упоминать про машину. Люди пошли завистливые и горластые. Киоскер на дыбы встал: «Вы меня погубить решили? С меня одного раза хватит!» Я говорю: «Ты свои обиды ему высказывай, я-то здесь при чем? Зашел по дороге...» — и хотел уйти, а он шепчет: «Ты подожди, пусть тот парень уйдет, что за тобой стоит». А потом говорит: «От него подарочка нет?» Тут я отдал ему деньги, завернутые в газету. Сразу легче стало, словно груз свалился с души. Обрадовался, что избавился от денег. Он быстро развернул газету, взглянул, хихикнул и говорит: «Передай безрукому пусть будет осторожнее. Милиция им интересуется. Меня допрашивали. Кое-как выбрался. Не забудь, скажи!»
    — Вы передали этот разговор Петрушкину?
    — Я же говорил, что не ходил туда. Боюсь, что опять заревную и убью кого-нибудь или покалечу. А снова сидеть не хочу.
    Насир открыл коробку папирос и предложил Хакиму закурить. Когда тот затянулся несколько раз, он спросил:
    — Д в колонию за что попали?
    — Вот этого я и сам не знаю.
    — Вот тебе раз! Как это?
    — Так!
    — Может, вам не хочется ворошить старое?
    — Нет. Я за собой вины не знаю. Совесть у меня чиста. Хоть десять раз случись такое, я поступил бы точно так же.
    — Вот что мы знаем о вас. На складе работал грузчиком Артур Данилов, спокойный, застенчивый человек. Решив ограбить склад, вы стали уговаривать Артура. Он не согласился. Ему тоже нравилась Глафира. В драке перед женским общежитием вы дали слово убить его. Слово свое вы сдержали. В ту же ночь его нашли мертвым перед складом. Так?
    — Если хотите знать правду, все было совсем не так.
    В разговор вмешался Кузьменко.
    — Но это признала на суде и Данишевская. Вы ее словам не верите.
    — Глафира тогда сглупила. Она видела, что мне грозит, и дала такие показания, чтобы страдать. Кто-то ей ляпнул, что нам с ней вдвоем по тюрьмам скитаться, она и поняла это буквально, думала, что не разлучат нас, глупенькая.
    — На суде вы тоже признали свою вину.
    — Это правда, но преступления я не совершал.
    — Я вас не понял, — встал с места Насир. — Все это дело прошлое, за это вас больше не будут наказывать. Так зачем же скрывать правду?
    — Хотите знать? Слушайте: в то время я учился в техникуме. Глафира работала в ателье портнихой. Хотя мы и жили с ней как муж и жена, но отношения свои не узаконили, оставили «на потом». Решили свадьбу после окончания моей учебы сыграть. Однажды в общежитии студенты устроили вечер. Пришел туда и Артур. Он бывало, если выпьет, то куда и робость его и вежливость деваются. Выпивши пришел он и в тот раз. Со мной учился один парень, Дмитрий, его сестренка курсом ниже училась. Артур, как пришел, так и стал приставать к Светке. А была она симпатичной девушкой, с толстой русой косой, славная такая. Брат ее сложением хиловат был, а она плотная, свежая. В перерыве между танцами Артуру удалось вывести ее на улицу и в каком-то темном углу он стал к ней... Ну, сами понимаете... Соседские дети это заметили — они там играли в прятки — закричали, конечно. Ну мы выскочили, Светку вырвали из его рук. Слышали мы, что Артур — это не настоящее его имя. И кличка у него была — Удав. Чтобы показать, что Удав не отступает никогда, он снова стал преследовать Светку, уже в общежитии. Брат, рассвирепев, вбежал в комнату, схватил топор и зарубил Удава. Вот и все.
    — А вас за что судили?
    — А я за два дня до этого поцапался с Артуром. Нашу ссору видел вахтер общежития. Он-то и был на суде главным свидетелем. Я взял вину на себя. Сказал, что склад хотели молотнуть. Не хотелось мне Светкино имя марать...
    — Ну а Дмитрий?
    — Он везде писал, что виноват в убийстве Артура. Его тоже привлекли, но и он не сказал правду, просто, мол, шлепнул его — и труба. Никто в это не поверил. Даже смеялись над ним. Потом этим делом занялась специальная комиссия, которая и выяснила все. Узнали, кто такой был Удав. Нас оправдали и освободили.
    — Чем вы сейчас занимаетесь?
    — Я сюда из-за Глафиры приехал. Но вижу, что приехал напрасно. Завтра уеду в Талгар, думаю подготовиться и сдать экзамены за последний курс техникума. От Светы я получил телеграмму. Агрономом работает в колхозе. Зовет к себе. Если удастся закончить техникум, уеду туда.
    Внимательно выслушав рассказ Танатарова, Насир сказал:
    — Вы сможете задержаться в городе на недельку? Нам может понадобиться ваша помощь.
    — Кому я должен помочь?
    — Ну, скажем, нам, милиции. Вы рассказали очень поучительную историю. Мы не должны повторять подобных ошибок.
    — Хорошо, — встал с места Хаким. — Я живу в доме номер 25 по улице Краснодарской. Когда буду нужен, вызовите, приду.
    После ухода Хакима Насир тут же позвонил генералу. Когда он доложил, что Петрушкин передал пятьсот рублей продавцу газет Тюнину через Танатарова, Председатель Комитета госбезопасности, видимо, спросил, кто такой Танатаров. Насир рассказал о нем все, что знал. Сказал, что лично проверил документы об освобождении. В конце разговора он сказал: «Хорошо. Слушаюсь, товарищ генерал!» — и повесил трубку. Помолчав, он спросил у Кузьменко:
    — Петр Петрович, смогу я сегодня увидеть Талгата?
    — Он сюда редко заходит, наше задание у него да своя работа... Времени, конечно, мало остается. Если очень нужен, попробуем его найти.
    — Если сегодня встретите его, то позвоните, пожалуйста, по этому телефону, — он написал номер на бумажке и передал Кузьменко. Кузьменко улыбнулся, словно увидел что-то забавное и знакомое, и кивнул головой.

ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

    Перед собранием Даиров вызвал Кузьменко к себе. Полковник был в хорошем настроении. Встав, он подал майору руку.
    — Петр Петрович, — сказал он. — Помнится, вы говорили, что не хватает людей и трудно работать. Майор Бугенбаев хочет разгрузить вас, взяв основное на себя.
    Сидевший напротив Насир улыбнулся.
    — Прошу сообщить вашим людям, — продолжил полковник, — чтобы с этого дня оперативные работники, занятые делом Петрушкина, ничего не предпринимали без разрешения майора. Но с вас это ответственности не снимает. До окончания дела вы и Майлыбаев будете помогать майору Бугенбаеву, — он позвонил, вызывая секретаршу.
    Вошла Сауле.
    — Товарищи собрались? Пусть заходят.
    Оперативное собрание было коротким.
    — Отдел уголовного розыска проделал большую работу по раскрытию государственного преступника. От своего имени объявляю благодарность майору Кузьменко и капитану Майлыбаеву.
    Присутствующие переглянулись. Кроме подполковника Колпашникова и майора Бугенбаева никто не понял, о каком деле идет речь и в чем оно заключается. Но спрашивать никто не стал — не принято. Каждый делал свое дело и умел молчать.
    В конце своей речи полковник сказал, глядя на Кузьменко:
    — Вы займитесь покровской историей. Следы бандитов, ограбивших сберкассу, еще не обнаружены. Советую связаться с товарищами в Киргизии. Дорог, ведущих из города, не так уж много. Скорее всего, они бежали в сторону Фрунзе. К нам приезжают товарищи из Москвы. Составьте заранее план действий. Потом поговорим более подробно.
    На этом собрание закончилось.
    Спускаясь по лестнице, Кузьменко увидел Байкина, прохаживающегося по коридору. Кожаш знал, что полковник проводит оперативное совещание и был обижен — его туда не пригласили. Это заметил Кузьменко и почувствовал уже знакомое раздражение. Проходя мимо Кожаша, он сказал:
    — Лейтенант Байкин, зайдите ко мне!
    Сухой тон майора еще больше усилил обиду Кожаша, но ответить дерзостью он не решился. Снова перешел на прежний, заискивающий тон:
    — Хотите мне задание дать, товарищ майор?
    — Садись, Кожаш, — майор предложил лейтенанту папиросу. — Мы достаточно намучились с поисками Петрушкиной. Никому не было ни дня покоя. Теперь это дело закрыто. Можете возвращаться в свое отделение и приступить к своим непосредственным обязанностям. Я уже говорил об этом с начальником отделения. Он ждет вас.
    — Вы правы. Из-за этой старухи мы и Петрушкина замучили. Он себе места, бедняга, не мог найти. Все это из-за старшего лейтенанта Майлыбаева. И такой самоуверенный себялюбец не понес никакого наказания? Как же, товарищ майор?
    — За что его наказывать?
    — Вы делаете вид, что не замечаете, товарищ майор. Он же Маслову так защищал, даже когда нашли вещи. Разве это не преступление?
    — Маслову освободил я. Меня и обвиняйте.
    Байкин сник, но продолжал льстивым голосом:
    — Вы честный и доверчивый человек. Такт не позволяет вам обидеть кого-нибудь. Но мы-то из-за этого прицепились совсем к невинному человеку.
    — Кто виноват, а кто не виновен, покажет время, — и Кузьменко сказал про приказ полковника. — Теперь вы больше не ходите в поселок мясокомбината, держитесь подальше. Дело Петрушкина закрыто, поняли?
    Кожаша этот разговор не удовлетворил. Он понял, что майор сказал ему далеко не все. В душе он чувствовал сильную неприязнь и к майору и к Талгату. Выходя из управления, он встретил Карпова:
    — Здравствуй, Кожаш! Как дела? Поздравляю с общей радостью! — он пожал Байкину руку.
    Сердце Кожаша радостно забилось. Он с надеждой посмотрел на капитана.
    — Меня? С чем, Григорий Матвеевич?
    — А ты не слышал? Майлыбаеву присвоили звание капитана.
    — Кому? Майлыбаеву, говорите? Капитан?! — У Кожаша отвисла челюсть. Он побледнел. — Да за что?
    — Ты не был на оперативке?
    Кожаш не мог сказать, что его не позвали.
    — Полковник дал срочное задание, я и не успел на собрание. Пришел, когда уже началось. Заходить неудобно было. — Он старался отвечать спокойно, но новость жгла его огнем. Неприязнь перерастала в ненависть, в черную зависть. — Сейчас майор Кузьменко говорил что-то о деле Петрушкина. Я задумался и не понял его толком.
    — Прости, Кожаш, ничем не могу быть полезен. Я ведь тоже не был на собрании. Сам только что услышал.
    Неожиданная новость, которую сообщил Карпов, вошла в сердце Байкина занозой и застряла там. Где же справедливость? Где? Надо что-то делать. Что-то предпринять. Надо помешать триумфу Талгата. О, как ненавистно это имя! И он — капитан! Кожаш задумался. Вдруг он вспомнил про Сауле. Байкин дошел до угла, где стоял телефон-автомат, и позвонил в приемную начальника управления.
    — Саулеша? Это ты? Кожаш говорит. Здравствуй, душа моя! Как учеба? Молодец девочка! Ну-у, эти три-четыре года пролетят — не заметишь как. Да-а! И мы получим молодого, опытного юриста. Рад за тебя. Саулеша, мне очень надо с тобой поговорить. Когда мы сможем встретиться? Сегодня, говоришь? Сейчас я занят. Выполняю приказ полковника. Встретимся вечером, ладно? Буду ждать в «Арале».
    В тот же вечер Кожаш встретил девушку на мосту, ведущем в ресторан на островке.
    — Я не опоздала? Как всегда, когда торопишься, ни одного троллейбуса нет. Шла пешком.
    — Я бы все равно не устал ждать, как бы ты ни задерживалась.
    Сауле удивилась, покраснела. Кожаш взял ее под руку и с важным видом повел в ресторан. Народу было немного. В глубине зала в полумраке сидело три-четыре посетителя, слышались голоса из беседки, закрытой вьюном и хмелем. Кожаш посмотрел в сторону беседки и среди мужчин в тюбетейках увидел Анастасию. Анастасия, заметив Кожаша, заговорщицки подмигнула ему и лукаво улыбнулась. Кожаш побледнел от ревности. Не хотелось ему, чтобы Анастасия сидела среди этих базарных торгашей. Но пришлось сдержаться.
    — Вы знакомы с той женщиной? Она, кажется, с вами поздоровалась.
    — Кто ее знает, разве можно всех упомнить? — равнодушно сказал Кожаш и, чтобы вызвать ревность Анастасии, решил сесть к Сауле поближе, но девушка отодвинула стул. Кожаш растерялся. Злыми глазами посмотрел он на Сауле и буркнул:
    — Съем я тебя, что ли, недотрога!
    Сауле вспыхнула, крепко закусила губу. Тогда Кожаш изменил тактику и стал вести себя так, словно только сейчас познакомился с этой девочкой. Сауле сидела напротив. Кожаш наклонился вперед, вытянул шею, заговорил шепотом. Со стороны могло показаться, что он говорит девушке слова ласковые, волнующие девичье сердце, приятные ей. А говорил он вот что:
    — Сауле-джан, ты не знаешь, какие вопросы рассматривались на совещании у полковника?
    Кожаш замечал, что девушка неравнодушна к Талгату. Если разговор был о Талгате, если о нем отзывались хорошо, то она не преминет рассказать. А уж знает-то наверняка.
    — А я не знаю. Что там рассматривали? — спросила Сауле у него самого.
    Байкин успокоился. Значит, Карпов зря говорил. И, улыбаясь, он посмотрел на Сауле, заговорил о том важном для него, ради чего он и пригласил девушку сюда.
    — Нельзя так, Сауле! Если ты не будешь знать такие новости, то отстанешь от жизни. Ушками не надо хлопать. Не для того они такие красивые.
    — Я вас не понимаю, агай. Какое отношение ко мне имеет сегодняшнее собрание?
    — А я-то думал, что ты знаешь. Ты, оказывается, и не слышала, что речь шла о Талгате. Интересно!
    — Талгат? Что с ним? — она невольно схватила Кожаша за руку.
    Кожаш скосил глаза: видит ли Анастасия. Сауле трясла его за руку.
    — Ну, говорите же! Что там было? Талгат провинился?
    Байкин вздохнул:
    — Эх, Саулеша, ребенок ты еще. Многих вещей не понимаешь, — он вложил в свою ладонь ее тонкие пальчики и погладил их. — Трудно говорить плохое о товарище, с которым вместе работаешь. Сама знаешь, я Талгата уважаю. Никогда ему зла не желал и пакостей не делал, но его поступки просто выходят за все рамки.
    Сауле испугалась:
    — Что же он сделал?
    — Это долгая история, Сауле. До этой минуты я никому ни слова не сказал об этом. Ты сама спросила, поэтому и говорю тебе, — Кожаш залпом выпил фужер пива и налил портвейна для Сауле, но она даже не шевельнулась. Вытерев салфеткой губы, Кожаш продолжил рассказ.
    — Ты слышала, наверное, что здесь пропала одна старуха? Да, жена одного бедняги, который работает на мясокомбинате. Когда несчастный человек пришел с заявлением к Кузьменко, тот сказал ему: «Брось переживать! Она где-нибудь у знакомых, а ты панику поднял». Словом, не придал значения этому. За это дело взялся я и вскоре пришел к выводу, что старуха убита. Это свое мнение я доложил полковнику. Он со мной согласился. Тут же дал задание всем оперативным работникам. Мы стали искать убийцу старухи. Легко ли найти человека, если ничего о нем не знаешь? Время шло. Боясь гнева полковника, Кузьменко и Талгат изготовили фальшивый документ и стали преследовать невинного человека, мужа той старухи, калеку, больного инвалида. Красиво? Я настаивал на том, что преступник совсем другой человек. Конечно, чтобы не быть голословным, я собрал кое-какие доказательства. Все со мной согласились. В конце концов нашли преступника. Вернее преступницу.
    — Что за ужасное злодейство! За что же было убивать бедную старуху?
    — Слушай, Сауле, самое интересное дальше будет, — и Кожаш ласково пожал ей локоть. — Когда дело дошло до задержания преступницы, стали, как по волшебству, возникать разные препятствия. Может, хотели узнать ее связи, думал я, а потом уже арестовать? Но дни проходили, а преступница ходит на свободе. Я до сих пор удивляюсь этому.
    — Кто же она, эта женщина?
    — Вся беда в этом, Сауле, что она молодая и красивая женщина. У меня язык не поворачивается назвать ее убийцей. У нее есть свой дом, большой, как дворец. Живет богато.
    — Нехорошее это богатство! Ворованное, видать! Добра от него не будет!
    — Конечно, иначе откуда у молодой вдовы, одинокой женщины, столько добра! При обыске в ее доме нашли сумку и шаль убитой старухи. И все же ее оставили на свободе. Разгуливает себе среди честных людей и никого не боится. Я прямо поражен был, почему ее не арестовали? А потом присмотрелся и увидел, что ей есть на кого опереться. Майор-то человек прямой и доверчивый, Талгат как-то сумел его убедить и толкнул на ложный путь.
    — Какое отношение имеет Талгат к этой женщине?
    — Отношение? Это мягко сказано, Сауле. Сначала он добился ее освобождения из-под ареста, помог бежать. При проверке выяснилось, что «отношения» у них существуют давно и знакомы они хорошо. Отношения... Какие могут быть отношения между молодой вдовой и холостым парнем? Она ничего для него не жалела. Талгат катался как сыр в масле и, конечно, имел свою долю.
    Глаза Сауле наполнились слезами. Она быстро встала, дрожа.
    — Перестаньте, агай! Это ложь!
    Кожаш схватил ее за руку:
    — Куда ты спешишь, Сауле? Угощайся! — и он попытался усадить ее на место. Официантка принесла лагман. — За это же заплачено! Как же мы уйдем, даже не попробовав?
    — Спасибо, я сыта.
    Выходя из ресторана, Кожаш взял девушку под руку, склонил голову набок, проникновенно зашептал:
    — Сауле, не только тебе, но и всем нам горько и обидно от того, что Талгат оказался нестойким. Его дело разбирала комиссия. Нельзя жалеть человека, так жестоко обманувшего всех. Он же пытался ухаживать за тобой? Все это тоже ложью было.
    Сауле шла, ничего не видя перед собой. Лицо ее было мокрым от слез. В местах, освещенных фонарями, она отворачивалась, чтобы не показать Кожашу своего горя. Она молчала, до крови прикусив губы, не в силах произнести ни слова, боясь зарыдать в голос от смертельной боли. Кожаш видел ее состояние, но притворился, что не замечает.
    — Никогда не пойму, как это можно унизить, обмануть девушку, грязными руками разрушить ее светлую мечту, не посчитаться с ее гордостью, с ее достоинством?! Я бы такого человека, с камнем вместо сердца, не пожалел, будь он даже моим лучшим другом. Это я тебе точно говорю, Сауле. Обиды нельзя прощать. Ты напиши несколько слов, как он хотел тебя соблазнить, обмануть. Пусть получит, что заслужил. Ты меня поняла? Завтра я буду по делам в управлении, по дороге зайду к тебе. Ты не расстраивайся, напиши и все, а остальное я на себя беру. Не стоит он твоих слез.
    Сауле вздрогнула от отвращения, резко выдернула руку:
    — Что с тобой, Сауле-джан? — нарочито простодушным тоном спросил Кожаш.
    Она молча побежала к своему дому. Кожаш стоял и смотрел ей вслед недобрыми глазами. Потом он завернул за угол и скрылся в темноте.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

    Сауле разглядывала себя в зеркальце. Собственное лицо пугало ее, осунулось и почернело так, что страшно смотреть. Глаза покраснели, веки набрякли, щеки ввалились. Казалось, что и волосы потускнели, потеряли прежний блеск.
    Неожиданно прозвенел звонок вызова, девушка вздрогнула, но взяла себя в руки, открыла тяжелую черную дверь. Войдя в кабинет полковника, она стала в стороне, не подходя близко к столу. Даиров что-то читал, делая пометки, подчеркивая, внося поправки. Перечитывая последние строки, он сказал:
    — Ладно, пойдет и так. Перепечатайте! — протянув бумагу Сауле, он внимательно посмотрел на нее. — Вы не заболели? Что-то ваш вид сегодня не нравится. Идите-ка к врачу, дорогая моя!
    — Я здорова, товарищ полковник. Просто вчера зачиталась допоздна...
    — А-а, ну это бывает. Только очень вредно это, и на работе отражается. Прошу вас, перепечатайте срочно.
    Сауле вышла, положила бумагу на свой столик и некоторое время сидела, сложив руки на каретке машинки. Она чувствовала страшную опустошенность, которая мешала приступить к работе. Огромным усилием воли заставила она себя взглянуть на бумагу. «Характеристика... капитан Майлыбаев...» увидела она первые слова. Сауле схватила бумагу, стала жадно читать, потом, воровато оглянувшись, прижала листок к груди. Это не просто характеристика — лекарство для нее.
    Она стала быстро печатать. Пальцы легко, словно сами собой, летали по клавишам. В это время явился Байкин.
    — Здравствуй, Саулеша! — улыбнулся он дружески, подошел к ней и стал бесцеремонно читать бумагу.
    — Вы негодяй! Вы грязный человек! — с презрением сказала девушка.
    Кожаш, успевший кое-что прочесть, попятился, и глаза его трусливо забегали. В приемную вошел Кузьменко, он слышал последние слова Сауле.
    — Что случилось, Сауле?
    Кожаш перешел в наступление:
    — Да в своем ли уме эта девчонка? Я просто пошутил, а она все всерьез приняла. Мы же погодки с Талгатом, а она казахских шуток не понимает. Я же не знал!
    Сауле уважала Кузьменко. Ей не хотелось при нем поднимать шум, кричать, что-то доказывать, и она промолчала. Взяв перепечатанную характеристику, она вместе с Кузьменко вошла в кабинет.
    Подписывая характеристику, Даиров искоса бросил взгляд на Сауле. Глаза ее лучились радостью, щеки порозовели, ни следа не осталось от тех страданий, которые недавно так исказили ее лицо.
    — Отправьте немедленно! — сказал он, подписывая на конверте адрес.
    — Хорошо, — и Сауле быстро вышла из кабинета.
    Байкина в приемной уже не было. Он очень испугался, был уверен, что девушка расскажет все полковнику и тогда добра ему ждать нечего. Ему сейчас очень хотелось найти человека, с которым можно было бы поделиться бедой. Выйдя из управления, он направился прямо в поселок мясокомбината. Сам он никогда не считал Петрушкина виновным, был недоволен, что Кузьменко с Майлыбаевым преследуют калеку, тихого и робкого человека. Он даже не отнесся серьезно к словам Кузьменко: «Не спускать с Петрушкина глаз». Считал это лишним. Он понял это так: Кузьменко, не найдя убийцу Матрены Онуфриевны, стал обвинять Петрушкина, чтобы самому избежать ответственности. Дескать, ошибся, извините, с кем не бывает. Но все же, мол, что-то делал, а не опустил руки. Не плохо было бы натравить Петрушкина на Талгата. С Кузьменко и Талгатом вместе ему, Байкину, не справиться. Но если очернить Талгата, то и Кузьменко не поздоровиться.
    Когда Кожаш явился в поселок, Глафира была дома. Она готовила обед для Петрушкина, который собирался на работу и должен был вот-вот зайти. Увидев участкового, она сказала:
    — Здравствуй, Кожаш! Что-то ты невесел, никак не дождешься повышения?
    — А зачем мне высокий пост? Если бы я этого добивался, то сегодня мог бы получить место. Нет, мне и так хорошо. От добра добра не ищут. Чем выше залетишь, тем ниже падать, — верно? — громко захохотал Кожаш. Но видно было, что ему сейчас не до смеха. — Начальство дало важное поручение. Я и завернул сюда выяснить кое-что.
    — Ну говори, что тебе нужно от меня? Говори, не виляй.
    — Я же сказал, что выполняю приказ начальства.
    — Это майор Кузьменко твой начальник?
    — Ну нет. Что я совсем спятил, что ли, чтобы его задания выполнять? Стану я себя утруждать из-за него! Меня пригласил к себе сам начальник управления и попросил выполнить одно важное задание.
    — Скажи, если не секрет, что за дело?
    — Испугаешься, если узнаешь. Сначала мне самому надо проверить и выяснить. Видит бог, неправильно они действуют.
    Петрушкин, выйдя из дома, заметил участкового, беседующего с Глафирой, и повернул назад. Неплотно прикрыв калитку, он стал следить за ними. Слов не было слышно, но по выражению лиц, по жестам он безошибочно определил, что разговор шел о чем-то секретном и важном. Он увидел, сперва Глафира очень удивилась, а потом стала смеяться.
    К Петрушкину подошел Савелий.
    — Как дела, Савелий? Что-то тебя не видно.
    — Ты холостой и я холостой. Моя баба умерла и твоя пропала. У тебя уже молодуха есть, а у меня никого. Справедливо это? Нет! И по этому случаю выпить бы не мешало. Есть у тебя что-нибудь?
    — Зайдем в дом, там в бутылке что-то оставалось, кажется.
    Савелий радостно потер руки, заторопил Петрушкина, потянул за рукав.
    На столе стояла начатая бутылка водки. Савелий налил себе почти полный стакан и торопливо выпил.
    — А ты, видать, сомневаешься в Глафире. И не зря, мужики знают вкус сладкого. Что-то к ней милиция липнет, как мухи на мед собираются. Вот и теперь один заявился, — доверительно сказал Савелий, довольный, что так легко досталась ему выпивка. Он решил, что если сыграет на ревности соседа, то, глядишь еще что-нибудь перепадет. Но разговор прервала появившаяся к застолью Глафира. Отозвав Петрушкина, она сказала:
    — Идем, Андрюша. Я тебе мяса пожарила. После работы поговори с участковым, у него, кажется, что-то важное.
    — А мне-то что за дело до этого? Пусть уходит!
    — Мне кажется, что это касается тебя. Я хотела узнать, но он мне не сказал, туману напускает. Хвастуны все такие. Если выпьет, может, что-нибудь и скажет, проговорится. А сейчас не хочет.
    Петрушкин задумался, потеребил бороду:
    — Ну хорошо, — сказал он наконец, — как я с работы завтра вечером приду, ты приготовь все — выпивки, закуски там разной...
    — Где?
    — У себя приготовь.
    — Думаешь придет, если я позову? С мужчиной ему вроде будет не так зазорно. Давай здесь его встретим? Да и просторней, — сказала Глафира.
    — Он может мое приглашение и не принять. Говорят про него, что слаб он насчет вашей сестры. Найди какую-нибудь причину. Скажи, что на именины его приглашаешь. Не станет же он в твой паспорт заглядывать? Если придет, то начинайте без меня.
    — Ну а ты?
    — Я приду попозже, будто и не знаю, что он у тебя. Об остальном поговорим дома.
    Глафира вышла со двора и окликнула уходившего Байкина:
    — Кожаш! Приходи завтра ко мне, ладно?
    — Зачем?
    — День рождения у меня.
    — А кто еще будет?
    — А ты кого хотел бы видеть?
    — Тебя одну!
    — Выдумал тоже! Зачем я тебе? Подруга с фабрики будет, моложе меня и красивей.
    — Я трудно схожусь с незнакомыми людьми.
    — Во сколько ждать тебя?
    Байкин подошел поближе, как бы желая убедиться, что женщина не шутит. Но Глафира была серьезна. Байкину показалось, что кто-то с противоположной стороны улицы следит за ними. Он хотел тут же уйти, но искушение было велико.
    — Завтра я не смогу, некогда, зайду послезавтра после шести.
    — Буду ждать.
    ...Через день, в условленное время Байкин пришел к Данишевской. Глафира была дома одна. Стол ломился от всяких яств и бутылок. Увидев Кожаша, Глафира преувеличенно обрадовалась, за руку ввела в дом.
    — Никого нет?
    — Ты же сам хотел, чтобы я была одна.
    — Умница! — Похвалил ее Кожаш и обнял за талию. Глафира не противилась. Она усадила его на почетное место и налила ему водки.
    — За что выпьем? — смеясь спросила она.
    — За новорожденную!
    — Благодарю!
    Байкин выпил до дна. Глафира только пригубила.
    — Я приготовлю бесбармак. Сейчас отварю тесто, — и Глафира вышла в переднюю.
    Они сидели долго. Уже стемнело, но света зажигать не торопились. Развалившись на кровати, Кожаш затянул песню:
Ты одна в душе моей,
Лишь тебя одну люблю...

    В это время кто-то вошел, не постучавшись:
    — Кто дома? Глафира, почему света нет? — Щелкнул выключатель, и глазам Петрушкина предстал Кожаш, лежащий на койке, и Глафира, стыдливо оправляющая платье. Байкин лежа протянул ему руку.
    — А-а, это ты, Петрушкин? Здравствуй! Откуда взялся?
    — Да, это я товарищ начальник, — польстил хмельному Байкину Петрушкин, — с работы пришел. Вспомнил, что Глафира просила топор наточить, дай, думаю, зайду.
    Кожаш вел себя, как хозяин.
    — Чего же ты стоишь, Петрушкин? Садись! Сегодня у Глафиры день рождения. Давай, выпьем с тобой за ее здоровье.
    — Да я вообще-то бросил это дело. Но раз вы просите, не могу отказать, — Петрушкин сел к столу. Глафира принесла еще бутылку водки.
    — Наша Глафира умеет гостей принимать, — засмеялся Кожаш, разливая водку по стаканам. — Ну, поехали!
    Кожаш сильно захмелел, путался в словах, нес какую-то дичь. Петрушкин тоже что-то говорил заплетающимся языком, голову ронял на грудь. Кожаш дергал его за плечо:
    — Мы ведь мужчины, верно? Мы имеем право выпить. Обязательно! Даже вот... должны мы... а? Мы же с тобой мужики, а? Ты скажи, имеем право?
    — Нам сидеть за одним столом с большим человеком — большая честь. Вы человек умный, образованный, а вот нами не гнушаетесь. Больших людей отличает простота.
    — Андрей Алексеевич, мы с тобой друзья. А друзья не должны ничего скрывать, а? Казахи таких друзей называют тамырами, а?
    — Конечно, вы верно говорите, товарищ начальник. Я для вас, как пес верный. Куда пошлете, все исполню.
    — Раз мы с тобой тамыры, я тебе должен верить, — тряся головой, Кожаш поднялся с места. — А ты знаешь, сколько у нас дураков? Ненавижу дураков. У-у-у! Я бы их... Знаешь, что они говорят? Они говорят, что Матрену убил ты! Ха-ха-ха! Понял? Ты! Ха-ха-ха!
    Петрушкин сделал удивленное лицо:
    — Я?!
    — Да! Вот где глупость! Да разве такая божья коровка, вроде тебя, может убить? А зачем тебе убивать старуху? Ну, скажи мне! Не нравится баба, можно развестись, а? У нас, браток, если не могут поймать преступника, то за самого пострадавшего берутся. Как это тебе нравится? С этим надо кончать! Но ты у меня смотри! Никому ни слова, понял?
    — Обижаете, товарищ начальник! Вы мне всегда нравились. Я просто восхищаюсь вами. Не в чинах дело.
    — Чин? Если мне нужен будет чин, я завтра же его получу. У меня есть тамыр. Он работает в республиканском управлении. Стоит ему позвонить — и все в порядке, — Кожаш неверной рукой хотел налить себе водки, но это ему никак не удалось. Петрушкин помог наполнить стакан.
    — Андрюша! Брось! Не давай ему больше! Сгорит еще. — Испуганно сказала Глафира.
    Петрушкин зло сверкнул на нее глазами, налитыми кровью:
    — Цыц! Никто еще не умирал от этого! Не болтай!
    ...В комнате глухая темнота. Ставни закрыты. В щели пробиваются иголочки серого света. Кожаш открыл глаза и долго лежал, ничего не понимая. Болела голова, в груди горело. Во рту был какой-то гнилой привкус, горло пересохло. Это состояние было Кожашу знакомо. Он пытался собраться с мыслями, что-то вспомнить, но в голове мельтешили какие-то обрывки, бред. Где был сон, где явь? Ох, как трудно встать! Он протянул руку и пошарил возле себя. Кружка! Поднес ее к запекшимся губам. Тьфу! Это были остатки выдохшейся уже водки и еще бог весть чего. Какие-то крошки. Мерзость!
    — Глафира, где ты? — позвал он. Но ответа не было.
    Снаружи донесся какой-то шум. «Что за крики?» — подумал Кожаш. Поднял голову, прислушался. Когда отворил дверь, яркое солнце ударило ему в глаза. Он прикрыл лицо ладонями, прячась от света.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

    Секретарь партийной организации управления подполковник Колпашников вместе с членами бюро рассматривал заявления, поступившие на Майлыбаева. Присутствовал на бюро и Кравченко. Были вызваны также Анастасия Алтынбаева и Ольга Лукина.
    — Вы знаете Майлыбаева? Раньше встречались с ним? — спросили у Анастасии.
    Глаза ее забегали, она переспросила:
    — Как вы сказали?
    — Вы знакомы с Майлыбаевым?
    — А кто это такой?
    — Вы и в самом деле не знаете его? — удивился Колпашников. — По-моему, вы утверждали, что хорошо знакомы с ним.
    — Вообще-то у меня много знакомых мужчин, но это имя мне ничего не говорит.
    — А Талгата вы знаете?
    — Какого еще Талгата? — задумалась Анастасия. — Нет, не помню и такого.
    В разговор вмешался Кравченко:
    — Вы должны знать капитана Талгата Майлыбаева. В своем заявлении на имя начальника управления вы писали: «Старший лейтенант милиции Майлыбаев позорит имя офицера советской милиции. Он открыто живет с Галиной Масловой...»
    — Господи! Да какое же это преступление? Мужчина же он, в конце концов! В чем же мне его винить?..
    — Погодите! — резко прервал ее уязвленный Кравченко и стал читать заявление: «...Через своего любовника Майлыбаева Маслова знакомится с майором Кузьменко. Вдова становится и его любовницей. Когда преступление Масловой было раскрыто, а сама она была арестована, Майлыбаев, не без помощи Кузьменко, освободил ее и в ту же ночь помог ей бежать. Благодарная Маслова передала ему пять тысяч рублей, которые были поделены между Кузьменко и Майлыбаевым». А сейчас вы говорите, что никогда о нем не слышали. Или вас кто-то подучил так отвечать? Угрожал, может?
    — Вы думаете, я так легко пугаюсь?
    — Гражданка Алтынбаева, мы занимаемся делом очень серьезным, шутки здесь неуместны. Отвечайте как следует!
    — О каком заявлении идет речь? Ничего не понимаю, хоть убейте! — Анастасия посмотрела на Лукину, как бы прося напомнить. Через минуту она сказал: — Ах, я теперь вспомнила! Это же тот парень, о котором говорил Кожаш!
    — Кто это Кожаш? — Кравченко оглядел присутствующих.
    — Как? Вы не знаете Кожаша? — Брови ее удивленно поднялись. — Он же в милиции работает, офицер.
    Подполковник Колпашников догадался, о ком шла речь:
    — Вы, наверное, говорите о лейтенанте Байкине?
    — Конечно!
    — Если вы не знакомы со старшим лейтенантом Майлыбаевым, то откуда вы знаете, что он берет взятки?
    — Кожаш сказал, мы и подписали.
    — Значит, это лейтенант Байкин заставил вас написать клеветническое заявление? — Колпашников посмотрел на Кравченко. Анастасия заметила, что эти двое были удивлены.
    — Кожаш нас попросил, и мы с Ольгой Степановной написали. Он же лейтенант милиции. Уж, наверное, не станет милиционер врать!
    Кравченко, показывая на майора Кузьменко, спросил:
    — А с этим человеком вы знакомы?
    Анастасия оглядела майора с ног до головы, покачала отрицательно головой:
    — Нет. Никогда раньше не видела.
    Подполковник Колпашников, обращаясь к Кузьменко, сказал:
    — Значит, вы, Анастасия Ефимовна Алтынбаева и Ольга Степановна Лукина, написали заявление со слов Байкина? Обе вы ни разу в жизни не видели Майлыбаева и не знаете Маслову? Так?
    Кузьменко спросил:
    — Вы сами не видели, как Майлыбаев брал взятку. Зачем же вы написали об этом?
    — Мы поверили Кожашу, — сказала Анастасия.
    — Все так и было, — подтвердила и Лукина. — Он очень просил, мы и написали. Под диктовку.
    В коридоре послышался шум, крики. Какая-то женщина ругалась с дежурным. Она ворвалась в комнату, где шло бюро и закричала с порога:
    — Чего вы добиваетесь? Это же безобразие! Ваш Байкин сказал, что меня засудят и посадят в тюрьму. До выяснения настоящих виновников он посоветовал мне уехать. Я уехала в Джамбул. Теперь вернулась, а он мне снова покоя не дает. Письмо прислал. Вот: «Не копай себе могилу. Слушайся меня». Прямо-таки стихи написал!
    Подполковник Колпашников взял у нее письмо.
    — Он требует, чтобы я написала, что дала взятку в пять тысяч рублей старшему лейтенанту Майлыбаеву. Иначе грозится сгноить меня в тюрьме. Говорит, что я убила человека. Это кошмар какой-то, — она посмотрела на Кравченко. — Кто тут главный у вас? Можете вы обуздать своего Байкина? Иначе я пойду к комиссару.
    — По-моему, вопрос ясен, — сказал Колпашников, тоже глядя на Кравченко. — С Байкиным надо разобраться. И принять строгие меры.
    В комнату быстро вошел капитан Карпов. Он подошел к майору Кузьменко и прошептал ему на ухо:
    — Горит дом Петрушкина.
    — А где лейтенант Байкин?
    — Не знаю. Уже сутки, как его нет дома.
    Посмотрев на женщин, Колпашников сказал:
    — Вы можете идти по делам. Когда понадобитесь, вызовем.
    Когда они вышли, майор Кузьменко спросил:
    — А где Сигалов?
    — Его тоже нигде нет.
    Колпашников, Кузьменко и Карпов выехали тотчас в поселок мясокомбината. Вокруг дома шумела толпа. В основном здесь были женщины, старики и дети. Дом уже догорал. Сиротливо чернели стены. Пожарные растаскивали тлеющие бревна. Вскоре приехали Насир, Талгат, эксперты из научно-технического отдела. Кузьменко был во дворе, когда к нему подошел Насир.
    — Два дня назад наши работники видели здесь лейтенанта Байкина. Он разговаривал с Данишевской. Вы посылали его сюда?
    — Нет. Он освобожден от этой работы и ему запрещено появляться здесь.
    — Где он сейчас?
    — Ищем. На работу он не вышел. Дома тоже нет.
    Пожарные обнаружили под рухнувшей крышей обгоревший труп. Узнать его было невозможно. Оставив другие дела, эксперты стали обследовать тело, фотографируя его с разных сторон. У трупа отсутствовала левая рука, а культя обгорела. Рослый капитан Карпов заглядывал через головы экспертов.
    — Сгорел, бедняга, — сказал он. Никто не откликнулся на его слова.
    Кузьменко, пытаясь поднять обгорелые доски пола, подозвал Карпова:
    — Посмотрите, какие толстые доски. Прибиты основательно. Очень трудно поддаются. Подсуньте сюда какой-нибудь рычаг, попробуем поднять.
    Вскоре доски были подняты, открылся темный провал погреба. Стенки его были обложены плоскими каменными плитами, плотно пригнанными друг к другу. Кузьменко стал выстукивать каждый камень. Одна из плит издала глухой звук, угадывалась пустота. Сунув в зазор лом, вывернули плиту. За ней обнаружился лаз. Луч карманного фонаря не достигал конца — ход был длинным.
    Кузьменко пополз вперед. В двух-трех местах обвалившаяся земля загораживала ход. Пришлось задержаться, чтобы очистить путь. Ход кончался в овраге, куда местные жители сбрасывали мусор. Когда грязный майор вылез из хода, глазам его предстал не менее грязный Савелий, сидящий на бугорке с широкой ухмылкой на лице.
    — Кого ищете, начальник? — крикнул он.
    — Вы хорошо знаете соседей?
    — Десять лет здесь живу. Когда впервые попал сюда, здесь не только домов, ни одного деревца не было. Весь поселок на моих глазах вырос. Здесь я каждого знаю — и малого и старого.
    — А где этот ваш сосед? — Кузьменко указал на дом Петрушкина.
    — Петрушкин? Ох, и ревнив мужик был! Сгорел от злой ревности!
    — О чем это вы говорите? От какой еще «ревности»?
    — Хитрый вы! Втихаря делаете, а при людях ни о чем и не знаете, такие несведущие, просто ребенки! Зачем же обманывать, мы ведь тоже люди. Если молчим — это не значит, что ничего не видим. Петрушкин не выдержал всего, что на глазах у него творилось, и решил умереть. Есть здесь одна хохотушка, Глафира ее имя. Ну, на рожу она не очень красива, но мужика ублажить может. Ее Петрушкин обхаживал, жениться хотел. А пришел ваш участковый и сломал им всю любовь. Вчера напился и давай, пошла-поехала! Скандал из-за Глафиры начался. Петрушкин-то заревновал, заметно было. А участковый ему: «Это ты убил свою бабу! Я тебя раздавлю, как вшу!» Ну тот испугался, расстроился...
    Вокруг них собрался народ. В толпе скрывался и Байкин. Услыхав слова Савелия, он вышел вперед:
    — Товарищ майор! — закричал он. — Этот гражданин врет! Это же известный пьяница, не слушайте его!
    — Эй ты! Ты кого здесь пьяницей обзываешь? — вскипел Савелий. — Я не больше тебя пью. Сам ты и есть скотина! Ты же только что из Глашкиной постели вылез. Это знают все вот эти люди. Когда меня вчера Глафира позвала, ты же в меня бутылку швырнул и выгнал из дома. Что? Неправда?
    На Кожаша было жалко смотреть. Весь он был помятый и нездоровый. Китель вымазан чем-то, лицо опухшее.
    Раздались голоса в поддержку Савелия:
    — Старик правду говорит!
    — Пить пьет, да зла никому не делает и не врет.
    — Раз его Глафира позвала, он и пошел, надеясь на угощение, а там его чуть не убили... насилу ноги унес.
    — Товарищ майор! Вы оскорбляете мое достоинство офицера милиции, позволяя такие провокационные высказывания. Здесь же собрались одни пьяницы и спекулянты. Вы им не верьте! Я буду жаловаться!
    Кузьменко не выдержал:
    — Какого черта вы здесь делаете? Я же вам приказал держаться подальше от поселка!
    Байкин усмехнулся:
    — Вы напрасно прицепились к Петрушкину, товарищ майор. Он честнее нас обоих, вместе взятых. Смотрите, как бы вам не пришлось отвечать за его смерть!
    Майор сдержался, коротко приказал:
    — Идите сейчас же в управление! Напишите рапорт о своих действиях. Вы поняли?
    Байкин проходил мимо людей с высоко поднятой головой, бросая по сторонам вызывающие взгляды. У пожарища он заметил Талгата. На нем была новая, опрятная форма с капитанскими погонами. Лицо Кожаша перекосилось. Ведь он, Кожаш пришел в милицию гораздо раньше Талгата. Когда появился Талгат, у Байкина уже было две звездочки. Но вот как поднялся Талгат, вырос на глазах. И за что? За какие такие заслуги? А он, Кожаш, все еще лейтенант. Где же справедливость?
    Последним, кто видел Петрушкина, был Савелий. Насир отвел его в сторону, расспросил.
    — Кто из вас начальник? Кто главный? — спросил Савелий. — Покойный просил передать самому большому начальнику... Живые меня не считают за человека, а покойный доверился. Пусть не будет на моей совести, что я не выполнил его волю, — он достал из кармана вчетверо сложенный лист бумаги и передал ее Насиру.
    Насир пробежал бумагу глазами и передал Талгату.
    — Как ты думаешь, это его последнее письмо перед смертью?
    Талгат не спеша прочел:
    «Я — калека, несчастный человек. Не было места, куда бы я ни ходил с заявлением. Справедливости нигде не нашел. Я устал от такой жизни. Во всем виноват майор Кузьменко и его подручные. Они толкнули меня в могилу. А. Петрушкин».
    — Что же мне делать с этим письмом? — спросил Талгат.
    — Сохрани. Потом поговорим.
    — Эксперты еще не пришли к единому мнению. Примерный вариант таков: Петрушкин был сильно пьян и случайно уронил спичку. Возник пожар. Сам он задохнулся в дыму. Или же уронил окурок, тогда загорелось сначала постельное белье, его одежда. Окончательно все выяснить можно только после лабораторных исследований.
    Талгат хорошо изучил Петрушкина. Хотя ему и не приходилось говорить с ним лично, но он составил себе о нем представление — человек хладнокровный и жестокий. Не мог он так нелепо и легко умереть. Петрушкин был довольно высокого роста, а труп оказался ниже, короче, вроде бы и потолще. Но обгорелый ботинок принадлежит Петрушкину.
    Подошел Кузьменко. Брови нахмурены, голос приглушенный, словно виноват в чем:
    — Проглядели! Среди нас, оказывается, нечестный был. Поздно узнали, а то бы не довели до такого дела. С самого начала не надо было вмешивать его в эту работу. Ошибка наша.
    Занятый своими мыслями Талгат не совсем понял, о чем говорит майор.
    Когда все вернулись в управление, Талгат предложил:
    — Петр Петрович! Давайте свяжемся с Госавтоинспекцией — не было ли случаев угона машины? Мне кажется, что дело с пожаром не совсем чисто.
    Насир поддержал Талгата:
    — Пусть проверят все личные машины, — сказал он. — У нас много таких, которые водят машины по доверенности владельца. На них пусть обратят особое внимание. И еще надо срочно выяснить местонахождение парикмахера Сигалова. Кажется, в его гараже нет машины. Следует узнать, куда и с кем он уехал.
    Кузьменко засомневался — стоит ли? Труп налицо. Сгорел однорукий. Есть и свидетели. Дело и так сложное. Зачем же запутывать его еще больше? Но все же поднял трубку:
    — Ну что ж, будем искать святого духа.
    Насир рассмеялся:
    — Если надо, будем гоняться и за призраками, Петр Петрович!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

    — Ты, я вижу, совсем еще молодой, а слова у тебя, что иглы острые. Я тебе в отцы гожусь. Ну что ты меня пытаешь, обвиняешь в смертных грехах, которые мне вовсе и не снились? За что мне передали пятьсот рублей, спрашиваешь? А что это за деньги такие даровые? В жизни еще ничего подобного не видел и в руках не держал. Петрушкина не знаю. У меня сын взрослый, как ты, семья, дети. Что же вы мою седую голову перед ними на посмешище хотите выставить? — Тюнин выдавил скупую слезу. — У тебя есть будущее, надежды, все! А у меня ничего не осталось. Доскрипеть бы что положено. Отпусти меня, прошу тебя!
    Талгат уже второй раз вызывал Тюнина и допрашивал его. Киоскер все отрицает, не хочет признать ничего. Первые его показания были записаны на магнитофонную ленту. Сегодня он повторяет то же самое.
    — Конечно, сила на твоей стороне, власть у тебя. Может, и кулаки в ход пустите, чтобы своего добиться? Но моя совесть чиста. Ваш сфабрикованный протокол я не подпишу.
    — Гражданин Тюнин, я же не придумываю сам протоколы. Ваши ответы записаны слово в слово. Вот что вы говорили, послушайте, — Майлыбаев включил магнитофон, и Тюнин услышал свой голос. — Или вы пытались ввести следствие в заблуждение?
    — Что вы? — замялся Тюнин. — Я говорю лишь то, что знаю.
    — Вы только что говорили, что у вас есть взрослый сын. Как его зовут? Где он работает?
    — Мальчик от первой жены. После развода он остался у матери, я платил алименты. Сейчас он где-то в Сибири прорабом работает. Вторая жена у меня ревнивая очень, если о сыне хоть слово услышит, сразу начинает кричать, что я и сейчас с его матерью связь поддерживаю. А годы у нас уже немалые. Старому человеку покой дорог.
    — Вы пятьсот рублей у Петрушкина ради покоя взяли?
    — Ты меня зря не пугай. Не думай, что на крючок твой поймаюсь. Нехорошо ты поступаешь.
    — Вы не хотите отвечать на мой вопрос?
    — На клевету у меня нет ответа.
    — Гражданин Тюнин, значит, вы утверждаете, что не знакомы с Петрушкиным?
    — Я такого человека не знаю.
    Талгат позвонил. Вошел старшина.
    — Пригласите свидетеля Танатарова!
    Вошел Хаким. Он посмотрел на съежившегося Тюнина, потом на Талгата. Где-то он уже видел этого парня. Да, конечно, это тот самый, что перед гостиницей встретился, курить еще не умел. Рядом с ним была тогда совсем юная девушка. Когда парень покупал газеты, девушка сидела на скамейке...
    Талгат понял, что Хаким узнал его, но не подал вида.
    — Танатаров, вы знаете этого гражданина?
    Хаким повернулся к киоскеру.
    — Я его хорошо не знаю, но один раз встречался.
    — Где и при каких обстоятельствах произошла встреча?
    — Я этого субъекта не знаю. Пусть не врет! — крикнул Тюнин.
    — Спокойно, гражданин Тюнин! — прикрикнул Талгат и, обратившись к Хакиму, сказал: — Продолжайте!
    Хаким Танатаров подробно рассказал обо всем, что уже было известно Талгату.
    — Когда я передал ему деньги, этот киоскер и говорит: «Передай Петрушкину, пусть будет осторожен. За ним следит милиция».
    — Хватит! Довольно! Я сам все расскажу! — И Тюнин зло взглянул на Хакима, а когда тот выходил, он буркнул себе под нос: «Сука! Грязная сволочь!» Хаким резко обернулся. Увидев, что Талгат встал с места, он молча вышел.
    — Говорите, гражданин Тюнин, я вас слушаю.
    — Простите, гражданин следователь. Я и в самом деле знал Петрушкина. Но он человек темный, я всегда боялся, что меня впутают в какую-нибудь страшную беду...
    — Как вы с ним познакомились?
    — С Петрушкиным я познакомился на «хитром» базаре — за мясом ходил. Я пришел туда в самый разгар торговли. Прямо посреди базара стоит пивнушка. Я купил мяса и зашел выпить кружку пива. Народу там было полно. У самого окошечка стоял однорукий человек. Я попросил его взять пива и мне, дал ему денег на две кружки. Когда он взял пиво, то как-то само собой получилось, что мы оказались вместе. Взяли потом бутылочку. Выпили. Познакомились. Он тогда только строил тот свой большой дом, жаловался, что денег на шифер не хватает. Я занял ему пятьсот рублей. Потом он стал оттягивать время, отдавать не спешил.
    — Танатаров принес вам эти деньги. За что же вы его сволочью назвали?
    — Это очень плохо, когда в денежные дела вмешивают постороннего.
    — Ваше знакомство с Петрушкиным и долг в пятьсот рублей — это выдумка.
    — Мне больше нечего сказать. Я виноват, что помог человеку?
    — Вы говорите о том доме Петрушкина, который сгорел?
    По лицу Тюнина прошла усмешка. Он посмотрел прямо на Талгата.
    — Так у этого несчастного сгорел дом? Это для меня новость. Не везет бедняге.
    — Почему же Петрушкин не вернул вам деньги сам, а передал их через Танатарова?
    — Этого и я не понимаю. Спросите у него самого, — Тюнин искоса, украдкой наблюдал за выражением лица следователя. Талгат спокойно ответил:
    — Петрушкин находится сейчас в больнице.
    — А что с ним случилось? Он жив?
    — Уже поправляется. На днях устроим вам встречу. Смотрите, как бы вам трудно потом не пришлось.
    Кузьменко и Насир в соседней комнате, включив динамик, слушали показания Тюнина. Когда Талгат сказал Тюнину о том, что дом Петрушкина сгорел, они были недовольны, считая, что тот совершает ошибку. Объяснили это неопытностью. Но потом поняли, что Талгат опередил Тюнина, который непременно потребовал бы очной ставки с Петрушкиным.
    Талгат встал с места.
    — Хорошо, поверим вашему рассказу. Но почему вы, получая долг, просили предупредить Петрушкина, что милиция напала на его след? Судя по всему, на совести Петрушкина есть какое-то преступление. А вы знаете и скрываете.
    — Гражданин следователь, я о его преступлении ничего не знаю.
    — Может быть, он знает что-нибудь про ваши дела?
    — Бросьте, я-то что сделал?
    — Об этом лучше расскажите сами.
    — Я честный человек.
    — Скрыть преступление — значит стать его соучастником. Если вы это забыли, то напоминаю. Раньше вы работали в аптеке, так? И тайно изготовляли и сбывали таблетки, прерывающие беременность. Хотели нажиться на этом. Однажды женщина, купившая у вас «лекарство», скончалась. Тогда, к сожалению, не удалось установить, что таблетки она получила от вас.
    Тюнин погладил свои колени:
    — Я никому не давал ядов. Те таблетки, что я готовил и продавал, совершенно безвредные.
    — Вы, по существу, убили человека. И теперь снова совершаете преступление.
    — Петрушкин, узнав, что я работаю в аптеке, попросил меня достать кое-какие лекарства...
    — И поэтому вы решили любезно предупредить Петрушкина, что милиция напала на его след? Послушайте, Тюнин, и у лжи есть границы. Сначала вы долг выдумали, а теперь приплели и аптеку. Нет, не для этого вы ему были нужны.
    — Если я скажу все, меня простят?
    — Это решит суд.
    — Гражданин следователь, я верю в гуманность и справедливость советского закона. Я думаю, что суд учтет мое чистосердечное признание. Я же вам говорил перед этим, что все мои несчастья начались с этого «хитрого» базара. Выпив водки и пива, мы с Петрушкиным пошли к нему домой. Старуха у него была женщина смирная. Посидели у него немного. Под конец Петрушкин сказал, что ему очень нужно лекарство, которое сразу усыпляет, если его понюхать. Я согласился достать ему. Он развеселился и сунул мне в карман пачку денег, сказав при этом: «Пригодятся, возьми на молочишко». Дома я стал считать деньги — ровно тысяча рублей. На следующий день Петрушкин пришел ко мне на работу. Я испугался, что он станет требовать свои деньги обратно — мало ли чего не сделает человек по пьянке? Но он даже не заикнулся о деньгах. Просто спросил, когда будет готово лекарство. Однажды он пригласил меня погулять за город. За выпивкой он сказал мне: «Ну, спасибо тебе, купец! С твоей помощью я избавился от старухи». «Что ты говоришь? Как?!» — испугался я. А он меня стал успокаивать: «Да ты не бойся! Никто ничего не узнает. Она глубоко запрятана. Она в последнее время стала строптивой и злоязычной, угрожает мне». И он странно так засмеялся. Мне захотелось бросить ему в лицо проклятые деньги и бежать прочь. Но бежать было уже поздно, убийство было и на мне. И еще... я уже боялся его. Думаю, старуху не воскресишь, а нам надо жить. После этого я долгое время не видел Петрушкина. Хотелось забыть совсем, что на свете вообще существует такой человек. Когда неизвестный человек оставил мне две пачки сигарет, я не думал, что придет за ними Петрушкин.
    — А там в самом деле сигареты были?
    — В одной пачке был зеленоватый порошок, похожий на купорос. Во второй пачке были сигареты.
    — Почему вы это скрыли на первом допросе?
    — Раньше я не думал, что милиции известно так много. Надеялся выкрутиться. Да и побоялся.
    — Лучше скажите, что скрыли преступление.
    — Нет, скрыть ничего нельзя, рано или поздно все становится явным, и человеку не уйти от ответа. Это как бумеранг. Если ты сделал зло, оно вернется еще большим злом и падет на твою же голову. Я убежден в этом и... Я устал. Я признаю свою вину.
    — А дальше?
    — Когда к киоску подошел Петрушкин и потребовал сигареты, я был поражен. Я был рад избавиться от этого таинственного груза. «Ты не открывал?» — спросил он. «Я вообще равнодушен к табаку», — отмахнулся я. Он испытующе посмотрел на меня, и я почувствовал ужас кролика под взглядом змеи. Но вида не показал. Я тогда уже понял, что Петрушкин ведет еще какую-то скрытую, зловеще-темную жизнь. «Ты знаком с фармацевтами, — сказал он, — мне нужно лекарство. В долгу не останусь». Отказаться я уже не мог. Рецепт был записан на бумажке, заклеивающей пачку денег. Компонентов требовалось много, и приготовление было сложным. «Лекарство» получилось похожим на сахарную пудру, только слегка коричневатую.
    — Кто у вас забрал лекарство?
    — Напротив гостиницы в парикмахерской работает мастером один человек. Ему я, по приказу Петрушкина, и отнес порошок.
    — Вы были знакомы с парикмахером?
    — Нет.
    — Петрушкин вам за это заплатил?
    — Да. Эти деньги и принес Корноухий.
    — Ваша это «пассивная» помощь привела к гибели двух человек. Это очень тяжелая вина.
    — Гражданин следователь, откуда мне знать, кто о чем думает и что собирается делать? Раз человек очень просил, а я мог выполнить его просьбу, то почему бы и не помочь ему? Надо же и нам жить. А попробуй поживи на одну зарплату! И не написано на деньгах — честные они или темные. Разве я думал, что совершаю что-то ужасное, оказывая небольшие услуги и принимая за это деньги? А после беседы с вами... Боже! Какой я глупец!
    После того, как Тюнина увели, капитан Майлыбаев прошел в комнату, где сидели Кузьменко и Насир. Майор встал, пошел ему навстречу.
    — Хорошо, Талгат, ты умно все сделал. Теперь стало ясным многое. Выходит, Петрушкин сначала усыпил жену, а потом хладнокровно убил. А может, это было не так?
    — Об этом мы могли бы узнать раньше, если бы арестовали и допросили Петрушкина в свое время.
    — В то время у нас не было столь веских улик, чтобы предъявить ему такое серьезное обвинение. Без признаний Тюнина дело бы так и не сдвинулось с места.
    Насир слушал, не вмешиваясь в разговор. Он был занят изучением результатов экспертизы. Не поднимая головы от бумаг, он сказал:
    — Здесь говорится о различиях пепла человека и пепла дома, то есть бревен, досок, тряпок и так далее. Труп сгорел при очень высокой температуре. Пепел мелкий. А пламя, охватившее дом, не могло быть таким жарким.
    — Не думаете же вы, что человек возникнет из пепла подобно Фениксу? — покачал головой Кузьменко. — Человек умер. От того, что мы исследуем его пепел, он не встанет и не расскажет нам о своих делах.
    Насир повернулся к Талгату:
    — А вы как на это смотрите?
    — Зачем понадобилось Петрушкину лекарство, которое он заказывал киоскеру в последний раз? Не горючее ли это, а не лекарство? Я об этом подумал, когда Тюнин давал показания. Может быть, кто-то специально сжег труп на очень сильном пламени? Отсюда и результаты экспертизы.
    — Я тоже так думаю, — кивнул головой Насир.
    — Если это не Петрушкин, то кто же? — удивился Кузьменко.
    Насир поднял голову:
    — Мы только вчера получили материалы из центрального архива. Мы думали, что разыскиваемый нами Штерн не имел каких-либо физических изъянов и был человеком здоровым. Мы знали, что он был ранен в грудь и в руку. Есть люди, которые сами это видели. А он же пошел на то, чтобы воспалить рану на руке и создать необходимость ампутации. А потом сделал пластическую операцию, основательно изменившую его внешность. Так он мог не опасаться быть случайно узнанным кем-нибудь из свидетелей его злодейств. Но все же, он это знал, будут искать его следы. В то, что он так легко сдался и умер столь нелепой смертью, я не могу поверить.
    — Сгоревший — уж не Сигалов ли это?
    — Нет, Сигалов жив-здоров. Посмотрите на это, — и Кузьменко положил на стол телеграмму от Сигалова. Была она послана из поселка Илийск на имя кассирши парикмахерской. Сигалов сообщил, что задерживается из-за поломки машины. Просит ее написать от его имени заявление о предоставлении ему трехдневного отпуска без содержания.
    Кузьменко, заметив сомнение на лице Талгата, спросил:
    — Ну, что ты скажешь на это?
    — А телеграмму отправил сам Сигалов?
    — Это нам неизвестно. Но отправлена она от имени Сигалова. Если Петрушкин жив, я думаю, он не стал бы рекламировать свой маршрут.
    Насир прошелся по комнате, заложив руки за спину. Остановившись возле Кузьменко, сказал:
    — А все же, Петр Петрович, по-моему, эту телеграмму отправил не кто иной, как Петрушкин. Полагаю, что события развивались так: Петрушкин, узнав от Байкина, что милиция напала на его след, дал им обоим с Данишевской снотворное, а сам срочно вызвал Сигалова. Просит того приехать на машине. Сигалов выполняет распоряжение шефа и едет к нему. Усыпив и его привычным способом, он убивает Сигалова, отрезает ему руку, сжигает его труп. Закончив все эти приготовления, он поджигает дом и через подземный ход выбирается наружу, садится в машину Сигалова.
    Раньше они часто ездили вдвоем на Или. Человек в трудных обстоятельствах невольно следует привычным путем, сам того не сознавая. Вот и Петрушкин едет прямо к Или. Добравшись до Илийска, он понимает, что в этом направлении скрыться будет невозможно, так как на пути его нет больших населенных пунктов, где он мог бы затеряться. Чтобы выиграть время, ему нужно обмануть преследователей. Что же он предпринимает?
    — Ему не остается ничего другого, как послать телеграмму от имени Сигалова, — сказал Талгат. — Он понимает, что мы будем искать Сигалова.
    — Правильно, — согласился Насир, — Петрушкин жив. Во что бы то ни стало надо его найти.
    — Старик Савелий своими глазами видел смерть Петрушкина. Он передал нам его посмертное письмо. Вы это оставили совсем без внимания, — сказал Кузьменко.
    — Петрушкин отдал это письмо раньше. Возможно, в тот промежуток времени, когда вышел от Глафиры, а Сигалов еще не приехал. Савелий точно не помнит, когда Петрушкин передал ему письмо. Он подумал, что сгорел сам хозяин дома, потому что все на первый взгляд говорило об этом. Кроме того, никто ведь к Петрушкину не приходил. Все это подстроено самим Петрушкиным. Откуда же знать все уловки простодушному Савелию?
    Кузьменко встал:
    — Итак, как прикажете действовать, товарищ майор?
    — Где будем искать преступника?
    — В Илийске его уже, конечно, нет. У него одна дорога — на Фрунзе. Не сомневаюсь, что он вышел на трассу Алма-Ата — Фрунзе — Джамбул — Чимкент — Ташкент.
    — У Петрушкина слишком много особых примет. Открыто передвигаться ему невозможно. Лучше искать его в местах безлюдных.
    — Пожалуй, — задумался Насир. — Какого цвета машина Сигалова? Синяя «Волга?» Пусть проверят, проходила ли такая машина в сторону Фрунзе. Надо срочно объявить розыск.
    Всем постам милиции полетело указание:
    «...Синяя «Волга» АТЖ 58—65. Обнаружив, задержать... «Волга» АТЖ 58—65. Синего цвета... Немедленно задержать...»
    Этот приказ пересек границу Казахской ССР, достиг милицейских постов Киргизии и полетел дальше.
    Через час Кузьменко с Талгатом выехали во Фрунзе.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

    Талгат открыл глаза. Все вокруг слепило белизной. Лежал он на белоснежной постели. Рядом с ним сидела девушка в белом халате.
    — Это ты, Сауле? Где я нахожусь? — Талгат хотел поднять голову, но все тело было сковано свинцовой тяжестью. Левую сторону груди иглой пронзила острая боль.
    С разрешения врача Сауле дежурила у постели Талгата, сменяя медицинскую сестру. Три дня капитан не приходил в сознание. Когда Сауле обратилась к врачу, оперировавшему Талгата, с вопросом будет ли он жить, врач сказал:
    — Он потерял много крови. Мы сделали все, что в наших силах. Теперь все зависит от его организма. Борьбу за жизнь поведет он сам.
    Когда Талгат заговорил, Сауле заплакала от радости.
    — Почему ты плачешь, Сауле?
    — Так... просто... Вам не больно? — Сауле поправила одеяло и кончиками пальцев вытерла слезы. Глаза ее огромные, черные, глубокие и чистые, сияли счастьем. Талгату ее лицо показалось прекрасным. Нет, не той грустной красотой печальных мадонн, а теплой и веселой жизненной красотой, простой и понятной, от которой человека преполняет огромная нежность, такая, что хочется петь и плакать. Талгат взял ее руку и стал гладить тонкие пальцы. Он попытался вспомнить, как попал сюда, в больницу. Кажется, с тех пор прошло уже несколько дней. И тогда он тоже видел Сауле. Конечно же, видел. Когда они с майором Кузьменко выезжали во Фрунзе, Сауле вышла их проводить.
    — Счастливого вам пути! Возвращайтесь скорее! — сказала она, пожав им руки.
    В тот день, когда они выехали во Фрунзе, оперативная группа под руководством Насира уже была там. Им удалось узнать примерное направление, которое избрал Петрушкин. Двое суток назад синяя «Волга» прошла по направлению к Курдаю. Водитель был один. Заметили машину потому, что при выезде из города «Волга» столкнулась с телегой, возившей пиво в столовую. В результате была разбита фара, поцарапано и слегка помято крыло. Но машина не остановилась, а последовала дальше. Арбакеш был рад, что шофер не затормозил и не поднял шума. Оперативной группе без труда удалось установить, что за рулем сидел Петрушкин. Машина, получившая такие особые приметы, уже не могла идти по оживленной трассе и свернула на проселочную дорогу, где движение редкое. Машину начинают искать на всех малых дорогах. Наконец ее удалось обнаружить — совершенно разбитую — почти у самого перевала. Пустую. Куда мог скрыться водитель? В ближайшие населенные пункты ему заходить нельзя. Его там сразу заметят. Значит, только в город? Решили, что его надо искать в городе, куда он рано или поздно придет. Талгат сомневался в том, что Петрушкин задержится здесь. Город ему не был знаком. В гостинице остановиться он тоже не мог. Ему придется вернуться в Алма-Ату. Там есть знакомые, надежные связи. Там легче будет скрываться. Когда Талгат высказал это мнение, Насир его поддержал.
    — Он, полагает, что его будут искать где-то здесь, раз нашли разбитую машину, попытается пустить нас по ложному следу. Талгат прав, его здесь уже нет.
    Когда Насир связался с Алма-Атой, генерал тоже согласился с таким предположением, но приказал оставить группу оперативников и во Фрунзе, чтобы продолжать поиски. Посоветовал особое внимание обратить на дорогу, ведущую из Фрунзе в Джамбул.
    В тот же день Насир с Талгатом вернулись в Алма-Ату. Во время многодневной слежки за Петрушкиным Талгат не заметил, чтобы тот заходил в какой-нибудь дом или ночевал где-нибудь. Но он узнал, что любимым местом Петрушкина была чайная в Тастаке, носившая неофициальное название «Голубой Дунай». После каждого выхода в город он непременно заворачивал в эту чайную пообедать. Здесь он долго пил пиво, перебрасывался шутками с буфетчицей, разбитной вдовой.
    Веселая и приветливая раньше буфетчица очень переменилась, стала подозрительной и осторожной, боязливой и резкой. Это сразу заметил Талгат и подумал, что все это не случайно. А что, если Петрушкин скрывается в доме буфетчицы? Сначала Талгат хотел поговорить с этой женщиной в открытую, но потом раздумал. Если женщина любит Петрушкина, она будет защищать и выгораживать его до конца. Значит, надо было окружить ее дом и, выбрав удобный момент, войти и задержать Петрушкина. Буфетчица, уходя из дома, запирала дверь на замок, а на улице оглядывалась по сторонам, чтобы узнать, не следит ли кто. Видимо, она выполняла инструкции Петрушкина.
    Что делать? Решили устроить ложный пожар. Обмотанные паклей шесты обливаются керосином и зажигаются. Пламя факелов подносится к окнам и поднимается крик: «Пожар! Горит!» По логике, все, кто был в доме, должны покинуть его, выйти во двор, а значит, обнаружить себя. В этой суматохе надо было задержать преступника. Талгату это дело показалось интересным и в то же время похожим на детскую игру. Огромные языки пламени в ночи создавали иллюзию настоящего пожара. Буфетчица с воплем выбежала во двор, а Петрушкин вышиб ногой окно и выскочил через него. Он скоро понял, что это был фальшивый пожар и, стреляя в каждую тень бросился в сад. В это время из соседнего дома выбежал ребенок. Сверкая любопытными глазенками, он захлопал в ладоши. Талгат успел закрыть малыша телом, и в этот самый миг блеснул огонь. Что-то тупое и горячее с силой толкнуло его в грудь. И Талгат упал. Падая, он успел выстрелить в темноту. Зрение его на миг обострилось, и он увидел, как выпал пистолет из руки Петрушкина. А потом пришла тьма...
    Слабой рукой пожал Талгат пальцы Сауле.
    — Я долго лежу здесь?
    Сауле взяла его руку и прижала к груди.
    — Нет, вы просто спали.
    В палату вошел врач. Он проверил пульс, положил ладонь Талгату на лоб.
    — Ну вот! — сказал он довольно. — Самое страшное позади.
    Обращаясь к Сауле, сказал:
    — Больному нельзя много разговаривать. Ему необходим абсолютный покой. Прошу вас проследить за этим.
    В коридоре ожидали Насир и Кузьменко. Врач, проходя мимо, задержался, помолчал и сказал ворчливо:
    — Я разрешаю только поздороваться с ним. Разговаривать ему нельзя. Он еще очень слаб.
    — Я сегодня уезжаю. Разрешите зайти на минуту. Надо его ввести в курс дела, а то измучается, — взмолился Кузьменко.
    — Хорошо, три минуты, не больше.
    Насир в палате не задержался. Он, улыбаясь, пожал Талгату руку и, подмигнув, вышел. Когда к его кровати подсел Кузьменко, Талгат спросил:
    — Петрушкин сознался в убийстве своей жены?
    Кузьменко посмотрел в сторону двери:
    — Талгат, тебе нельзя разговаривать, а то меня врачи выгонят отсюда. Я буду сам тебе рассказывать, а ты только слушай. Договорились?.. Петрушкин пытался вовлечь в свои темные дела и Матрену Онуфриевну. Та категорически отказывалась, угрожала ему разоблачением. Испуганный Петрушкин боится, что она успела рассказать все Масловой. Когда они вернулись домой, он усыпляет ее и отрубает ей топором голову. Хоронит он ее под цементным порогом сарая. Сначала он хотел сжечь труп, но, видимо, передумал. Труп уже успел наполовину разложиться. Когда тело извлекли, Глафира не выдержала, закрыла лицо руками, разрыдалась и убежала к себе. Жалею, право, глупую девчонку. Когда я пришел к ней на следующий день, ее дома не оказалось. Она совсем уехала из города. Куда, пока не известно. А вот о туристе, у которого «украли» чемодан, кое-что удалось узнать. Это был специальный связной, который приехал к Петрушкину. Вот и все пока. Остальное узнаешь потом. Время, которое мне отпустил врач, вышло. Ну, поправляйся, Талгат. Я сейчас еду в Покровку. Тех бандитов еще не поймали. Вернусь — поговорим. До свидания!
    Кузьменко не торопясь вышел из палаты.
Талқылау
Пікір қалдыру
Пікірлер (0)
Түсініктеме
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Кемел Тоқаев (1923 — 1986) - жазушы. Ұлы Отан соғысының ардагері.
"Ақпараттық-технологиялық орталығы "РМР" Қоғамдық қоры